152-мм гаубицы М-10 и Д-1 | Военное оружие и армии Мира

152-мм гаубицы М-10 и Д-1

Боевые машины, вооруженные 152-мм гаубицей обр. 1938 г.

В ходе Советско-финской (Зимней) войны 1939-1940 гг. у РККА возникла надобность в боевой машине с мощным вооружением и бронированием для разрушения вражеских железобетонных долговременных фортификационных сооружений огнем прямой наводкой. Конструкторские коллективы ленинградского Кировского завода и завода №185 для решения этой задачи в конце 1939 — начале 1940 гг. создали специальные модификации тяжелых танков, разработанных ранее на своих предприятиях.

Специальное конструкторское бюро СКБ-2 ЛКЗ под руководством Ж.Я. Котина в сотрудничестве с АОКО (артиллерийским особым конструкторским отделом) Мотовилихинского завода спроектировали башенную установку MT-1 гаубицы М-10 для однобашенного танка КВ. Коллектив ее разработчиков на Л КЗ возглавил Н.В. Курин. Незамедлительно последовала реализация проекта в металле, и в феврале 1940 г. два прототипа КВ с большой башней успели принять ограниченное участие в боевых действиях. Впоследствии эта машина была запущена в серийное производство и продолжала совершенствоваться: для нее создали пониженную башню меньшей массы по сравнению с предыдущим вариантом. Установка орудия для новой конструкции башни получила индекс МТ-2. В 1941 г. название танка со 152-мм гаубицей сменилось на более привычное для сегодняшнего дня — КВ-2.

На ленинградском заводе №185 под руководством Л.С. Троянова был разработан проект двухбашенного танка прорыва T-100Z, также имевший в качестве основного вооружения гаубицу М-10. Башню с вооружением изготовили к апрелю 1940 г., когда советско-финская война уже закончилась, но на шасси базового Т-100 ее не устанавливали. Зато есть данные об использовании этой башни в качестве ДОТа на подступах к Ленинграду.

152-мм гаубицы М-10История развития этих боевых машин, которые тогда называли артиллерийскими танками, а сейчас классифицируют как штурмовые, описана в литературе достаточно полно.

Но, несмотря на это, в описаниях вооружения КВ-2 царит форменная неразбериха. Авторы сходятся только в двух вещах. Первой из них является тот факт, что КВ-2 оснащался 152-мм танковой гаубицей обр. 1938/40 гг., именуемой также М-10, М10-Т или М-10Т. Вторым общим моментом является констатация необходимости ведения огня только с места в связи с опасениями поломок моторно-трансмиссионной группы танка из-за ударных нагрузок при выстреле. Что же касается баллистических свойств, используемых боеприпасов, различий с буксируемым вариантом — либо молчание, либо данные сомнительного характера даже в серьезных исторических исследованиях. Проблема заключается в том, что практически не сохранилось технической литературы того периода, детально описывающей как КВ-2, так и 152-мм гаубицу М-10. Достаточно сказать, что даже в капитальном труде А. Б. Широкорада нет информации ни по начальной скорости, ни по дальности стрельбы применительно к 152-мм гаубицам обр. 1938 г. и обр. 1943 г.

Начать следует с цитирования первого тома авторитетного издания Отечественные бронированные машины. XX век. В разделе, посвященном КВ-2, говорится: Основным оружием танка, предназначавшегося для прорыва сильно укрепленных оборонительных полос, являлась 152.4-мм гаубица М-10 обр. 1938/40гг., имевшая начальную скорость снаряда 530 м/с. (…) Для стрельбы использовались бронебойный снаряд с начальной скоростью 436 м/с и бетонобойный (морская граната) (для танка с установкой МТ-1. — Прим. авт.) — с начальной скоростью 530 м/с. (…) При стрельбе использовались осколочно-фугасные и бронебойные снаряды с начальной скоростью 525 м/с и 432 м/с соответственно (для танка с установкой MT-2. — Прим. авт. ).

Монографии М.Н. Свирина и М.В. Коломийца обходят этот аспект истории КВ-2 молчанием. Начальная скорость 530 м/с могла получиться благодаря часто использовавшемуся в документах того времени округлению штатного значения в 525 м/с на полном заряде. Второй возможной причиной расхождения указанных в цитате величин мог быть уже проведенный учет какой-либо из поправок на начальную скорость, например на массу снаряда или температуру метательного заряда при огневых испытаниях М-ЮТ для их конкретных условий. Ошибка отождествления бетонобойного снаряда с морской гранатой очевидна, уточнение в круглых скобках относится к «бронебойному снаряду». Здесь под ним как раз и имеется в виду обсуждавшийся выше 152-мм морской полубронебойный снаряд обр. 1915/28 гг.

В результате, получается довольно интересная картина. Гаубица М-ЮТ могла использовать выстрелы со штатными осколочно-фугасными гранатами ОФ-530 (или бетонобойными снарядами Г-530) и полным зарядом. В боекомплекте также допускалось наличие выстрелов с морскими полубронебойными снарядами, начальная скорость которых составляла около 435 м/с. Такое значение в шкале начальных скоростей гаубицы М-10 отсутствует. Однако оно находится в диапазоне между начальной скоростью около 460 м/с для штатного снаряда массой 40 кг с зарядом N? 1 и 410 м/с для того же боеприпаса с зарядом №2. Естественно, что более тяжелый морской полубронебойный снаряд, выпущенный на первом заряде, получит промежуточную между этими значениями начальную скорость.

Стрельба на полном заряде с номинальной начальной скоростью сама по себе исключает упоминаемое в отдельных источниках укорачивание ствола орудия. У прототипа М-10 с длиной ствола в 20 калибров на полигонных испытаниях не происходило полное сгорание заряда, и начальная скорость была меньше по сравнению с его удлиненным вариантом. Таким образом, с уменьшенной длиной ствола указанную в книге величину в 525 м/с будет просто невозможно получить на штатном полном заряде.

Все остальные различия качающихся частей танкового и буксируемого вариантов объясняются естественным путем: перенос оси цапф на люльке для самоуравновешивания орудия, модификация люльки, секторного подьемного механизма и противооткатных устройств под условия работы в ганке, исключение механизма переменного отката, установка телескопического прицела вместо штатного панорамного. В общем, все та же работа, которую Н.В. Курин проделал позже, адаптируя 122-мм гаубицу М-30 для установки в штурмовой танк КВ-9 — предполагаемый наследник КВ-2 в войсках.

Однако в публикациях о боевом применении КВ-2 популярны истории о нехватке штатных боеприпасов, замене их на бетонобойные снаряды и ведении ими огня, невзирая на возможные повреждения вооружения и танка в целом. Артиллеристы до начала войны были надлежащим образом обеспечены 152-мм гаубичными гранатами ОФ-530; кроме того, имелись запасы старых фугасных гранат 533-го семейства. Проблемы танкистов в этом плане могли быть вызваны разве что неадекватным снабжением боеприпасами, которые проходили по чужому ведомству. До поступлений КВ-2 в РККА 152-мм гаубичные гранаты нужны были только артиллеристам, а в хаосе начала войны наладить взаимодействие с их снабженческими службами не удалось. На складах такие боеприпасы имелись, несмотря на боевой расход и потери.

Что же касается бетонобойного гаубичного снаряда, то он по массе и баллистическим свойствам был почти идентичен гаубичной осколочно-фугасной гранате. В таблицах стрельбы данные для них приводятся единым блоком. Небольшая поправка на дальность для бетонобойного снаряда при стрельбе прямой наводкой абсолютно не нужна, так что налицо еще один миф. Однако базой для него как раз могли быть попытки стрельбы морским полубронебойным снарядом на полном заряде. В условиях недостаточной выучки личного состава, плохого или вовсе отсутствующего знания специфики зарядов и снарядов для полевых орудий раздельного заряжания такая ситуация вовсе не выглядит невозможной. Как следствие — поломанные противооткатные устройства, заклиненная башня и возможность сражаться с врагом только путем танкового тарана. При условии, если у КВ-2 двигатель и трансмиссия не вышли из строя от сотрясения при таком выстреле.

Страницы: 1 2

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях