Августовский путч | Военное оружие и армии

Августовский путч

Руководящую роль в попытке государственного переворота сыграл Государственный Комитет по чрезвычайному положению, более известный под аббревиатурой ГКЧП.

Подготовка к созданию ГКЧП и осуществлению переворота началась в декабре 1990 года и осуществлялась под контролем председателя КГБ СССР В. А. Крючкова. Участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ решающую роль. В частности, Комитет государственной безопасности должен был обеспечить: устранение от власти президента СССР путем его изоляции; блокирование вероятных попыток президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП; установление постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, г. Москвы, а также известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания; осуществление совместно с частями Советской армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нем лиц, включая руководство России.

1095305-R3L8T8D-650-51091

ЧЛЕНЫ ГКЧП

В состав Комитета вошло восемь человек. Фактическим руководителем являлся Геннадий Иванович Янаев (1937-2010), с декабря 1990 года занимавший пост вице-президента СССР. Во время событий 19-21 августа 1991 года Янаев был объявлен исполняющим обязанности президента СССР. Ключевую роль в ГКЧП играли руководители силовых структур — министры обороны, внутренних дел и председатель КГБ СССР. Министр обороны Дмитрий Тимофеевич Язов (р. 1924) занимал свой пост с 30 мая 1987 года. Он был участником Великой Отечественной войны, а в послевоенные годы сделал успешную военную карьеру. 28 апреля 1990 года президент СССР М. С. Горбачев присвоил Д. Т. Язову звание Маршала Советского Союза. Это было последним присвоением такого звания в истории СССР. Во время путча по приказу Язова в Москву были введены танки и другая тяжелая военная техника. Однако уже утром 22 августа, сразу после своего ареста и перед первым допросом, он обратился к Горбачеву с записанным на видео посланием, в котором зачитывал письмо и называл себя «старым дураком», сожалел об участии в этой «авантюре» и просил прощения у президента СССР.

Министр внутренних дел СССР Борис Карлович Пуго (1937-1991) был опытным партийным функционером, прошедшим все ступени карьеры в КПСС. На пост министра его назначили 1 декабря 1990 года. Являясь сторонником консервативного крыла в руководстве СССР, Пуго принимал деятельное участие в подготовке путча. Владимир Александрович Крючков (1924-2007) ранее работал в министерстве иностранных дел и ЦК КПСС, а с 1967 года — в КГБ СССР, являясь одним из ближайших соратников Юрия Андропова. Имел большой опыт организации спецопераций, в частности, в 1956 году участвовал в подавлении восстания в Венгрии, а в 1979 году — в подготовке штурма дворца президента Амина в Афганистане. 1 октября 1988 года Крючков был назначен председателем КГБ СССР. Именно он вел основную организационную работу по подготовке путча, с 5 по 17 августа 1991 года организовывал встречи и совещания будущих членов ГКЧП.

Вошел в состав ГКЧП и премьер-министр СССР Валентин Сергеевич Павлов (1937-2003), назначенный на должность 14 января 1991 года и успевший «прославиться» конфискационной денежной реформой 22 января и повышением в два-три раза цен на основные потребительские товары 2 апреля 1991 года. В составе ГКЧП особой решительностью не отмечался. Еще одним высокопоставленным чиновником-членом ГЧП являлся Олег Дмитриевич Бакланов (р. 1932), заместитель председателя Совета обороны при президенте СССР. Именно он 18 августа 1991 года (вместе с генералом В. Варенниковым, секретарем ЦК КПСС О. Шейным и начальником 9-го управления КГБ Ю. Плехановым) летал в Форос к Горбачеву для переговоров о введении чрезвычайного положения в определенных районах страны. Другие члены ГКЧП — председатель Крестьянского союза СССР Василий Александрович Стародубцев (1931-2011) и президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Иванович Тизяков (р. 1926) — являлись сугубо «декоративными» фигурами, не принимавшими активного участия в путче.

СУДЬБА ПУТЧИСТОВ

Все участники ГКЧП (за исключением застрелившегося Пуго) 22-23 августа 1991 года были арестованы, но за решеткой много времени не провели. Уже в июне 1992 года по состоянию здоровья вышел на свободу В. Стародубцев, остальные были освобождены под подписку о невыезде 26 января 1993 года. Точка в деле участников Государственного Комитета по чрезвычайному положению была поставлена 23 февраля 1994 года, когда Государственная Дума Российской Федерации объявила амнистию, приведшую к закрытию дел против них.

Успех путчистов зависел от быстрого взятия под контроль ситуации в Москве. Наличие в составе ГКЧП министров обороны и внутренних дел, а также председателя КГБ — то есть руководителей всех силовых ведомств СССР — должно было способствовать этому.

Утром 18 августа 1991 года Дмитрий Язов провел совещание в министерстве обороны, поставив задачи своим подчиненным подготовить войска для ввода в Москву: командующему войсками Московского военного округа Н. Калинину — 2-ю гвардейскую мотострелковую и 4-ю гвардейскую танковую дивизии, а командующему ВДВ П. Грачеву — 106-ю воздушно-десантную дивизию. Одновременно предпринимались меры к созданию плацдармов путчистов на периферии: в Ленинград, Ригу, Ташкент, Кировабад и Каунас вылетели представители Министерства обороны. Чуть позже аналогичное совещание состоялось в КГБ СССР, во время которого Владимир Крючков приказал направить группы сотрудников центрального аппарата в Латвию, Эстонию и Литву и передал своему заместителю В. Лебедеву список из 69 лидеров демократического движения, за которыми нужно установить слежку, а по получении приказа — арестовать.

В 13:00 делегация во главе с О. Баклановым вылетела на предоставленном Д. Язовым самолете в Крым, чтобы заручиться поддержкой находившегося там М. Горбачева. Встреча с последним состоялась около 17 часов, и на ней Горбачев отказался дать свое согласие. После этого, около 20:00, ключевые фигуры путча — Янаев, Павлов, Крючков, Язов, Пуго, Лукьянов — собрались в кремлевском кабинете премьер-министра, где обсуждали и правили документы ГКЧП.

СИЛОВЫЕ ДЕЙСТВИЯ

В 04:00 19 августа Севастопольский полк войск КГБ СССР блокирует президентскую дачу в Форосе. По распоряжению начальника штаба войск ПВО СССР генерал-полковника Мальцева двумя тягачами была перекрыта взлетная полоса, на которой находились летные средства президента — самолет Ту-134 и вертолет Ми-8. В 6 часов утра средства массовой информации объявили о переходе власти к вице-президенту Янаеву и создании для эффективного управления страной Государственного Комитета по чрезвычайному положению.

В то же время Д. Язов собрал на совещание командующих войсками военных округов, которые были проинструктированы обеспечивать порядок в зависимости от обстановки и усилить охрану военных объектов. «06 остальном, — сказал министр, — узнаете из сообщений радио и газет».

В 08:00 десантники взяли под контроль телецентр в Останкино. Были отключены телепередатчики Российского ТВ, а все каналы перекоммутированы на Первую программу, где передавалось заявление Лукьянова и документы ГКЧП, в перерывах — классическая музыка. Примерно полтора часа спустя началось передвижение по Москве отдельных армейских колонн — грузовиков, БТР и даже танков. Это, однако, не помешало президенту РСФСР Б. Ельцину прибыть в здание Верховного Совета РСФСР, известное как «Белый дом». Хотя спецназ КГБ СССР «Альфа» еще ночью выдвинулся к даче Ельцина в Архангельском, он не имел указаний предпринимать против президента России какие-либо действия и не препятствовал его перемещениям.

С 10 часов утра 19 августа с помощью выделенных по указанию Пуго экипажей ГАИ войска занимают отведенные им ключевые позиции в центре Москвы. Надлежало взять под охрану Центральный телеграф, ТАСС, телецентр в Останкино, радиостанции, ТЭЦ, водонапорные станции, мосты и подъезды к ним. Спецназ КГБ СССР блокирует Манежную площадь и Кремль. Непосредственно у Белого дома располагается бронетехника 137-го парашютно-десантного полка 106-й воздушно-десантной дивизии под командованием генерал-майора А. Лебедя и танки Таманской дивизии.

ШАТКИЙ БАЛАНС

В течение второй половины дня 19 августа стороны не предпринимали сколь-нибудь решительных действий. У Белого дома противники ГКЧП возводили баррикады, готовясь к возможному штурму. Однако к вечеру стали проявляться первые случаи неповиновения военных приказам ГКЧП. Около 22:00 к Белому дому пропустили танковую роту Таманской гвардейской дивизии, заявившую о поддержке российских властей, под командованием майора С. Евдокимова. Это событие было встречено ликованием многих тысяч москвичей. На танках подняли трехцветные флаги. А полтора часа спустя на защиту Белого дома прибыла рота десантников 106-й воздушно-десантной дивизии на десяти БМД. Вместе с ней прибыл и заместитель командующего ВДВ генерал-майор А. Лебедь.

РАЗВЯЗКА

Противники ГКЧП понимали, что, хотя народные массы поддерживают их, военная сила пока оставалась на стороне путчистов. Стремясь предотвратить кровопролитие, в ночь с 19 на 20 августа народные депутаты РСФСР разъехались по дислоцированным в Подмосковье частям, чтобы привлечь их на свою сторону. В 12 часов 20 августа у Белого дома собралось на митинг около 200 тыс. москвичей. Чувствуя поддержку народа, в 17 часов Ельцин издал указ о временном принятии на себя обязанностей главнокомандующего Вооруженными силами на территории России, назначив Константина Кобеца министром обороны РСФСР. Последний, в свою очередь, издал приказы об отмене комендантского часа и возврате войск в места постоянной дислокации.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях