Бессмысленная атака — как англичане в Дьепе были биты

Ранним утром 19 августа 1942 года в бункер Гитлера «Вервольф», расположенный на Украине в 8 километрах от Винницы, пришла телеграмма панического содержания: «Войска англичан высадили десант на побережье Франции в городе Дьеп». Однако, внимательно изучив текст сообщения, начальник генерального штаба вермахта Франц Гальдер, махнув рукой, распорядился не будить «вождя нации».

Британскому льву нездоровится

«He стоит беспокоить фюрера такими пустяками, — заявил вышколенный прусский генерал-полковник. — Пусть отдыхает и набирается сил». Читатель, наверное, спросит: «Как же так? Разве можно проявлять беспечность ввиду такого важного события?» Оказывается, можно! Франц Гальдер был опытным военным и весьма неглупым человеком, и он сразу понял, что десант в Дьепе — это несерьезная атака. Но обо всем по порядку.

К августу 1942 года военный авторитет Владычицы морей изрядно пошатнулся. Знаменитый «лис пустыни» Эрвин Роммель колотил английские войска в хвост и гриву на просторах Африки, выбил их из Тобрука, прогнал из Ливии и гнал аж до самого Египта.

Подводные лодки «Кригсмарине» практически парализовали судоходство в Северной Атлантике. Немецкие подводники ухитрялись топить английские корабли быстрее, чем англичане их строили, и перед Великобританией, как никогда раньше, возникла реальная угроза оказаться в морской блокаде. А что вы хотите? Остров же!

А тут еще японцы, которым Англия сама же фактически построила флот в начале XX века, показали бывшим союзникам, что неплохо научились воевать как на море, так и на суше. Получив по первое число в целом ряде военно-морских сражений в Индийском океане, англичане вынуждены были оставить столицу Бирмы Рангун. Возникла угроза японского десанта на Цейлон. Ожесточенные бои шли на Мадагаскаре, куда в мае высадился — держитесь за стул! — объединенный японо-французский десант, и англичанам пришлось сражаться со вчерашними союзниками — войсками вишистской Франции.

Последнее полено в огонь подгорающей британской гордости добавил Иосиф Сталин. На встрече в Кремле 13 августа 1942 года лидер СССР лично вручил Черчиллю меморандум, в котором содержались упреки Москвы Лондону в отказе открытия Второго фронта в Европе в 1942 году.

Надо было срочно спасать не только престиж страны, но и как-то оправдываться перед русскими. Ну не сообщать же им, что Черчилль дал указание воевать с Гитлером до последнего русского солдата? А значит, надо показать, что время для десанта в Европу еще не пришло, надо чуть-чуть подождать.

Почему именно Дьеп?

Первый вопрос, который возникает, — почему именно Дьеп? Ведь в 1944 году войска союзников высаживались совсем в другом месте. Вопрос, как говорится, — не в бровь, а в глаз. Многие историки полагают, что место высадки было выбрано с таким условием, чтобы десант обязательно провалился. Судите сами.

Читать:  Морская авиация до Второй мировой войны

Сам Дьеп нельзя было назвать важным стратегическим объектом. Он даже с точки зрения выполнения каких-то локальных тактических задач не представлял из себя ничего интересного. На военную цель с большой натяжкой претендовал только порт для рыбацких лодок и паромная переправа. А вот прикрывали все это сугубо гражданское хозяйство четыре батареи полевых орудий, небольшой гарнизон, истребительный авиаполк и радиолокационная станция. Думаете — не ахти какая защита? Но это если вы не знакомы с особенностями рельефа в окрестностях города.

Дело в том, что местность для проведения операции с полным правом можно было назвать противодесантной. Обе стороны гавани были сильно защищены высоким крутым берегом, который обеспечивал обороняющимся доминирующее положение над подходами с моря к пляжу. Путь к берегу со стороны моря преграждали каменистые рифы, сама полоса пляжа была узкой, и за ним тянулась стена длиной в 1,5 км, защищавшая Дьеп от прибоя, с узкими проходами в ней.

Единственный плюс — это то, что ширина Ла-Манша в этом месте составляла всего лишь 130 км, расстояние, которые десантные корабли должны были преодолеть за 8 часов. Кроме того, сам город находился в зоне действия истребительной авиации англичан. Как видите, Дьеп — это не самое лучшее место для высадки десанта.

Очень секретная операция

Однако странности при подготовке к высадке этим не ограничиваются. Дело в том, что десант в Дьепе был настолько «секретным», что о нем не знал даже Объединенный комитет начальников штабов — высший командный орган союзников, руководивший и утверждавший все операции в ходе войны. Более того, подготовка к десанту даже не была оформлена должным образом документально! Многие распоряжения и приказы отдавались устно! Что и говорить, если уж даже собственные разведывательные органы не были в курсе о том, что готовится десант на побережье, занятое противником. Никто не потрудился запросить сводку о силах врага в районе проведения операции. Ну и, так сказать, на сладкое: о том, что проводится десант, не было извещено даже Адмиралтейство! Английский флот был не в курсе, что армия готовится перебросить несколько тысяч человек на тот берег Ла-Манша.

И дорогой читатель, наверное, спросит, кому же было поручено командовать столь «великолепно подготовленной» операцией? О, командующий был что надо — целый адмирал лорд Луис Маунтбеттен, который незадолго до этого был переведен с должности командира корабля Королевского флота и назначен руководителем объединенных операций, будучи подчиненным лично фельдмаршалу сэру Алану Бруку, начальнику Генерального штаба! Чтобы занять это место, Маунтбеттен был повышен разом сразу на 3 звания, став адмиралом в 42 года. Неплохой служебный рост! Впрочем, было за что повышать! Ведь у этого офицера был целый букет… э… нет, не срамных заболеваний, а неоспоримых достоинств! Например, это был человек безумной храбрости. Маунтбеттен настолько смело смотрел в лицо опасности, что потерял подряд три эсминца, которыми командовал. Ходят слухи, что в команде последнего эсминца некоторое время шли споры — так ли уж обязательно вылавливать из воды плавающего в ней командира корабля или же оставить его там?

Читать:  Голландская операция «Маркет Гарден»

Кроме того, Луис был большим специалистом по части саморекламы, подавая себя как молодого и дерзкого героя, способного дать отпор немцам и скрасить британцам горечь поражений. Эх, какая жалость, что в те времена не было интернета! Сейчас бы он стал героем ютуба и фейсбука, громя врагов тысячами на страницах социальных сетей. В разгар военных действий его можно было видеть позирующим перед камерой на съемочной площадке агитационного фильма «Там, где мы служим».

Ну и, наконец, главное, Луис Маунтбеттен был кузеном самого короля и доверенным лицом премьер-министра Уинстона Черчилля. Что и говорить — крайне достойный офицер! Вот так жил отважный капитан, что не только увидел много стран, но и разработал план операции по высадке в Дьепе.

Гладко было на бумаге…

Операцию сначала называли «Крысолов», но впоследствии переименовали в «Юбилей». Разрабатывал ее уже знакомый нам начальник управления морских десантных операций адмирал Луис Маунтбеттен.

Перед самым рассветом отряды диверсантов должны были захватить и вывести из строя батареи тяжелых орудий, защищавшие Дьеп. Незадолго до высадки десанта планировалось нанести два ложных удара по городкам Пурвиль и Пюи, чтобы отвлечь на них силы немцев. Тем временем основные силы при поддержке танков высаживаются на берегу, перегруппировываются на набережной, попутно подавляя сопротивление, и захватывают Дьеп. В случае успеха операции планировалось развитие наступления на аэродром истребителей люфтваффе и штаб-квартиру 302-й пехотной дивизии вермахта. К вечеру задействованные в операции силы предполагалось отвести к берегу, погрузить на десантные суда и вернуться на Острова. В общем, пришли, постреляли и вернулись обратно. Ну чисто на сафари съездили, пострелять «гансов»!

Простой, на первый взгляд, план на самом деле содержал в себе строгое расписание различных боевых действий, которые требовали неукоснительно точного соблюдения времени их выполнения. Все должно было работать как швейцарские часы. И это была ахиллесова пята всей операции. Знаменитый прусский военачальник Гельмут Мольтке как-то сказал: «Ни один план не выдерживает столкновения с противником». И это действительно так. На войне все всегда идет не так, как надо. Поэтому любой оперативный план должен быть гибким, чтобы командиры могли реагировать на изменившиеся обстоятельства. Однако операция «Юбилей» подобной гибкостью похвастаться не могла. Для гарантированного успеха англичанам надо было ознакомить со своими планами немцев и объяснять тем, как они должны были действовать. А то вдруг «фрицы» что-нибудь испортят, как всегда?

Читать:  Итальянская кампания: операция «Хаски»

Было много и других странностей. Например, Луис Маунтбеттен решил не проводить предварительную бомбардировку Дьепа, полагая, что она известит противника о готовящейся атаке. Однако почему-то, отказавшись от помощи авиации, молодой да ранний адмирал не подумал усилить свой десант поддержкой корабельной артиллерии. Хотя буквально через Ла-Манш находился мощный Гранд Флит (британский флот), готовый стереть с лица Земли любые немецкие укрепления.

…но забыли про овраги

Сначала все шло по плану: в три часа утра на расстоянии десяти морских миль от берега корабли легли в дрейф, и солдаты пересели в десантные катера. В радиоэфире сохранялось молчание. Первыми должны были высадиться диверсионно-десантные подразделения. Им предстояло захватить и вывести из строя немецкие батареи.

Однако направленной в район Берневаля к востоку от Дьепа диверсионно-штурмовой группе № 3 не повезло. В 3 часа 47 минут путь десантным катерам пересек немецкий береговой конвой. И, прежде чем британские моряки смогли осуществить обходной маневр, взорвались осветительные снаряды и вырвали из темноты этот участок моря. Момент неожиданности был утрачен. В результате оба фланговых нападения на Пурвиль и Пюи, а также основная высадка в Дьепе уже закончились полным провалом.

На гравийном берегу Дьепа примерно 1500 канадцев из обоих участвовавших в операции полков оказались практически беззащитными перед огнем противника. В течение 90 минут потери личного состава убитыми и ранеными составили 80%. Даже 30 штурмовых танков типа Mk IV Churchill не смогли улучшить положение солдат — за редкими исключениями эти машины так и не смогли преодолеть береговую стену и оказаться на набережной. В половине восьмого утра операция «Юбилей» окончательно провалилась.

Из примерно 6200 участвовавших в проведении операции солдат в свои части вернулись только 1450 человек. Королевский военно-морской флот потерял 500 человек, а военно-воздушные силы — 153 человека, и это были очень тяжелые потери. С немецкой стороны потери составили 600 человек. Генеральная репетиция вторжения закончилась катастрофическим провалом. Зато Уинстон Черчилль мог сообщить Сталину, что время для открытия Второго фронта во Франции еще не пришло, нужно чуть-чуть подождать. Вот такие вот у нас были «союзники».

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о