Бронепоезд «Краина экспресс» — последний из своего рода

Я имел честь провести пару месяцев в военные годы в качестве гостя боевого экипажа бронепоезда «Краина экспресс» на самом поезде в ходе боевых действий, на базе в Книне и на Динарских горах, где книнские железнодорожники выполняли задачи пехоты. Сегодня, спустя годы по завершении войны, члены экипажа БП раскиданы по всему свету. Бывшие воины стали беженцами, а от поезда остались воспоминания и фотоснимки.

В череде событий, которые привели к гражданской войне и исчезновению СФРЮ, 1990 г. был решающим – к власти в Хорватии пришли националисты, которые желали возможно быстрее осуществить национальный государственный проект и вытеснить сербов, которые составляли 12,16% населения республики. В эйфорических тонах говорилось о «чистом» хорватском государстве. Внутри полиции создавались «ядра будущей национальной вооружённой силы».

В 13 коммунах сербы составляли большинство населения, и в них летом 1990 г. ощущалась атмосфера приближавшейся войны. Были созданы независимые политические образования, из которых возникла Республика Сербская Краина (далее — РСК). Из местных подразделений милиции возникали первые добровольческие формирования. Становление структуры, вначале известной как Милиция Краины, «неофициально» поддерживала Служба государственной безопасности Сербии, которая предоставила часть оружия из складов Территориальной обороны (далее — ТО) (это была мешанина вооружения времён Второй мировой войны и американской военной помощи 1950-х гг. — символичным фотографическим отображением того времени были ППШ-41, ППС-43 и «Томпсоны» в руках ополченцев). Из тяжёлого вооружения Милиция Краины располагала всего несколькими зенитными орудиями, изъятыми из батарей, прикрывавших фабрики.

17 августа 1990 г. сербы поставили баррикады из брёвен на подъездных путях к Книну, в Северной Далмации и на подъездах к расположению сербского политического руководства — произошла знаменитая и знаковая в ходе конфликта «Революция брёвен». Тогда ещё не раздавались выстрелы, но война была очевидна и неминуема. Между сербами и хорватами разместились войска Югославской Народной армии (далее — ЮНА), имевшие задание своим нейтралитетом предупредить насильственное развитие кризиса.

Первый инцидент с жертвами произошёл на Пасху 31 марта 1991 г., и дальнейшие столкновения следовали всё чаще и отличались возраставшим ожесточением. Весной-летом 1991 г. Милиция Краины старалась самостоятельно изготовленной техникой увеличить огневую мощь. Человеком со стороны — Франко Симатовичем по прозвищу «Фрэнки», начальником разведки в Службе государственной безопасности, который непосредственно участвовал в организации вооружённых сил РСК (был слух, что в то время он действовал, представляясь журналистом одной из белградских ежедневных газет) — было высказано предложение создать бронепоезд. 21 июня 1991 г. Фрэнки подписал документ «Реализация проекта бронепоездов», в котором предлагал установить три 40-мм зенитки «Бофорс» на три железнодорожные платформы, каждую из которых перемещал свой локомотив. Кроме расчёта пушек, маленькие составы должны были нести по отделению пехотного сопровождения. Каждый из них получал своё направление. Первый со своей базы на железнодорожной станции Бенковац перемещался бы по линии Книн — Бенковац, имея задачей защиту территории и отражение прорыва хорватских сил. Второй поезд, стоявший на станции Голубич вблизи Книна, защищал бы направление Книн — Стрмица — Калдрма — Мартин Брод. Также он был бы резервом в направлении Грачаца. При наступательных действиях состав можно было бы использовать на Дрниш. Третий поезд стоял бы в Грачаце с задачей закрывать направление через область Лику на Грачац и в глубину к Книну. Экипажам поездов предписывалось иметь прямую радиосвязь со штабом, в котором находился сам Фрэнки. Из задуманного был построен всего один БП, однако вооружённый лучше по отношению к первоначальной задумке.

Решение изготовить бронепоезд представляется естественным уже при первом взгляде на Книн, который «врезан» между карстовыми горами и представлял собой крупный железнодорожный узел между «континентом» и далматинским Приморьем. Книнские железнодорожники встали в строй с самого начала сербского восстания. Сперва они были частью сил, известных под названием «Книнджи» — отряда, который Фрэнки сформировал в учебном центре Голубич.

Первоначально железнодорожники создали один поезд с символической защитой из мешков с песком; вооружён он был только «стволами» экипажа. В движение его приводил дизель-электрический локомотив JŽ 664-013. Речь идёт об одном из локомотивов электровозного отделения предприятия «Дженерал моторс» GT-26, на Югославских железных дорогах («Jугословенске жељезнице» кириллицей или «Jugoslovenske željeznice» латиницей — JЖ или JŽ, далее ЮЖ) обозначавшихся как серия JŽ 664 и широко известных как «кенедиевки». Их привозили в готовом виде из Северной Америки или окончательно собирали на фабрике «Джуро Джакович» в Славонском Броде. Суммарно ЮЖ в 1972–1985 гг. получили 85 «кенедиевок», которые ценились за свою мощность, прочность конструкции и надёжность. Эти локомотивы были шестиосными, с индивидуальным приводом на ось, формулы Со-Со, приводившиеся в движение двигателями мощностью 2228 л.с. (данные американского производителя). Максимальная скорость — 124 км/ч. Машина JŽ 664-013 была выпущена в канадском городе Лондон, штат Онтарио, и до войны водила пассажирские и товарные поезда по горам Лики и Далмации.

Согласно первому заданию в июле 1991 г. бронепоезд со стороны Грачаца вошёл в расположение хорватов в местности Штикаде. Потом экипаж задействовался на направлении от Книна к Дрнишу. В то время ЮНА совместно с частями Милиции Краины вступила в непрерывную открытую борьбу с хорватскими силами. Тогда же на основании первого опыта было решено прикрыть поезд бронезащитой, которая обеспечивала выживание экипажа в бою с неприятельской пехотой. В железнодорожной мастерской в Стрмице под Книном на поезде на стены обычных товарных вагонов установили 25-мм броневые плиты. В первоначальной конфигурации поезда вагоны не имели крыш – для защиты от дождя сверху они затягивались брезентом.

Вооружены были два вагона. В первом установили спаренную 20-мм пушку немецкого производства времён Второй мировой войны. Её югославское обозначение – М-38/52 (н) (скорострельность – 560 выстр./мин, дальность стрельбы — 2000 м). Будучи исключительно надёжными орудиями, семейство немецких одно-, двух- и четырёхствольных зениток калибра 20 мм находилось в составе взводов и батарей ПВО, которые в случае войны в составе ТО должны были применяться в основном для защиты крупных заводов. В Книне двуствольную зенитку, предназначенную для фабрики ТВИК, вначале поставили на грузовик ЗиЛ-157 «Книнджей», а потом – на бронепоезд.

На второй боевой платформе находились два ПТРК 9K11 с ракетами 9M14M «Малютка» с ручным наведением. В задней части вагона стоял 40-мм «Бофорс» М-12 британского производства. Он принадлежал к пушкам послевоенного выпуска, полученным ЮНА в 1956 г. из английских излишков. Во время гражданской войны их изъяли из частей ПВО и включили в батареи создававшихся в ходе конфликта войск.

В бойницах, прорезанных в бортовых защитных бронеплитах, стояли 7,92-мм пулемёты М-53 (югославский аналог немецкого пулемёта MG-42, производившийся на фабрике «Застава» в Крагуеваце), которые должны была защищать поезд от неприятельской пехоты, если бы ей удалось приблизиться к составу.

В ходе усовершенствования поезда в него добавился третий боевой вагон, занявший место посередине. Эта дополнительная платформа вооружалась трёхствольной 20-мм зениткой M-55A-3Б-1; посередине также стояла зенитка М-75 — одноствольный вариант только что упомянутой. Обе они были в своё время произведены по лицензии, полученной от швейцарской фирмы «Испано-Сюиза» для выпуска зенитных орудий HSS-804. Строенная модификация выпускалась в большом объёме, тысячами штук, для нужд ЮНА и на экспорт, а одноствольная – для ТО. В качестве дополнительного вооружения третьего вагона стояли два 12,7-мм крупнокалиберных пулемёта «Браунинг» М2НВ, которые ЮНА получала в рамках программы американской помощи в 1950-х гг. Помимо защиты от пехоты, эти пулемёты должны были применяться для обороны от противотанковых ракет (военный опыт показал существование большой вероятности препятствования пулемётным огнём полёту управляемой «Малютки»). Для защиты локомотива ставились кронштейны для двух 7,62-мм пулемётов М-84 (лицензионно производившийся «Заставой» ПКМ). Бронезащита была усилена листами на крыше. Теперь экипаж в случае обстрела противником из миномётов или пехотного оружия мог укрыться внутри вагонов, но прислуга зенитных пушек и пулемётов продолжала размещаться открыто.

После заключительных работ в Стрмице и нанесения камуфляжной окраски железнодорожников направили в зону боевых действий на линии Книн — Дрниш. Системы управления ЮНА и Милиции Краины всё ещё были разделены, о чём свидетельствует приказ от 16 сентября 1991 г. командующего 9-м корпусом ЮНА из Книна, который в 16 часов подписал тогда ещё полковник Ратко Младич, ставивший задачи отсечь Дрниш, обеспечить фланги, выйти на линию Чиста Мала — Велика Глава — Мосеч — Перуча и деблокировать войска ЮНА в гарнизонах Дрниш и Синь, окружённые хорватами. Для решения этой задачи задействовалась 221-я моторизованная бригада, усиленная батальоном танков Т-72 и М-84. Руководитель Краины Милан Мартич в 17:50 того же дня распорядился поддержать ЮНА; между прочим, бронепоезд должен был двинуться от станции Косово и «жестоким огнём» действовать по району Сиверича. В полном соответствии с приказом Младича хорваты были вышвырнуты из Дрниша и отброшены на указанные в документе рубежи (они оставались неизменными до падения РСК в августе 1995 г.). Здесь для бронепоезда больше не было работы. Экипаж состава получил новую задачу — обеспечивать поддержку в боях на ликском направлении, где части ЮНА и Милиции Краины пытались снять блокаду большого склада боеприпасов в Святом Роке.

В период многонедельного пребывания в Лике бронепоезд получил неофициальное название «Краина экспресс». В последующих военных событиях формальный статус состава и экипажа неоднократно изменялся, но прозвище БП оставалось символом для железнодорожников, сражавшихся за Краину.

Во время вывода федеральных вооружённых сил в начале 1992 г. экипаж поезда принимал участие в деблокаде аэродрома Земуник под Задаром. Когда краинские войска укрепили позиции у аэродрома, БП вернулся в Книн. Весной 1992 г. на территории Краины разместились силы ООН, и вооружение требовалось разместить в складах, находившихся под присмотром международных наблюдателей. Тогда же экипаж поезда позаботился об увеличении боевых возможностей «Краины экспресс». На первой боевой платформе спаренный «Флак» заменили 76,2-мм орудием ЗиС-3 (югославское обозначение — М-42). До гражданской войны ЗиСы оставались на вооружении ЮНА и ТО и превратились в очень распространённое средство огневой поддержки у всех воюющих сторон. За ЗиСом на площадке по центру вагона смонтировали два блока 57-мм авиационных НУРС Л-57-016МД. Первые поставки С-5 начались в 1964 г. для вооружения МиГ-21Ф-13 и МиГ-21У, а позднее фабрика «Крушик» из Валева приступила к выпуску по лицензии ракет с осколочной боеголовкой БР-1-57 (эквивалент С-5М) и кумулятивных БР-2-57 (эквивалент С-5К). Стандартные блоки УБ-16 были слишком большими для низкого «клиренса» югославских штурмовиков «Ястреб» и «Крагуй», поэтому пусковая установка производилась с сокращённым количеством направляющих — 12 вместо 16. На бронепоезде подвесные блоки использовались в качестве лёгких РСЗО. На одном из вагонов железнодорожники открыто установили 120-мм миномёт, однако прицепляли этот вагон нечасто.

Работы над составом и перемирие с хорватскими силами не вывели экипаж из борьбы — книнские железнодорожники в составе бригады Милиции Краины участвовали в июне 1992 г. в проводившейся в Посавине операции «Коридор-92», когда объединённые силы Войска Республики Сербской (далее — ВРС) и краинцев открыли дорогу на восток и обеспечили целостность территории Сербской Республики Боснии и Герцеговины.

Задачи по обороне Книна согласно приказу от 27 ноября 1992 г. переходили от Милиции Краины и ТО к только что сформированному Сербскому Войску Краины (далее — СВК). Бронепоезд «Краина экспресс» по новому расписанию стал железнодорожной ротой 75-й моторизованной бригады в составе 7-го Северо-Далматинского корпуса.

Во время создания СВК 21 января 1993 г. хорватские войска заняли район Масленицы и несколько сёл в Равных Котарах. К обороне территории подключились и железнодорожники — они защищали в качестве пехотинцев район Новиграда. От артиллерийского огня погибли двое бойцов, ставших единственной безвозвратной потерей части за всю войну.

Поезд со своим снабжением из Книна переместился на железнодорожную станцию Бенковац, где ожидал постановки задач. Одной оригинально задуманной акцией БП прекратил непрерывную работу хорватской артиллерии по глубине территории СВК и по населённым пунктам. В железнодорожном туннеле рядом с селом Дебеляк в предместье Задара находилась платформа с установленной на ней РСЗО. После пуска ракет она возвращалась в безопасное укрытие, где размещался склад боеприпасов для хорватских войск. Такая заманчивая цель стала поводом для демонстрации возможностей «Краины экспресс» — 2 февраля бронепоезд направился к Задару из Бенковаца, имея в своём составе дополнительный вагон: голову поезда предварял вагон с 3650 кг ВВ и примерно 5 т мелких металлических фрагментов. Огромный импровизированный фугас приводился в действие двумя способами — бикфордовым шнуром или противотанковыми минами, вертикально установленными на внешних, свободных буферах вагона. БП довел вагон до села Надин, откуда участок Бенковац — Задар спускался по направлению к морю. Состав должен был разогнаться, после чего отпустить вагон-бомбу «в добрый путь», придав ему скорость 75 км/ч. «Вагон-бомба» был отпущен перед туннелем у села Дебеляк на подступах к Задару. Влетев в туннель, он взорвался и частично обрушил сооружение.

Бенковац использовался как место базирования и для поддержки разведывательно-диверсионного отряда учебного центра «Альфа» в операции «Хамелеон», в которой краинские воины в селе Шкабрня разбили батальон 159-й бригады Хорватского войска. В конце мая 1993 г. элитные части краинской армии по плану «Оливковая ветвь» должны были зайти в глубину территории, находившейся под контролем хорватских сил, южнее Задара вдоль морского побережья до самого Биограда. На севере оборона от ожидавшегося хорватского контрудара опиралась на железнодорожную линию Бенковац — Задар. От поезда ожидалась защита пути, но политическое и военное руководство приняли решение вывести краинские войска с хорватской территории сразу после их прохода туда, без вступления в боевой контакт с силами противника. После «Оливковой ветви» экипаж бронепоезда был отведён на отдых.

Лето 1993 г. было использовано для новых изменений конфигурации БП. На первый броневагон вместо ЗиС-3 установили 76-мм самоходную пушку М-18. В 50-х гг. по программе американской помощи ЮНА получила 260 М-18. В СВК эти САУ в основном применялись для огневой поддержки батальонов, моторизованных и пехотных бригад. Наряду со всеми комплиментами превосходному 76-мм орудию экипажи не любили М-18 по причине «проблемных» моторов, склонных к возгоранию при запуске. Но эта проблема исчезала при установке машины на поезд, и поэтому одну самоходку выделили для вооружения «Краины экспресс». Кроме пушки, на М-18 оставался 12,7-мм «Браунинг» М2НВ, предназначенный для защиты головы состава.

На борта были навешены противокумулятивные экраны, выполненные из армированной резины. Между ними и броневыми листами железнодорожники поместили щебень как дополнительную защиту от действия кумулятивной струи. Такая защита показала себя очень действенной осенью 1994 г., когда БП снова был использован в боях, на этот раз на Унской железной дороге между Мартин Бродом и Бихачем. В боях на самых подступах к Бихачу бойцы 5-го корпуса Армии Республики Боснии и Герцеговины поразили бронепоезд «Краина экспресс» в переднюю часть второго боевого вагона ракетой «Малютка». Пробивная сила кумулятивной струи была значительно уменьшена бортовым резиновым щитом, установленным справа от зенитки М-55. Всё закончилось лёгким ранением одного члена экипажа и символическими повреждениями поезда. Без резины судьба экипажа сложилась бы значительно печальнее, потому что на пути полёта ракеты находился запас боеприпасов для всего вооружения бронепоезда. Кроме эффективности защиты, опыт этого случая в области тактики использования бронепоезда свёлся к тому, что состав не должен долго находиться в зоне действия средств поражения противника. Именно в те дни БП постоянно использовался для огневой поддержки, в основном, с места, что позволило противнику выбрать удачную позицию для стрельбы.

В боях в районе Бихача бронепоезд использовался как усиление от СВК для ВРС после прорыва 5-го корпуса в глубину Республики Сербской вдоль Унской железной дороги и дороги Бихач — Петровац. Мусульманские войска 24 октября 1994 г. неожиданным наступлением «Грмеч-94» отбросили ВРС с позиций под Бихачем и захватили примерно 250 км2 территории. Ответным ударом ВРС и СВК до начала декабря вернули 5-й корпус на исходные позиции. В то время официальным названием «Краины экспресс» было «7-й бронепоезд». Номер соответствовал корпусу — 7-му, штабу которого состав был непосредственно подчинён. На Унской железной дороге поезд появился в окончательной конфигурации — спереди были прицеплены три открытые грузовые платформы (так называемые «контрольные»), на которые должен был прийтись взрыв мин, если они были установлены на полотне. На тех же платформах находились необходимые приспособления и материал, предназначенные для исправления пути. За ними следовали три боевых вагона и локомотив. Командный вагон, вагон для личного состава и платформа менялись местами в разные дни участия поезда в контрнаступлении. Для снабжения и поддержания связи с Книном использовались две автомашины, нёсшие на дверях узнаваемый символ «Краины экспресс».

В одном из многочисленных туннелей Унской линии противник поставил мину, сработавшую при движении в темноте: несколько членов экипажа, включая командира состава, получили ранения. Поэтому в бихачских боях поезд двигался со скоростью пешехода — перед ним шли сапёры, которые искали мины, а экипаж в это время находился в боевых вагонах в полной готовности к открытию огня из скорострельных зениток и пулемётов. При попытке входа в Бихач сильным опорным пунктом неприятельской обороны себя показала Рибичка главица. Войска 5-го корпуса возвели качественные железобетонные укрепления, по которым с поезда вёлся огонь в основном из 76-мм орудия самоходки и 57-мм неуправляемыми ракетами с головного броневагона. Планы по соединению «Краины экспресс» с бронепоездом ВРС, также действовавшим под Бихачем, но на другом направлении, не осуществились. В начале декабря боевые действия прекратились, и поезд вернулся в Книн.

Тем временем хорватские силы продвинулись через горный массив Динара и, обойдя Северную Далмацию, заняли территорию, оборонявшуюся ВРС. Динара с горной стороны круто вздымается ввысь, поэтому расположенные тем оборонительные позиции могли занять лишь пехотинцы. Экипаж поезда с начала 1995 г. вплоть до финального наступления хорватских войск в августе посменно защищал Динару. В части было два полных экипажа: один находился на БП в Книне и отдыхал, а второй в то же время находился на Динаре.

Развитие событий перечеркнуло планы создания броневагона с тремя 88-мм зенитками. Ещё одним неосуществлённым замыслом было (хотя бы в пропагандистских целях) включение в состав паровоза JŽ 33. JŽ 33 — это югославское обозначение немецких локомотивов BR 52, которые после снятия со службы сохранялись в резерве на военное время. В РСК имелись 5 JŽ 33 в Грачаце. Имелась надежда отремонтировать хотя бы один, но этого так и не произошло.

На рассвете 4 августа 1995 г. — в 04:55 утра — на Книн упали первые хорватские снаряды. Они поразили цеха фабрики ТВИК вблизи депо, где находился поезд. Экипаж находился на смене в Книне, пытаясь включиться в оборону Краины. По приказу они вышли на составе на ликское направление. Хорватские войска продвигались на других участках, поэтому конкретных задач бронепоезду не ставилось. Когда государство рухнуло, и судьба СВК была решена, железнодорожники оказались отрезанными. Не желая подпустить противника к составу, они пустили локомотив и вагоны на полной скорости по наклонному участку пути. На одной из кривых между станциями Прибудич и Плавно вагоны слетели с путей (локомотив удержался). Экипаж 7-го бронепоезда в полном составе покинул РСК и продолжил жизнь в качестве беженцев в разных странах мира — от США до Австралии.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *