Эскадренный броненосец «Микаса»

Готовясь к войне с Россией, японские адмиралы задумали заказать в Англии корабли, которые могли бы считаться самыми мощными в мире. Воплощением этих замыслов стали четыре эскадренных броненосца программы 1895-1896 годов, особенно последний из них, получивший имя «Микаса».

Японская амбициозная десятилетняя кораблестроительная программа 1895 года под названием «Гасинсетан» («Настойчивость и решимость») носила явно антироссийский характер. С учетом сделанных в 1896 году дополнений она предусматривала постройку четырех мощнейших броненосцев, шести броненосных и шести бронепалубных крейсеров, 23 истребителей и 63 миноносцев — всего 102 боевые единицы общим водоизмещением около 200 тыс. т! Поскольку собственная промышленность в Японии оставалась весьма слабой, большинство заказов разместили за границей на лучших судостроительных заводах (преимущественно в Англии). На эти цели пошла значительная часть полученной от Китая контрибуции (около 365 млн иен), а также взятые в США и Великобритании кредиты.

На рубеже XIX и XX веков военно-морская техника развивалась очень быстро — особенно корабельная энергетика, артиллерия и технология производства брони. Это приводило к стремительному старению флота. Отсюда возникала очень непростая задача: создать корабли, которые были бы не только лучшими на момент постройки, но и сохраняли бы свою боевую ценность на протяжении последующих 5-10 лет.

Достичь этого, по мнению японского морского министра вице-адмирала Г. Ямамото, можно было лишь при выполнении ряда условий. Во-первых, будущие броненосцы должны иметь максимальное водоизмещение — только в этом случае удастся выдержать баланс между наступательными и оборонительными характеристиками кораблей. Поэтому водоизмещение броненосцев программы 1895-1896 годов сразу определили в 15 тыс. т. В то время подобные корабли строила лишь Англия; все остальные страны, включая и Россию, в целях экономии средств пытались ограничить этот параметр величиной в 10-12 тыс. т. Здесь японцы оказались значительно дальновиднее многих своих европейских коллег.

Во-вторых, в качестве прототипа требовалось выбирать не уже построенные, а еще только проектируемые корабли и при этом всячески поощрять внедрение технических новшеств и последних изобретений. Ставка на старые, проверенные решения в кораблестроении в сложившихся условиях принесла бы больше вреда, чем пользы, поэтому риск от применения недостаточно испытанных новинок становился вполне оправданным. В-третьих, корабли следовало проектировать и строить быстро, чтобы избежать их морального устаревания уже в процессе постройки. При всей очевидности этого требования выполнить его было не так-то просто: судостроительная база многих стран, включая Россию, оказалась не в состоянии эффективно работать в новых условиях, и шести-семилетний срок от закладки броненосца до его ввода в строй часто сводил на нет все достоинства проекта. Все четыре броненосца программы «Настойчивость и решимость» — «Сикисима», «Хацусэ», «Асахи» и «Микаса» — вступили в строи в 1900-1902 годах. Последний, самый совершенный из них, стал флагманским кораблем флота микадо.

ОПИСАНИЕ

Броненосец «Микаса» имел, в общем-то, типичную для своего времени архитектуру, хотя и отличался от предшественников. Барбеты башен главного калибра на нем были сдвинуты ближе к миделю, что улучшило мореходность и возможность ведения огня на волнении. Десять 152-мм орудий на главной палубе теперь располагались не в отдельных казематах, а в единой броневой батарее, фактически представлявшей собой третий броневой пояс. Сама броня закалялась по способу Круппа и имела повышенную прочность.

Артиллерия главного калибра «Микасы» отличалась важным нововведением: подача боеприпасов в башнях была разбита на два этапа, а под вращающейся платформой со станками орудий появилось перегрузочное отделение. Это было сделано для того, чтобы свести к минимуму риск распространения огня по элеватору от орудий в пороховой погреб. Причем за счет внедрения новых механизмов скорострельность артустановок «Микасы» не уменьшилась, а наоборот, немного повысилась: на испытаниях в Англии три 305-мм снаряда удалось выпустить с интервалами в 48 секунд. При этом сами установки стали даже более компактными. Заряжание производилось при любом положении орудий в горизонтальной плоскости, но при фиксированном угле возвышения стволов в 5°.

Другим важным новшеством стали снаряды. Они уступали русским по прочности (и, соответственно, бронепробиваемости), но многократно превосходили их по фугасному воздействию. Так, если русский 305-мм стальной фугасный снаряд содержал всего 12,4 кг (а чугунный вообще лишь 9 кг) взрывчатого вещества, то его японский аналог, прозванный нашими моряками «чемоданом», — 48,5 кг, или 12,5 % от его веса. Причем если в российском флоте в качестве взрывчатого вещества применялся пироксилин, то японцы использовали в своих фугасных и полубронебойных снарядах значительно более мощную шимозу — взрывчатку на основе пикриновой кислоты, разработанную профессором Симосэ Масатика и близкую по составу к английскому лиддиту и французскому мелиниту. Все это сыграло важную роль в последовавшей вскоре Русско-японской войне.

НАЦИОНАЛЬНАЯ РЕЛИКВИЯ

Флагманский корабль адмирала Того ныне имеет статус музея и сохраняется японцами как национальная реликвия. Лишь два корабля, участвовавшие в Русско-японской войне, дожили до наших дней — это «Микаса» и «Аврора».

Эскадренный броненосец «Микаса», будучи флагманским кораблем командующего Соединенным флотом адмирала Хэйхатиро Того, участвовал во всех крупных сражениях Русско-японской войны. Боевое крещение он принял в бою у Порт-Артура 9 февраля (27 января по старому стилю) 1904 года. Но наиболее яркие страницы биографии корабля — его участие в генеральных сражениях, произошедших в Желтом море и Цусимском проливе.

В ходе боя в Желтом море 10 августа (28 июля) 1904 года броненосец выпустил около 120 305-мм и 1400 152-мм снарядов, которые причинили русской 1-й Тихоокеанской эскадре ощутимый урон. Но и японский флагманский корабль к концу боя находился в плачевном состоянии. В «Микасу» попало более 20 снарядов, в том числе как минимум шесть 10-и 12-дюймовых. Один русский 305-мм снаряд пробил насквозь грот-мачту и взорвался на спардеке, убив 12 и ранив 5 членов экипажа. 254-мм бронебойный снаряд с большой дистанции пробил 178-мм броневую плиту главного пояса, сделав в ней большую пробоину. Еще два 305-мм снаряда разворотили обшивку борта выше броневого пояса. Кормовая 305-мм башня вышла из строя. Другим снарядом, разорвавшимся на мостике у носового сигнального семафора, убило 7 и ранило 16 человек; в числе последних оказались командир корабля капитан 1-го ранга Идзити и два флаг-офицера штаба командующего флотом — капитан-лейтенанты Уэда и Огура. Общие потери экипажа на «Микасе» составили 32 убитых (в том числе 4 офицера) и 88 раненых (9 офицеров).

В ходе Цусимского сражения флагманский броненосец выпустил примерно столько же снарядов, что и в Желтом море (в том числе 124 305-мм), но получил уже более 40 попаданий, из них 10 305-мм снарядами и 22 152-мм. Уже в начале боя русский 305-мм снаряд пробил 51-мм крышу каземата 152-мм орудия № 3; от взрыва загорелись 10 76-мм патронов, 9 человек получили ранения. Через минуту почти в это же самое место угодил 152-мм снаряд, убивший двоих и ранивший 7 человек. Вскоре взорвались еще два снаряда: 305-мм на носовом мостике и 152-мм в амбразуре шестидюймового орудия № 5, причем первый из них ранил 17 человек, включая старшего офицера «Микасы» капитана 2-го ранга Мацумури. Затем тяжелый снаряд пробил 152-мм броневую плиту в 43 см ниже главной палубы, под казематом № 1. Через пробоину вода начала затапливать угольную яму. Затем в 152-мм броне образовались еще две пробоины, обе в районе каземата № 7; через одну из них стало заливать другую угольную яму. Ощутимый удар корабль получил вечером: взрыв снаряда уничтожил 152-мм орудие № 10, из прислуги которого один человек был убит и пятеро ранены. Другие попадания пришлись на казематы № 3 и № 11, судовую аптеку; были повреждены дымовые трубы и сбита грот-стеньга.

Представляли угрозу и собственные боеприпасы. Первый преждевременный разрыв 12-дюймового снаряда, выпущенного из носовой башни «Микасы», произошел после выхода снаряда из ствола на уровне дульного среза, но само орудие не пострадало. Через два часа в том же орудии на 28-м выстреле вновь взорвался снаряд — на этот раз с серьезными последствиями. Ствол разнесло; вышел из строя и противооткатный механизм. Башня прекратила огонь: только в самом конце боя удалось возобновить стрельбу из ее левого орудия. (Этим, кстати, и объясняется относительно небольшое число выпущенных в бою снарядов главного калибра.) Потери в личном составе «Микасы» составили 18 человек убитыми и умершими от ран, а также 105 ранеными.

Но сильнее всего броненосец «Микаса» пострадал уже после войны. В ночь с 11 на 12 сентября (с 30 на 31 августа) 1905 года он затонул от взрыва боезапаса. Причиной этого стали пожар в артиллерийском погребе и последовавшая затем детонация боезапаса. Трагическая случайность унесла жизни 256 человек, еще 343 было ранено (что, кстати, превышает суммарные потери японцев в Цусимском бою).

Через год корабль подняли, отремонтировали и вновь ввели в строй в августе 1908 года. Однако больше ярких страниц в его истории уже не было. Он числился линкором до сентября 1921 года, затем его переклассифицировали в корабль береговой обороны. Любопытно, что буквально через несколько дней после своего «разжалования» «Микаса» налетел на камни у острова Аскольд под Владивостоком и получил тяжелые повреждения. Броненосец отбуксировали в Японию и вскоре разоружили.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *