«Фау» летят на Америку

Взревел двигатель. Из сопла вырвался столб пламени, огромная, стоящая стоймя металлическая сигара, отмеченная свастикой, оторвалась от земли и начала медленно подниматься в воздух. Достигнув определенной высоты, она развернулась и легла на заданный курс. Цель — США, город Нью-Йорк… Это не отрывок из фантастического романа. Гитлеровцы действительно разрабатывали планы обстрела Америки межконтинентальными баллистическими ракетами. И не только разрабатывали: такая ракета была ими создана, до ее боевого применения оставалось совсем ничего.

ОРУЖИЕ ВОЗМЕЗДИЯ

Вернер фон Браун конструировал летательные аппараты на реактивной тяге с 1930-х годов. К 1940-му в его КБ были готовы чертежи двухступенчатой баллистической ракеты. Однако Гитлер денег на воплощение идей фон Брауна в металле не давал. Солдаты вермахта с легкостью опрокидывали одну армию за другой, брали столицы европейских государств. Ракета Гитлеру не требовалась. Но к 1943 году ситуация изменилась. Фон Браун получил карт-бланш на создание ракет, а заодно прямой доступ к фюреру. И в начале 1944 года он предложил Гитлеру обстрелять США — дескать, у него есть готовая ракета в чертежах. Гитлера слова фон Брауна как громом поразили. Лежащая по ту сторону океана Америка казалась ему недосягаемой, а оказывается… Фон Браун получил деньги, все возможные материальные ресурсы и приказ как можно скорее начать промышленное производство трансатлантических «Фау». Гитлеру не терпелось обрушить на головы американцев гнев и месть Третьего рейха.

ДОЛЕТЕТЬ ДО НЬЮ-ЙОРКА

Фон Браун лгал Гитлеру. Его двухступенчатая «Фау» имела дальность всего 800 км и не могла летать через океан. Конструктор предложил запускать ракеты с переоборудованных для этого подводных лодок, но на дыбы встал адмирал Дениц: «Субмарин и так не хватает, а тут у меня хотят забрать чуть ли не половину подводного флота на «забавы»?! Не дам!»

Фон Брауну было от чего прийти в волнение: предстояло самостоятельно искать выход из ловушки, в которую он сам себя загнал. Конструктор собрал своих сотрудников и объявил, что необходимо в кратчайшие сроки создать ракету, способную летать минимум на 4 500 км — это личное указание фюрера. В случае успеха они получат все сокровища мира, в случае неудачи…

Инженеры работали по 15-16 часов без выходных, проявляя чудеса изобретательности. В течение нескольких месяцев они спроектировали три (!) варианта межконтинентальной баллистической ракеты, один из которых и был утвержден фон Брауном как окончательный. Это был снаряд длиной 30 м, весом 85 т с дальностью полета 4 800 км. Такой долетит и до Вашингтона, и до Нью-Йорка.

ГЕНИЙ РЕКЛАМЫ

Однако была проблема, которую конструкторы не смогли решить: наведение. Отклонение «Фау-1»и «Фау-2» составляло десятки километров, ни о каком прицельном обстреле не могло быть и речи. Поэтому их целью был весь город Лондон, промахнуться в который сложно: куда-нибудь да попадешь.

Однако на расстоянии в 5 000 км отклонение возрастает: так и по Нью-Йорку можно промазать. А долетевшая до Америки, но упавшая в лесу или пустыне ракета никого не испугает.

Инженеры напряглись и предложили наводить ракету на цель с помощью радиомаяка. Однако нужны были агенты на территории США, которые расставляли бы маячки вблизи будущих целей. Так к проекту «Америка» оказался привлечен специалист по диверсиям Отто Скорцени.

Скорцени был творческой натурой. Взорвать на территории США завод или склад — экономическую или военную мощь Америки это не подорвет. Целью должен стать объект, гибель которого отозвалась бы по всей стране, по всему миру. Тогда Скорцени предложил уничтожить нью-йоркский Эмпайр-стейт-билдинг — самое высокое здание в мире, символ и гордость Америки. Причем об акции предстояло объявить заранее, назвав точно день и час гибели небоскреба. Гений рекламы!

ОПЕРАЦИЯ «СОРОКА»

В ночь на 29 ноября 1944 года у восточного побережья США в заливе Мен всплыла немецкая субмарина. Два человека сели в надувную лодку и принялись грести к берегу. Не прошло и часа, как они ступили на сушу.

Высадившимися были диверсанты Эрих Гимпель и Уильям Колпаг. Гимпель в прошлом являлся агентом абвера, работал в Испании и Перу, Колпаг был американским гражданином, перебежавшим к немцам. Перед отправкой оба прошли техническую подготовку, специалисты фон Брауна посвятили агентов во все тонкости работы с радиомаяками.

Гимпель и Колпаг добрались до Нью-Йорка, там каждый взял свой чемодан с деньгами, оружием, радиоаппаратурой и прочей шпионской атрибутикой, после чего разошлись в разные стороны — им предстояло действовать поодиночке.

Колпаг, у которого в Америке оставались друзья, посетил школьного товарища Тома Уорренса и, уловив в его словах нотки недовольства жизнью, предложил подзаработать шпионажем. Уорренс тут же помчался в ФБР. Да, он нуждался в деньгах, но не настолько, чтобы торговать родиной. Колпаг не захотел умирать за фюрера и на первом же допросе признался во всем.

ДОПРОС БЕЗ ПРИСТРАСТИЯ

Настроение у агентов ФБР, допрашивавших Колпага, было преотличное. Еще 29 ноября службы ФБР засекли радиопередачу с субмарины, и десятки агентов прочесывали побережье в поисках высадившегося немецкого агента. Вот так бывает в жизни: кто-то должен искать диверсанта с пистолетом в руке, рискуя нарваться на пулю, а кому-то удача сама плывет в руки. Пойманный немецкий шпион — это гарантированно и награды, и повышение по службе. Один из сотрудников задавал вопросы, второй стучал на машинке, заполняя протокол допроса.

— Задание было: поселиться в Нью-Йорке, жить и ждать сигнала, который мог поступить в любую минуту. Мы высадились…
— Мы?! — рука сотрудника повисла в воздухе. — Вы сказали «мы»?!
— Да. Нас было двое.

ОСОБАЯ ПРИМЕТА

Фэбээровцы вцепились в Колпага: где искать второго агента, на чье имя у него документы, есть ли у него в Нью-Йорке сообщники.,, Но Колпаг на все вопросы отвечал: «Не знаю». В целях страховки диверсанты ничего не знали друг о друге. Словесный портрет — это все, что мог дать ФБР Колпаг.

— А привычки? Может, у него были какие-нибудь странные привычки?
— Да, одна из них меня очень удивила: мелкие монеты он держал в часовом кармане жилетки.

Это была одна из крупнейших полицейских операций в Нью-Йорке. Сотрудники ФБР, полицейские, агенты в штатском искали человека, складывавшего мелкие монеты в жилетный карман. Полисмены подключали к поискам «опасного преступника» своих осведомителей.

В один из предрождественских дней к газетному киоску на Таймс-сквер подошел мужчина и протянул долларовую банкноту: «Уолл-стрит джорнэл». Полученные на сдачу монетки покупатель засунул в жилетный карман. Продавец проводил взглядом покупателя, затем вышел из киоска и направился к стоявшему на перекрестке полицейскому.

Напрасно в Берлине радисты напряженно вслушивались в эфир: ни Гимпель, ни Колпаг на связь так и не вышли.

ПОЛЕТ В 8 СЕКУНД

Провал операции «Сорока» не поставил крест на самом проекте. Скорцени предложил запускать «Фау» с пилотами, которые будут визуально наводить ракеты на цель. Объявили набор добровольцев. Предполагалось, что после наведения ракеты на цель пилот покинет ее. Но опытные летчики понимали, что шансов выброситься с парашютом из летящей «Фау», благополучно приземлиться и остаться в живых составляют 0,000…%.

В декабре 1944 года состоялся первый пробный пуск — неудачный. 8 января 1945 года состоялся повторный запуск — ракета взорвалась на 9-й секунде полета. Этот запуск стал последним. 12 января началась Висло-Одерская операция и фон Брауну и его сотрудникам стало не до ракет. Перед ними возникла куда более важная задача: они решали, кому сдаваться в плен.

Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *