Главный калибр Эстонских Дредноутов

1919-40 гг. В ноябре 1918 г. Красная Армия начала наступление на территорию Эстонии. Эстонцы со дня на день ждали и нападения с моря, в то время как единственной защитой Таллина с этого направления была батарея полевых 42-линейных орудий обр. 1877 г. и две слабых канонерских лодки «Лембит» (бывший «Бобр») и «Лайне» (бывший «Лаугербах»). Правда, в Таллине в это время находилась английская эскадра, поддерживавшая действия белогвардейцев генерала Юденича против Петрограда. Как подтверждение агрессивных намерений Советов эстонцы восприняли рейды к Таллину в конце декабря 1918 г. советских эсминцев «Спартак» и «Автроил». закончившиеся, однако, сдачей эсминцев англичанам с последующей передачей эстонцам. Все это заставило эстонцев для защиты Таллина от возможных бомбардировок Красным флотом срочно восстанавливать батарею №15. используя недостающие части с батареи №106 с о. Нарген. Ремонтные работы в первой башне начались в марте 1919 г. и велись день и ночь.

В середине апреля на батарею прибыл специалист по пушкам большого калибра Яак Фелдманн (1893-1969). служивший во время Первой мировой войны на линкоре «Полтава», а затем на знаменитой батарее №43 на м. Церель на о. Эзель. Он в октябре 1917 г. во время Моонзундской операции был командиром четвертого орудия батареи №43, того самого, что единственное продолжало стрелять по германским линкорам, когда прислуга других орудий разбежалась. От четвертого орудия даже стреляли по бегущим из винтовок. После взрыва церельской батареи он с товарищами попал в плен к немцам, а через год вернулся в Эстонию. Первым делом Фелдман начал очищать разрушенные погреба от снарядов и мусора, в погребе башни эстонцами было обнаружено 20 невзорвавшихся снарядов. Были установлены новые дизель-генератор в 150 л.с. и компрессор. Осматривая механизмы башни, Фелдман обнаружил, что они практически исправны, и башня могла бы вести огонь при ручной подаче, однако установке башни на место и вращению мешала деформация шарового погона. Тем не менее, словно в насмешку, уже 1 мая в День международной солидарности трудящихся для демонстрации «красным» ввода батареи в строй были проведены «пропагандистские» пробные выстрелы из неподвижной и немного косо сидящей башни.

Читать:  Высадка в Дьеппе, 1942 год

При стрельбе никаких неисправностей не обнаружили. Первым командиром батареи в мае 1919 г был назначен лейтенант Александр Кулберг. Стараниями Фелдманна шаровой погон был восстановлен, башня снова смогла вращаться. Было проведено бетонирование поврежденных взрывом мест, а крышу блока покрыли рулонной битумной гидроизоляцией. Первоначально батарея именовалась «12-дм батарея Аэгны», а с введением единой нумерации 10.10.1919 г. батарея стала называться «Береговая батарея №1». Сорок артиллеристов из команды 305-мм батареи неожиданно для себя поучаствовали в военном приключении. В октябре 1919 г. их направили в составе армии Юденича участвовать в наступлении на Петроград. При захвате батарей «Красной Горки» эстонцы должны были обслуживать ее орудия, однако, из-за неудачи наступления, артиллеристов в ноябре вернули обратно на Аэгну. На 3.01.1920 г. на батарее находилось 135 снарядов и 196 полузарядов. В январе 1920 г. Яак Фелдман был направлен на 234-мм батарею №6 на полуострове Суроп (Суурупи), которую восстановил к концу месяца, после чего вернулся на батарею №1 командиром башни.

Вскоре была достроена и вторая башня, пробные стрельбы из нее были произведены уже в мае 1920 г. С августа 1920 г. по февраль 1922 г. Яак Фелдманн исполнял обязанности командира батареи до назначения нового командира, капитана Эрнста Коггера.

Ввиду недостатка снарядов, в декабре 1922 г. эстонцы через фирму русского торговца оружием А.П. Клягина, штаб-квартира которого находилась в Париже, купили 160 12-дм и 750 130-мм снарядов с линкора «Генерал Алексеев», находившегося в Бизерте.

В августе 1924 г. новым командиром батареи стал капитан Йоханнес Бернхофф. В 1924 г батарея получила маскировочную окраску, чтобы быть менее заметной с воздуха, хотя позднее эту окраску не возобновляли. На крыше правой башни в 1925 г. поставили 57-мм пушку Гочкиса, которую можно было использовать для учебных стрельб или отражения десанта.

Читать:  Капитуляция Японии (2 сентября 1945 г.)

Позднее такую же пушку поставили и на крыше левой башни. В 1922-26 гг. была произведена достройка блока командного пункта, затянувшаяся из-за нехватки средств. Вместо броневого колпака была установлена новая бронированная рубка с 6-м дальномером, которая имела 150-мм стенки, диаметр 3.35 м, высоту 0.95 м и опиралась на бронированный «стакан», который вращался на шаровом погоне, заглубленном в толщу бетона примерно на два метра. На силовой станции, взамен взорванного, был установлен новый электрогенератор. Освободившийся бронеколпак был вмонтирован в верхнее перекрытие трехэтажного центрального командного поста комендатуры Аэгна. построенного в 1927 г. примерно в километре к северо-востоку от батареи. Кстати, на этом же КП был поставлен еще один, маленький бронеколпак (командира башни), взятый с первой башни батареи №106 с о. Нарген. В 1926-34 гг. постепенно была произведена обсыпка песком бетонных блоков и соединительных потерн. Песок возили с отдаленных песчаных дюн, чтобы избежать образования канавы вокруг батареи, для чего построили специальные ветки железной дороги. В апреле 1929 г. командир батареи лейтенант-коммандер Йоханнес Бернхофф внезапно умер в возрасте всего 33 лет Новым командиром был назначен лейтенант-коммандер Пеэтер Мей.

В феврале 1930 г. по «наводке» Швеции в Таллине прошли переговоры Финляндии и Эстонии о совместных действиях с целью заграждения Финского залива для советского флота. Финны убедили эстонцев купить две подводные лодки, продав два своих эсминца. В свою очередь, командующий военно-морскими силами Эстонии Герман Сальца предложил, чтобы финны построили на полуострове Порккала батарею большой мощности. Эстонцы передали финнам необходимую для строительства батарей документацию.

В результате финны к 1934 г. на северном берегу Финского залива ввели в строй 305-мм батареи на о. Мякилуото и о. Куйвасаари, что в совокупности с минными полями и 305-мм эстонской батареей на о. Аэгна на южном берегу Финского залива, сформировало позицию, направленную фронтом на восток против советского Балтийского флота. С 1936 по 1939 г. было проведено несколько совместных учений береговой артиллерии Финляндии и Эстонии, на которых отрабатывалась единая система управления огнем береговой артиллерии, для чего между батареями был проложен защищенный телефонный кабель. Эстония и Финляндия, как планировалось, могли бы сосредоточить огонь восьми-десяти 305-мм, шестнадцати 254-мм, четырех 234-мм, двух 203-мм, тринадцати 152-мм и трех 130-мм орудий, которые могли бы выпустить по прорывающемуся советскому флоту около 1000 снарядов за 5-6 минут. Ну а далее остатки советского флота должны были встретить еще и пять финских и две эстонских подводных лодки! Как заявил начальник штаба морских сил Финляндии Сванте Сундман: «Устье Финского залива — это калитка. Форты составляют столбы калитки. Силами флотов надлежит калитку запереть». Для того времени подобные учения для стран, официально не состоявших в военном союзе были абсолютно уникальными! Это тем более удивительно, что политических предпосылок для столь тесного военного сотрудничества не было, так как Финляндия с 1935 г. официально избрала в своей внешней политике «скандинавское направление», в рамках которого приходилось избегать тесных отношений со странами Прибалтики. Эстония, в свою очередь, ориентировалась на Германию, которая в 1937 г. даже предложила заключить секретное соглашение о военном союзе, на что эстонцы все же не решились.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь

Страницы: 1 2 3 4

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о