Как американцы бомбили Приморье

Воевали ли когда-нибудь друг с другом Соединенные Штаты и Советский Союз? Официально — нет. Но в различных региональных конфликтах по разную сторону баррикад оказывались постоянно. Порой отношения между двумя сверхдержавами накалялись настолько, что мир оказывался на волосок от ядерной войны. Достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года. Но мало кто знает, что третья мировая война могла начаться еще раньше — в октябре 1950 года.

Наглые провокации

Это случилось в самый разгар Корейской войны (1950-1953). На стороне Северной Кореи воевали добровольческие части из Китая, на стороне Южной Кореи — США, Великобритания и ряд других стран под видом миротворческих сил ООН. Советский Союз оказывал Северу финансовую поддержку, снабжал вооружением и военной техникой. Были там и советские военные советники. Таким образом, этот региональный конфликт можно рассматривать как опосредованную войну между США и СССР.

Американцы и их союзники вели себя нагло, пренебрегая всеми канонами международного права. Их самолеты совершали систематические полеты вблизи советских городов и военных баз. Не обошлось и без вооруженных столкновений. Так, в ночь на 26 июня 1950 года в международных водах южнокорейские боевые корабли обстреляли кабельное судно «Пластун», входившее в состав 5-го ВМФ СССР (ныне — Тихоокеанский флот), в результате чего погиб командир судна капитан-лейтенант Колесников, несколько членов экипажа были ранены. Противник отошел только после того, как был открыт ответный огонь.

4 сентября того же года для наблюдения за действиями неопознанного эсминца, подошедшего на дистанцию 26 километров к порту Дальний (взятом СССР в аренду у Китая на 30 лет) по тревоге подняли в воздух экипаж советского самолета-разведчика А-20Ж «Бостон» старшего лейтенанта Константина Корпаева. Сопровождали его два наших истребителя. На подходе к цели советские самолеты были атакованы сразу 11 американскими истребителями. В итоге короткого воздушного боя -Бостон» загорелся и упал в океан. Все три члена его экипажа погибли.

Подобные инциденты держали Вооруженные силы СССР на Дальнем Востоке в постоянном напряжении. Тревоги, приказы о немедленном рассредоточении следовали один за другим. 821-й истребительный авиаполк 190-й истребительной авиадивизии, вооруженный старыми американскими поршневыми «Кингкобрами», полученными еще по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны, был переведен на полевой аэродром Сухая Речка в Хасанском районе Приморского края в 100 километрах от советско-корейской границы. К утру 8 октября все три эскадрильи полка — 20 самолетов — уже стояли на новом месте, выстроившись в линейку возле взлетной полосы. А потом произошло нечто невероятное.

Атака на аэродром

8 октября. Воскресенье. Местные жители отдыхали на море. Полевой аэродром Сухая Речка жил по распорядку выходного дня.

Внезапно в 16 часов 17 минут по местному времени над Сухой Речкой появились два реактивных самолета. Они прошли над аэродромом на бреющем полете, развернулись — и открыли огонь из пулеметов, вдобавок сбросив четыре бомбы. В результате этой атаки было повреждено шесть советских самолетов, а один полностью уничтожен.

Совершив этот акт агрессии, самолеты — американские истребители-бомбардировщики «Локхид F-80C Шутинг Стар («Метеор») — удалились. Преследовать реактивные «Метеоры» на поршневых «Кингкобрах» было бессмысленно.

Были ли потери в личном составе 821-го полка? Официальные источники это отрицали, говоря, что пострадала только военная техника. Однако в списке памятников Хасанского района Приморского края под номером 106 значится «братская безымянная могила летчиков, погибших при отражении американских бомбардировщиков в 1950 году». Там же указано, что могила находится у села Перевозное, на бывшей территории военного городка Сухая Речка.

Точно сказать, сколько человек захоронено в этой могиле, не может никто. Называются цифры от десяти до нескольких десятков человек. Но недавно рассекречен рапорт на имя командующего 64-м авиационным корпусом генерал-лейтенанта Георгия Лобова, где сообщается о 27 погибших в результате того самого авиаудара. Жители Перевозного говорят, что в братской могиле тогда захоронили не всех — тела нескольких гражданских сотрудников увезли в райцентр, в Славянку.

Ошибка летчиков?..

9 октября СССР представил в ООН ноту протеста. Правительство Советского Союза не могло понять — или это начало третьей мировой войны, или ошибка пилотов.

20 октября президент США Гарри Трумэн, выступая в ООН, признал вину США и выразил сожаление, что американские вооруженные силы оказались замешанными в инциденте с нарушением границы СССР и нанесением ущерба советской собственности. Он заявил, что нападение на территорию Советского Союза стало результатом навигационной ошибки и плохого расчета пилотов. Командир авиационного соединения, в которое входили F-80, был смещен с должности, дисциплинарные взыскания наложены и на летчиков. США предложили оплатить ущерб. Американцы отстаивали версию об ошибке пилотов вплоть до 1990 года.

А вот что говорит непосредственный участник атаки — американский летчик Олтон Квонбек. который после 22 лет службы в ВВС работал в сенатском комитете по разведке и в ЦРУ, вышел на пенсию и теперь занимается сельским хозяйством на своей ферме в Мидлберге:

— Шла война в Корее. Советские метеорологические данные были засекречены, что лишило нас сведений о погоде в Сибири и на Дальнем Востоке. Опознавательных знаков на земле не было видно. Полет проходил над облаками на высоте более 11 тысяч метров. На высоте три тысячи метров в облаках я нашел прореху, мы ринулись в нее и обнаружили себя над широкой речной долиной… Я не знал точно, где мы… По пыльной дороге на запад шел грузовик.

Преследуя эту автомашину, американцы вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который пилоты видели на крупномасштабной карте.

— Советские радары, должно быть, запеленговали нас на расстоянии около 100 миль от границы, — продолжает Квонбек.

— Следив за нашим снижением, они, вероятно, потеряли нас в складках местности, когда мы спустились в долину реки. Была объявлена общая боевая тревога, но у русских не было самолетов или ракет, готовых отразить атаку. Это было в воскресенье после обеда. На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого военного летчика. В два ряда были выстроены около 20 самолетов типа Р-39 и Р-63… На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решений почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал, как я.

Удостоверившись, что цель поражена, «Метеоры» развернулись и улетели. На отходе от цели американцы взяли курс к базе и неожиданно увидели остров рядом с побережьем. И тут они немного обеспокоились: ведь рядом с Чхонджином нет острова. Но, сверившись с картой, пилоты решили, что нанесли удар по другому северокорейскому аэродрому. Вернувшись, летчики доложили, что разбомбили аэродром с самолетами. Специалисты проверили запись камеры самолета, и оказалось, что самолеты на аэродроме были американскими «Кингкобрами», поставлявшимися американцами русским по ленд-лизу. Камера показала, что самолеты на земле не вспыхнули — вероятно, не было топлива. Значит, это точно был не военный аэродром северокорейцев и пилоты ошиблись.

День был солнечным

Олтон Квонбек утверждал, что виной всему были низкая облачность и сильный ветер. Но, по словам командовавшего в ту пору 64-м авиационным корпусом генерал-лейтенанта Георгия Лобова, ныне покойного, никакой низкой облачности над аэродромом Сухая Речка не было. Напротив, день был солнечным и безоблачным. Не могло быть и речи о потере американцами ориентировки. Если бы летчики и потеряли ориентировку, то свою ошибку они должны были понять еще при подлете к тихоокеанскому побережью, по его очертаниям. Внушает сомнение в ошибке и дальнейший послужной список Олтона Квонбека. Он весьма успешен. Скорее всего, бомбардировка была проведена целенаправленно, и инцидент был чистой провокацией со стороны США.

Меры приняты

«После того как два американских Метеора прилетели и разбомбили наш полк на берегу Сухой Речки, наше руководство приняло меры. Сразу же пришла 303-я авиационная дивизия, которая летала уже на реактивных МиГах в Подмосковье. И после этого случая срочно создали 64-й авиационный корпус и стали готовиться к перевооружению, — вспоминал летчик 821-го полка Николай Забелин. — После нападения также было введено боевое дежурство в полках. Этого с окончания Второй мировой войны не было. Сидели от зари до зари в кабинах и около. Возникло ощущение близкой войны…»

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *