Карибский кризис

К 1960 году гонка ядерных вооружений набирала размах. США прочно удерживали в ней лидерство, располагая 6000 ядерных боеголовок против 300 у СССР.

Еще более ощутимым было превосходство в средствах доставки, способных поразить территорию «вероятного противника» — у СССР практически не было ракет, способных «достать» до США. Ситуацию усугубило начавшееся в 1961 году развертывание американских ракет «Юпитер» (дальность пуска 2400 км) в Турции, откуда они угрожали европейской части СССР, вплоть до Москвы. Советские стратеги осознали, что перед ударом этих ракет они практически беззащитны, но можно достичь некоторого ядерного паритета, пойдя на ответный шаг — разместив ракеты на Кубе, где у власти находилось коммунистическое правительство Ф. Кастро. Советские ракеты средней дальности на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4000 км (Р-14), могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков.

В практическую плоскость вопрос развертывания советских ядерных ракет на Кубе перешел в мае 1962 года, когда эта идея была одобрена на совещании у Н. С. Хрущева. 29 мая советская делегация провела переговоры с Фиделем Кастро, получив его одобрение.

ОПЕРАЦИЯ «АНАДЫРЬ»

В июне 1962 года Генеральный штаб разработал план операции по переброске советских войск на Кубу, получивший кодовое название «Анадырь». Название операции должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для погрузки войск и техники на 85 судов использовали шесть портов — от Североморска до Севастополя. Операция проводилась в условиях высочайшей секретности. В начале августа 1962 года первые транспорты прибыли на Кубу, а ночью 8 сентября в порту Гаваны была выгружена первая партия ракет средней дальности. Вторая прибыла 16 сентября. Штаб Группы советских войск на Кубе (ГСВК), возглавляемый генералом И. А. Плиевым, разместился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 года на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

РЕАКЦИЯ США

Развертывание советских ракет совпало по времени с приостановлением 5 сентября 1962 года полетов над Кубой американских самолетов-разведчиков U-2, до этого облетывавших остров систематически — дважды в месяц. 14 октября полеты возобновились, и из первого же были привезены фотопленки, на которых эксперты распознали советские ракеты Р-12. Вечером 15 октября эту информацию доложили высшему военному руководству США, а утром 16-го фотографии показали президенту Дж. Ф. Кеннеди. Военные настаивали на немедленной интервенции на Кубу, но президент отказался, опасаясь эскалации конфликта, увеличив частоту полетов самолетов-разведчиков до шести в день. Тем временем ситуация продолжала накаляться: на фотопленке, привезенной одним из U-2 19 октября было видно еще несколько ракетных позиций, эскадрилью бомбардировщиков Ил-28 и дивизион крылатых ракет, нацеленных в сторону Флориды. 20 октября администрация США приняла решение о морской блокаде Кубы. Однако согласно международному праву блокада является актом войны, в то время как ни размещение ракет в Турции, ни ответное размещение ракет на Кубе никаких соглашений не нарушало. Таким образом, США оказывались в роли стороны, развязавшей войну. В связи с этим при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но и мирового сообщества.

Поэтому решение о введении блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ), которая единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени. В дополнение к блокаде военное командование США начало подготовку к возможному вторжению на Кубу по первому сигналу. На юг страны была переведена 1 -я танковая дивизия, а пять общевойсковых дивизий привели в состояние повышенной боеготовности.

22 октября 1962 года президент Кеннеди выступил с телеобращением, в котором подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы.

Кеннеди предупредил, что вооруженные силы «готовы к любому развитию событий». Он осудил Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение» и отметил, что любой ракетный запуск с территории Кубы в сторону любого из американских союзников в западном полушарии будет расценен как акт войны против США.

Американцы обладали твердой поддержкой со стороны своих европейских союзников и ОАГ. Хрущев заявил, что блокада незаконна и что любой корабль под советским флагом будет ее игнорировать. Он пригрозил, что если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно.

Тем не менее блокада вступила в силу. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. Стремясь свести к минимуму возможность cтолкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть не успевшие добраться до Кубы корабли домой. Одновременно с этим Вооруженные силы СССР и стран Варшавского договора были приведены в состояние повышенной боеготовности. Хрущев отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах.

КУЛЬМИНАЦИЯ

25 октября на экстренном заседании Совета Безопасности ООН представитель США продемонстрировал фотографии, подтверждающие наличие на Кубе советских ракет. Одновременно с этим Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность Вооруженных сил США до уровня DEFCON-2 — максимального, за которым следует фактическое начало ядерной войны (первый и единственный раз в истории США). Хрущев понимал, что невозможно держать на Кубе ракеты, не вступая в войну с США. На заседании советского руководства было решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США оставить попытки сменить государственный строй на Кубе.

Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он обратился к Хрущеву с письмом, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. По мнению Кастро, интервенция была почти неминуема и произойдет в ближайшие 24-72 часа. Одновременно пришло донесение от генерала Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского моря. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущева в субботу, 27 октября, в 12 часов дня. А пять часов спустя советской ракетой С-75 был сбит над Кубой американский самолет-разведчик U-2. Военные советники Кеннеди пытались убедить президента до наступления понедельника отдать приказ о вторжении на Кубу, «пока еще не поздно». Кеннеди уже не отвергал категорически такое развитие ситуации. Однако не оставлял надежды на мирное разрешение. Принято считать, что «Черная суббота» 27 октября 1962 года — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

РАЗВЯЗКА

В ночь с 27 на 28 октября брат президента США Роберт Кеннеди встретился с советским послом Добрыниным. Он передал опасения президента в том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию». Р. Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса», — ответил Кеннеди. Таким образом был достигнут компромисс: СССР выводил свои ракеты с Кубы, а США — из Турции.

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли три недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через несколько месяцев американские ракеты были выведены из Турции.

ИТОГИ

Кризис стал переломным моментом в ядерной гонке и холодной войне. Было положено начало разрядки международной напряженности. В западных странах началось антивоенное движение, пик которого пришелся на 1960-1970-е годы. В СССР также стали раздаваться голоса, призывающие к ограничению гонки ядерных вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений.

Невозможно однозначно утверждать, стало ли удаление ракет с Кубы победой или поражением Советского Союза. С одной стороны, план, задуманный Хрущевым в мае 1962 года, не был доведен до конца, и советские ракеты уже не могли обеспечить безопасность Кубы. С другой, Хрущев добился от руководства США гарантий ненападения на Кубу, которые, несмотря на опасения Кастро, были соблюдены и соблюдаются по сей день. Через несколько месяцев американские ракеты в Турции, по словам Хрущева спровоцировавшие его на размещение оружия на Кубе, были демонтированы.

В конце концов, благодаря техническому прогрессу в ракетостроении отпала необходимость размещения ядерного оружия на Кубе и в западном полушарии вообще, поскольку через несколько лет Советский Союз уже имел достаточное количество межконтинентальных ракет, способных достичь любого города и военного объекта в США непосредственно с территории СССР. Сам Хрущев в своих мемуарах так оценил итоги кризиса: «Сейчас прошло уже много лет, и это является областью истории. И я горд за то, что мы проявили мужество и дальновидность. И я считаю, что мы выиграли».

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *