Кирилл Орловский — дважды герой — войны и труда

Кирилл Орловский стал диверсантом еще во время Первой мировой войны, затем партизанил в Гражданскую и после нее. Воевал в Испании и выполнял спецзадания в Китае. Во время Отечественной войны возглавлял партизанский отряд «Соколы». Заслужил звание Героя Советского Союза. В боях потерял кисти обеих рук и почти полностью оглох. Но на пенсию Героя Советского Союза жить не захотел, бросил судьбе новый вызов, став председателем колхоза в родной деревне. В короткий срок вывел колхоз в миллионеры и получил вторую Звезду — Героя Социалистического труда.

Участь партизана

Кирилл Прокофьевич Орловский родился 30 января 1895 года в деревне Мышковичи Могилевской губернии в Белоруссии в крестьянской семье. Отец будущего диверсанта и партизана был крепким хозяйственником и смог позволить себе отдать сына в сельскую школу. Орловский получил неплохое начальное образование. В1915 году его призвали в армию и как грамотного определили на унтер-офицерские курсы. Окончив которые, он был назначен командиром саперного взвода, где научился неплохо обращаться со взрывчаткой.

После Февральской революции в России Орловский вернулся домой, но покрестьянствовать не получилось. В январе 1918 года польский корпус генерала Иосифа Довбор-Мусницкого поднял мятеж и при поддержке немецких войск занял довольно обширную часть Белоруссии, захватив и Минск. На оккупированных территориях начались убийства, разбои и грабежи.

Кирилл Орловский, имевший боевой опыт, организовал партизанский отряд для противодействия белополякам. Впрочем, стоит признать, что основной задачей подобных отрядов в то время была добыча продовольствия и отражение угроз со стороны небольших отрядов мародеров.

В мае 1918 года, после заключения Брестского мира, немцы вывели свои войска из Белоруссии. Из восточных областей ушли и поляки, однако закрепились на западных территориях. Началась Советско-польская война, протекавшая одновременно с Гражданской в 1918—1921 годах. Партизанский опыт Орловского опять оказался востребован. К тому же он уже успел вступить в ВКП(б) и был обязан подчиняться партийной дисциплине. В июне 1918 года он получает приказ передислоцировать свой отряд подальше на запад.

Партизанская деятельность Орловского продлилась всего несколько месяцев. В декабре 1918 года он был отозван в Бобруйск для работы в ЧК. До апреля работал по выявлению белопольского подполья, а затем его направили на курсы комсостава Красной Армии. После чего он вернулся в Белоруссию и почти сразу был направлен на собеседование в особый отдел Западного фронта.

В декабре 1919 года по инициативе члена Реввоенсовета Западного фронта Иосифа Уншлихта (после окончания Гражданской войны он будет назначен заместителем председателя ВЧК, станет одним из создателей активной разведки) была создана Нелегальная военная организация (НВО). Ее задачей было развернуть широкомасштабные партизанские действия на оккупированных Польшей западных областях Украины и Белоруссии. Для руководства партизанскими отрядами в тыл засылались командиры, имевшие связи на оккупированных территориях.

НКВД. Гулаг. Испания

По сути дела отряд, который возглавлял Орловский, не был партизанским. Скорее, это был прообраз диверсионной группы. В его состав входили подготовленные бойцы, имевшие боевой опыт Первой мировой и Гражданской войн. Таких диверсионных групп в западных областях Украины и Белоруссии было довольно много. В их задачу входило сеять панику и хаос во властных структурах, склонять население к противодействию захватчикам, разорять помещичьи усадьбы, расстреливать жандармов и пр.

Читать:  Луи Шарль Бреге - создатель первого вертолета

Несмотря на то что в 1921 году между Польшей и РСФСР был подписан мирный договор, определивший границы государств, большевики не оставляли попыток вернуть себе западные области Украины и Белоруссии, пытаясь побудить население к восстанию. Вот только население захваченных областей как-то не стремилось под заботливую руку советского правительства и восставать никак не желало. В 1925 году большевики отдали приказ диверсионным отрядам вернуться на советскую территорию.

Несмотря на провал общей идеи, многие руководители диверсионных отрядов были отмечены поощрениями, как показавшие наиболее поразительные результаты. В частности, за голову Орловского польские власти назначили 10 миллиардов марок (на эти деньги в то время можно было купить средних размеров поместье). Орловский был награжден именным оружием и направлен на учебу в Москву, в Университет национальных меньшинств Запада имени Мархлевского. Этот вуз готовил политических работников из представителей национальностей Запада СССР, на базе Литовско-еврейско-латышской, Немецкой, Польской, Румынской высших партийных школ.

По окончании учебы в 1930 году Орловского направляют в аппарат НКВД Белорусской ССР, где он работал до 1936 года. А потом состоялся неожиданный перевод на строительство канала Волга-Москва, который сооружался исключительно силами заключенных, а стройку курировал ГУЛаг (Главное управление лагерей). Орловский был назначен начальником участка.

С чем было связано это назначение, достоверно неизвестно. Скорее всего, Орловский поссорился с начальством и, чтобы не попасть под каток начинавшихся в органах безопасности чисток, решил сменить место работы. Вполне возможно, так оно и было. Потому что, не проработав в ГУЛаге и года, он отправляется добровольцем в Испанию, налаживать партизанско-диверсионную работу республиканской армии.

Орловский сколотил группу из 15 испанцев и одного русского, с которыми отправился в глубокий тыл франкистов. Однако рейд в 750 км, который в республиканской армии называли беспримерным, оставил у Орловского грустные воспоминания. Вот что он написал в докладной записке по окончании рейда: «Если бы я совершал этот поход с более боеспособными партизанами, то результат нашей работы был бы во много раз лучший. Хотя я показал, с какими трудностями, упорством, настойчивостью и т. п. нужно добиваться победы над врагом, но при всем моем упорном желании не мог показать им своего опыта, тактики, метода и т. д. потому, что они по своей природе не хотят и не думают о том, что один хороший человек (агент) в тылу противника может принести пользы больше, чем целая бригада на фронте, так как в тылу очень много уязвимых и неохраняемых мест…»

«Хочу в диверсанты!»

О том, что республиканцы проиграли франкистам в той войне из-за собственной безалаберности и отсутствия дисциплины, написано немало. Даже Эрнест Хемингуэй, находившийся в Испании во время гражданской войны, вынужден был признавать данный факт в своих произведениях. Однако успехи рейда группы Орловского (два пущенных под откос поезда, разгром комендатуры, взрыв автомобильного моста, и все это совершено полутора десятками человек!) впечатляли. Руководство республиканцев просило советских военных советников не пускать Орловского в опасные рейды, а направить его энергию на обучение спешно создаваемых диверсионных отрядов. Но Орловский продолжал ходить за линию фронта. Осенью 1938 года во время одного из рейдов он получил травму позвоночника и был переправлен в СССР.

Читать:  Петр Нестеров - легенда русской авиации

За командировку в Испанию Орловский получил орден Ленина. Однако награда не особо радовала: врачи заявили, что в органах безопасности он работать больше не может. Но отправить героя-чекиста просто на пенсию рука все-таки не поднялась. Орловскому подыскали не особо обременительную работу проректора по хозчасти Оренбургского сельхозинститута. И там крестьянская жилка партизана-диверсанта дала себя знать. Орловский стал захаживать на лекции и увлекся. Но всерьез поучиться была не судьба.

В начале 1941 года Орловского опять отзывают в распоряжение центрального аппарата НКВД. В результате всех чисток в органах имелся острый дефицит опытных кадров. После короткой подготовки Орловского посылают в Алма-Ату. Там он должен был курировать работу советской резидентуры в северо-западной провинции Китая Синьцзян, которая граничит с Казахстаном и Киргизией. Работа оказалась довольно напряжной, Орловскому лично пришлось несколько раз нелегально пересекать границу с Китаем. А в мае 1941 года он даже спасал советского резидента, вывозя его на территорию СССР, в тюке с ватой.

С началом Отечественной войны Орловский стал бомбардировать начальство письмами с требованиями послать его для организации партизанско-диверсионной работы в тылу врага. Однако таких писем от тыловых военных приходили тысячи, и большинство из них отправлялись в корзину в нераспечатанном виде. К тому же руководство Казахского МГБ, где числился в штате Орловский, не хотело с ним расставаться. Но тот оказался упертым и написал письмо на имя Лаврентия Берии. В котором изложил свою боевую биографию, напомнил, что вел партизанскую деятельность еще в Гражданскую войну, да и сам родом из Белоруссии, захваченной врагом. Берия проникся, и 29 марта 1942 года в Алма-Ату пришел приказ откомандировать Орловского в распоряжение Особой группы, возглавляемой Павлом Судоплатовым. Напомним, что именно это подразделение занималось организацией партизанско-диверсионной работы в тылу немцев.

Летом 1942 года в районе Бобруйска на парашютах приземлились восемнадцать бойцов под руководством майора госбезопасности Кирилла Орловского. К ноябрю того же года партизанский отряд «Соколы» насчитывал уже около двухсот бойцов. Можно было по примеру других партизанских отрядов вести почти полноценные боевые действия, тем более что именно на этом настаивала Москва. Но Орловский, исходя из собственного опыта, решил не лезть на рожон. Его отряд был разбит на несколько групп, которые дислоцировались вдалеке друг от друга. С одной стороны, возникала проблема полноценного командования, а с другой — минимизировалась опасность угодить в засаду немецких войск. Даже если одна группа нарывалась на столкновение, остальные либо успевали прийти ей на помощь, либо уйти куда подальше.

Отряд «Соколы» от других отрядов отличало то, что Орловский настаивал на тщательном сборе и перепроверке информации, поступающей от подпольщиков или из соседних отрядов. Многие историки считают, что Кирилл Орловский был самым осведомленным командиром партизанского отряда во всей Белоруссии. И проводимые им акции никогда не давали сбоя. Ну, типа, заложили мину под железнодорожное полотно, а состав пустили по другой ветке.

Новая жизнь после увечья

В ночь на 17 февраля 1943 года Орловский получил информацию, что мимо расположения возглавляемой им группы проследуют руководители верхушки оккупационных властей Бобруйского района, причем с важными документами. Под рукой у Орловского было всего 12 бойцов, а в колонне одной только охраны было более 50 человек. Собирать остальных бойцов отряда, которых насчитывалось уже 350 человек, не было времени. Но Орловский принимает решение устроить засаду.

Читать:  Жорж Пак - «Крестный отец» Берлинской стены

Несколько часов 12 партизан лежали в снегу, ожидая немецкую колонну. А когда та появилась, открыли пулеметно-автоматный огонь. Неожиданность сработала на руку партизанам, и в первые же минуты боя полегла почти вся охрана. Оставшиеся в живых немцы метнулись назад за подкреплением. В той операции были убиты генеральный комиссар города Барановичи Фридрих Френч, гебитскомиссар Барановичской области Фридрих Штюр и обергруппенфюрер СС (аналог генерал-полковника общих войск) Фердинанд Засорнас. Но самым главным были документы, которые эти офицеры везли с собой.

Партизаны замешкались, собирая оружие, документы, осматривая трупы, и к месту засады подоспело подкрепление. В скоротечном бою Орловский получил серьезное ранение, но сумел вывести группу в безопасное место и сохранить добытые документы.

Однако полученные ранения грозили гангреной, а врача поблизости не было. Партизаны повезли командира в соседний отряд. Где обычной пилой Орловскому отрезали правую руку по плечо, а на левой — четыре пальца. Оклемавшись после операции, Орловский продолжал руководить отрядом. Но проявились последствия контузии: геройский партизан практически полностью оглох. В сентябре 1943 года его переправили в Москву, где вручили Звезду Героя Советского Союза и… отправили на почетную пенсию.

Но Орловский, которому тогда исполнилось 48 лет, не захотел вести жизнь обеспеченного инвалида. Он написал письмо Сталину, в котором попросил направить его в родной колхоз, который обещал сделать самым успешным в СССР. Генсек удовлетворил просьбу, и в январе 1945 года Орловский стал председателем колхоза в родной деревне.

Скорее всего успех колхоза «Рассвет», ставшего первым колхозом в СССР, получившим миллионную прибыль, связан с тем, что Орловскому были предоставлены государственные кредиты, о которых другие колхозы могли лишь мечтать. Но невозможно не восхищаться человеком, который, фактически лишившись обеих рук, утратив слух, смог добиться таких результатов, о которых писали и говорили по всей стране. В 1958 году Орловскому было присвоено звание Героя Социалистического Труда. И это уникальный случай, когда один человек сумел добиться знаков высшего отличия на совершенно разных поприщах.

Кирилл Прокофьевич Орловский умер в 1968 году и был похоронен в том самом колхозе, который поднимал из руин. В 1964 году о нем был снят художественный фильм «Председатель», где главную роль сыграл Михаил Ульянов, получивший за тот фильм Государственную премию СССР. На вручении премии присутствовал и Орловский, заявивший после просмотра: «Я не зря прожил свою жизнь…»

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о