Константин Кукин — разведчик и дипломат

Советский разведчик Константин Кукин пришел в спецорганы довольно неожиданно. К моменту зачисления в штат внешней разведки он успел сделать неплохую партийную карьеру, был на хорошем счету в ЦК КПСС и возглавлял одно из торговых представительств Советской России в Великобритании. Но, видимо, участнику Гражданской войны Кукину все-таки не хватало адреналина, и он перешел на работу в разведку.

У истоков РККА

Константин Михайлович Кукин родился 23 ноября 1897 года в семье рабочего из Курска. В 1916 году окончил ремесленное училище и был призван в армию, где практически сразу получил звание прапорщика. После Февральской революции был демобилизован и вернулся в Курск. А потом случилась Октябрьская революция, которую семья Кукиных приняла всем сердцем.

В феврале 1918 года, когда начинала организовываться Красная Армия, Кукин вступил добровольцем во вновь организуемые войска, где сразу был назначен на командную должность. Сперва командовал ротой, а после вступления в ВКП(6) в марте 1918 года был назначен заместителем комиссара полка. Впрочем, на данной должности пробыл не долго.

Летом 1918 года Кукина со специальным заданием отправляют в захваченные немцами районы Белоруссии.

Несмотря на то что в марте 1918 года был подписан Брестский мир, немцы оккупировали довольно обширную территорию бывшей Российской империи и вплотную приблизились к Петрограду. Вести полномасштабную войну с немцами Красная Армия была не в силах. А потому большевики сделали упор на партизанскую войну. Кукин во главе небольшого отряда был направлен в Гомельскую область. Они обосновались в районе Речицы и несколько месяцев вредили немцам всеми возможными методами. Нападали на обозы, взрывали рельсы на железной дороге Гомель-Брянск, совершали налеты на комендатуры.

В ноябре 1918 года в Германии произошла революция. Кайзер Вильгельм II отрекся от престола, власть захватила Социал-демократическая партия Германии, которая образовала Веймарскую республику. Коммунисты, возглавляемые Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург, попытались провернуть тот же трюк, что и их русские соратники, свергнув демократическое правительство и установив диктатуру пролетариата. Однако, в отличие от российского Временного правительства, немецкие демократы оказались позубастее. Коммунистические поползновения были подавлены отрядами «фрайкор» (добровольческие отряды самообороны). Люксембург и Либкнехт были убиты без суда и следствия, коммунистическая революция была подавлена.

В результате распада Германской империи немецкие войска на востоке стали массово покидать оккупированные территории. Однако в дело вступила Польша, войска которой не дали большевикам занять западные области Украины и Белоруссии. Но Гомельская область, где действовал партизанский отряд Кукина, была освобождена.

Константин Кукин сперва обеспечивал эвакуацию немецких солдат из Белоруссии, а затем работал в политотделе дивизии. В 1920 году его переводят в Крым, где назначают председателем Бахчисарайского ревкома. Одновременно Кукин возглавил районные части особого назначения (ЧОН), которые зачищали Крым от остатков белогвардейцев и бандитов.

Затем была работа на руководящих должностях в РККА, а в 1923 году Кукин возвращается в родной Курск, сначала он был главой политуправления военного комиссариата, а затем и сам становится военкомом. В 1925 году его переводят военкомом в Московскую область. 20 марта 1926 года Кукина демобилизуют из армии по его собственной просьбе. Константин Михайлович решил делать карьеру в чисто партийных органах.

Читать:  Джулио Дуэ - создатель господства в воздухе

Судьбоносная встреча с однополчанином

После демобилизации Константина Кукина избирают секретарем партийной организации завода «Красный богатырь».

Почти сразу после избрания секретарем заводской партийной организации Кукин становится членом Сокольнического райкома партии. Затем последовало избрание делегатом на 16-ю партийную конференцию, а в 1929 году — членом городского Московского комитета ВКП(6). Следующим шагом могло стать продвижение в ЦК или Политбюро. Но в данном случае Кукину повезло, иначе он вполне мог попасть под каток первых чисток в составе центрального аппарата партии. Однако он твердо решил, что для работы на нынешнем уровне ему явно не хватает знаний. И решил сперва подучиться, поступив в Институт красной профессуры. В отличие от многих тогдашних партийных деятелей, Кукин не просто отбывал время на занятиях, а действительно учился. В частности, сильно увлекся английским языком, который учил очень прилежно. И не прогадал. Именно знание английского в будущем сделало его весьма важным сотрудником дипломатического корпуса и спецорганов.

В 1931 году, после окончания института, Кукина распределили в Наркомат иностранных дел. А вскоре его назначают управляющим отделением «Резиноимпорта» в Великобритании. Именно там и состоялась встреча Кукина с бывшим сослуживцем, которая резко изменила его жизнь.

А встретился Кукин в Лондоне с Евгением Мицкевичем, который во время Гражданской войны командовал полком и воевал как раз в Белоруссии. Там-то они и познакомились. Встреча была случайной, на какой-то бизнес-тусовке. Кукин обрадованно кивнул в сторону Мицкевича, со словами типа: «Сколько лет…» А в ответ услышал холодное: «Вы обознались».

Кукин был уверен, что обознаться он не мог, но что-то заставило его не настаивать. А на следующий день Мицкевич организовал личную встречу на нейтральной территории. Где и пояснил, что в Англии он находится по поддельным документам и отнюдь не как гражданин СССР. По некоторым намекам Кукин понял, что его бывший сослуживец работает на ОГПУ. А к тому времени авторитет этой организации был просто запредельным. Причем не только в Советском Союзе, но и в Европе. Чему способствовали успешные операции по Савицкому, Рейли, Кутепову и многие другие.

Кукин восхитился тем, что его бывший сослуживец работает на «невидимом фронте», а после часового общения пожелал Мицкевичу удачи в его нелегком труде. Даже не догадываясь, что Мицкевич устроил встречу с далеко идущими целями. Опытный разведчик-нелегал просто «пробивал» своего бывшего сослуживца. Сразу после прибытия из Англии в Москву он направился к главе Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ Артуру Артузову и посоветовал привлечь Кукина к разведдеятельности. Напомнив, что тот еще в юности имел опыт нелегальной работы на оккупированной немцами территории.

Артузов к рекомендации прислушался, и в конце 1931 года Кукину поступило официальное предложение перейти на работу в ОГПУ. Тот раздумывал недолго и вскоре был официально зачислен в штат ИНО. Что, впрочем, не сказалось на видимом положении вещей. Константин Михайлович продолжал оставаться торговым представителем «Резиноимпорта», но к его деятельности добавились непредусмотренные основной работой обязанности.

«Полезное» заболевание

На новом поприще Кукин проявил себя довольно неплохо. Мицкевич не ошибся, когда говорил Артузову, что его бывший сослуживец просто создан для «тайной войны». В 1932 году Кукина отзывают из Лондона, а после короткой переподготовки забрасывают в Харбин. Куда Кукин официально едет как представитель Госстраха, а неофициально — помощником резидента нелегальной разведки на северо-востоке Китая, где скучковалась масса белогвардейцев, среди которых английская и японская разведки вели успешную работу, направленную на доставление максимальных проблем Советскому Союзу.

Читать:  Иван Федоров - советский летчик-ас, награжденный Гитлером и Сталиным

В 1934 году в Харбин прибыл и «крестный отец» Кукина в разведке Мицкевич. Однако вместе поработать бывшим соратникам по Гражданской войне было не суждено. Практически сразу после приезда нового резидента (каковым и являлся Мицкевич) Кукин слег с острым отравлением, которое к тому же дало осложнение на сердце. Почти год Константин Михайлович провалялся в различных больницах, а по выздоровлении в Харбин уже не вернулся.

Его переводят в управление, которое возглавлял Яков Серебрянский. Напомним, что знаменитые «группы Яши» создавались в 30-х годах по всей Европе и в некоторых других странах мира. Их основным предназначением была активная разведка. Одну из таких групп и возглавил Константин Кукин. А его подразделению, базирующемуся в Забайкалье, было предписано оказывать противодействие японским шпионам и диверсионным группам бывших белогвардейцев, засылаемым на территорию СССР.

А затем наступил 37-й год… Был арестован, а затем и расстрелян Артур Артузов. Кукина, как креатуру «врага народа», срочно отозвали в Москву. Дабы поинтересоваться по поводу связей разведчика с троцкистами и другими врагами революции. И тут Константин Михайлович показал себя действительно хорошим разведчиком, нашедшим идеальный ход, как в казематы родной конторы не попасть и предателем-невозвращенцем не прослыть. Кукин… сильно заболел. История умалчивает, была ли это симуляция, или разведчику действительно стало настолько плохо с сердцем, что он несколько месяцев провалялся на больничной койке, но на допрос к следователю (после которого его в лучшем случае ждали лагеря, а в худшем расстрел) Кукин так и не попал.

Из органов НКВД его уволили по состоянию здоровья. Стремительно выздоровевший Кукин попытался устроиться на новое место работы, но в любом учреждении, узнав, что Константина Михайловича уволили из НКВД, неизменно отвечали отказом. А потом произошла еще одна встреча с бывшим сослуживцем, которая опять изменила судьбу Кукина.

В октябре 1937 года Константин Михайлович наведался в ИНО, где ранее работал. А там столкнулся с Абрамом Слуцким, который заменил Артузова на посту главы внешней разведки. Он был человеком трусливым и мелочным, но Кукина знал еще со времен работы в Сокольническом райкоме партии. К тому же звезда наркома НКВД Николая Ежова, который и санкционировал чистки, уже закатывалась, поэтому в спецорганах царила некая несуразица. Что позволило Слуцкому восстановить Кукина на службе. Зачем он это сделал, остается загадкой, но для Константина Михайловича это стало спасением.

Он же настоятельно посоветовал своему благодетелю отправить себя куда подальше, пока в Москве все не устаканится. Что Слуцкий и сделал. В начале ноября 1937 года Кукин был отправлен в США, в качестве второго секретаря полпредства, а по сути резидентом легальной разведки в Штатах.

На этой стезе Кукин опять проявил характер. Он реанимировал некоторые связи прежних резидентов, которые в Москве посчитали «троцкистскими». Но именно те связи позволили Советскому Союзу добыть массу полезных сведений, а впоследствии содействовали вступлению США во Вторую мировую войну. Лаврентий Берия попытался «наехать» на строптивого подчиненного, но успехи Кукина, да еще и нехватка серьезных кадров… В общем, Константина Михайловича хоть и отозвали в 1941 году в Москву, но никаких обвинений не предъявили. Более того, в 1942 году, когда нарком иностранных дел Вячеслав Молотов поехал с долгосрочным визитом в США, его ближайшим советником был именно Кукин.

Читать:  Михаил Васильевич Хруничев

Главная задача — второй фронт

До 1943 года Кукин работал в центральном аппарате разведки. А затем главу английской резидентуры Анатолия Горского решено было перебросить в США. Но на кого его заменить? Как мы уже писали, многие агенты в Англии отказывались работать с незнакомыми людьми. Тут-то и всплыла кандидатура Константина Кукина, который еще в начале 30-х познакомился со многими из тех, кто до сих пор продолжал работать на советскую разведку. Кукин не только принял бразды правления в Великобритании, откуда поступала наиболее «горячая» информация, но и даже сумел расширить список источников. Умудрившись не только не потерять контакта с «Кембриджской пятеркой», но и завербовать новых агентов.

В первую очередь Москву интересовал конечно же второй фронт. Черчилль обещал Сталину, что высадка англо-американских войск в Европе произойдет не позднее сентября 1943 года. Но Кукину удалось добыть документы, из которых следовало, что в 1943 году союзники намерены высадиться на Сицилии и Сардинии и оккупировать Тунис и Алжир. О высадке в Европе речь не шла.

На Тегеранской конференции Сталин потребовал от Рузвельта и Черчилля подписать документ о том, что второй фронт будет открыт не позднее 15 мая 1944 года. Словесным обещаниям «вождь всех времен и народов» уже не верил. Но, даже связанные договором, союзники нарушили установленные сроки и высадились в Нормандии лишь в июне 1944 года.

Некоторые специалисты ошибочно утверждают, что в 1946 году, после очередной реорганизации в спецорганах, Константин Кукин был назначен чрезвычайным и полномочным послом в Великобритании, продолжая возглавлять английскую резидентуру. На самом деле это не так. Послом в Англии в 1946 году был назначен Георгий Зарубин, до этого работавший послом в Канаде. Кукин в том же году действительно был произведен в дипломатический чин чрезвычайного и полномочного посланника. Должность довольно серьезная, но послом он все-таки не был.

В 1949 году Кукин вернулся в СССР и возглавил 1-й (англо-американский) отдел Комитета информации МИД, где были объединены все структуры внешней разведки. В 1952 году у Константина Михайловича обострились старые болезни, и он ушел в отставку. Скончался Кукин в 1979 году.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о