Крейсера проекта 68 - БИС | Военное оружие и армии

Крейсера проекта 68 — БИС

Построив в конце 1930-х годов шесть крейсеров типа «Киров» (проектов 26 и 26-6ис), ВМФ СССР приступил к осуществлению обширной кораблестроительной программы. Большое внимание в ней уделялось легким крейсерам, которых предполагалось построить еще 26 единиц.

Был разработан новый проект, и на протяжении 1939-1941 годов в Ленинграде и Николаеве заложили семь крейсеров проекта 68. Начало войны и дальнейшее развитие событий не позволили ввести в строй ни один из них, а после войны уже по скорректированному проекту 68-К удалось достроить только пять.

Программа строительства так называемого большого флота возобновилась, но моряки требовали новых проектов кораблей, в которых был бы учтен не только опыт войны, но хоть отчасти и послевоенные тенденции. Применительно к крейсерам проекта 68 это привело к появлению второй коррекции — по сложившейся тогда традиции доработанный проект получил обозначение 68-бис.

Mikhail_Kutuzov_(cruiser)

1367360590_kreyser-upravleniya

КОНСТРУКЦИЯ И ПОСТРОЙКА

От прототипа (проект 68-К) последние советские классические (чисто артиллерийские) крейсера отличались цельно-сварным корпусом, усиленной артиллерией универсального и зенитного калибра, улучшенными количественно и качественно средствами радиолокации и связи, большей дальностью плавания и (с учетом перечисленного) неизбежно выросшим водоизмещением. Силовая установка и артиллерия главного калибра остались такими же. Бронирование представляло традиционную цитадель с бортовым 100-мм поясом и траверзами (кормовой 100, носовой 120 мм), включенную в силовую схему корпуса. Бортовой пояс занимал более 80 % длины. Особо стоит упомянуть архаичное дутье воздуха в котельные отделения (вместо дутья непосредственно в котлы) — в бою единственная пробоина в районе котельного отделения неизбежно приводила к падению давления пара и снижению скорости.

Головной корабль серии, «Свердлов», был заложен 15 октября 1949 на заводе № 189 в Ленинграде и вошел в строй 15 мая 1952-го. В последующие годы на этом предприятии и заводах № 194 (Ленинград),№ 444 (Николаев), № 402 (Северодвинск) построили еще 13 крейсеров: в 1952-м вошли в строй «Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов», «Александр Невский»; в 1953-м — «Адмирал Нахимов», «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев»,«Александр Суворов»; в 1954-м — «Адмирал Сенявин», «Октябрьская революция», «Михаил Кутузов», «Дмитрий Пожарский» и в 1955-м — «Мурманск». В момент закладки «Свердлова» собирались построить 25 крейсеров этого типа,заложить успели 21, а достроить — «всего» 14. Н. Хрущев, волюнтарист и «злодей» в одном лице (не любил красивые корабли и самолеты), волевым решением сначала остановил постройку семи крейсеров, а 2 сентября 1959-го отправил в утиль (пять из них имели готовность более 68 %). Однако, оценивая ситуацию без эмоций, к концу (и даже к середине) 1950-х годов эти крейсера флоту были нужны лишь в качестве символа — боевая ценность их была весьма сомнительной.

СЛУЖБА И ОЦЕНКА

Эксперт-аналитик советского ВМФ А. Платонов великолепно сформулировал эту ситуацию в одной фразе: «Наконец, к середине 50-х годов наш флот получил те корабли, о которых мечтал накануне войны».

За прошедшие с 1939 года (когда заложили первый крейсер по проекту 68) почти 20 лет в борьбе на море произошла не одна, а несколько революций. Опыт истребления японского флота наглядно показывал, что при атаке авиации даже самая мощная зенитная артиллерия корабль не спасет. А после появления реактивной авиации шансы уцелеть превращались из призрачных в нулевые. Если же сравнить «бисы» с их современниками — американским крейсером «Вустер» или британским «Тайгер», то в активе нашего корабля остается только красивый силуэт. Оба противника имели автоматические орудия главного калибра, притом способные вести огонь и по воздушным целям. Даже «Тайгер» всего с четырьмя орудиями ГК выпускал в минуту больше снарядов, чем «Свердлов», а о «Вустере», имевшем 12 стволов, лучше и не вспоминать… Таким образом, буквально через несколько лет перед командованием советского флота встал вопрос: что делать с этими большими, красивыми и дорогими кораблями?

Никаких чудодейственных решений не появилось, и реализовали четыре варианта:переоборудование в корабль с ракетным вооружением («Нахимов» с ПКР, а «Дзержинский» с ЗРК; оба варианта признаны неудачными), продажа за границу («Орджоникидзе» в 1962-м в Индонезию, переименован в Irian, после недолгой службы превращен в тюрьму для противников режима), переоборудование в «крейсер управления» («Жданов» — по проекту 68У-1 в 1966-1971 годах, «Сенявин» — по проекту 68У-2 в 1967-1972 годах) и простейший — вывод из боевого состава. В первые годы службы, за неимением достаточно комфортных и престижных самолетов, эти крейсера нередко использовались советским руководством в качестве «Борта № 1» — в ходе одного из таких визитов в гавани Портсмута таинственным образом погиб агент MI6 Крэбб, пытавшийся «осмотреть» крейсер «Орджоникидзе». В 1960-е почти все крейсера побывали в отстое, у одних он ограничился тремя годами, а другие оставались и по восемь лет. В конце 1960-х появилась новая, радикальная идея: если постоянно сопровождать авианосец противника, то при внезапном начале войны артиллерия крейсера имеет прекрасный шанс вывести его из строя и даже отправить на дно. Все оставшиеся к этому времени (12 единиц) крейсера расконсервировали и ввели в строй. Спустя 10 лет и эта самоубийственная роль оказалась невостребованной, и «бисы» начали выводить в «резерв», откуда они напрямую отправлялись на слом.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях