Линейные крейсера типа «Конго»

Победа в войне с Россией дала мощный толчок развитию японского военно-морского флота. Как и в прежние годы, японские специалисты ориентировались на британский опыт и достижения в этой области.

Разработка в Великобритании концепции линейного крейсера — корабля, вооруженного на уровне дредноута, но более быстроходного и слабее защищенного — вызвала интерес и в Стране восходящего солнца. Линейные крейсера должны были выполнять функции вооруженной разведки, поддерживать легкие корабли и выступать в роли авангарда главных сил флота. К проектированию первых линейных крейсеров в Японии приступили в 1908 году. Все работы велись силами Морского технического департамента, а ориентиром для разработчиков служили официально объявленные характеристики первого британского линейного крейсера «Инвинсибл». Первоначально проект предусматривал постройку корабля с водоизмещением 18 650 т, скоростью 25 узлов и главным калибром из четырех 305-мм и восьми 254-мм орудий. После того как стали известны истинные характеристики британского корабля, проект изменили. Теперь японский линейный крейсер должен был иметь водоизмещение 18 750 тонн, скорость 26,5 узлов и однородный главный калибр из десяти 305-мм орудий. Первый корабль серии предполагалось заложить в 1911 году. Но британцы не останавливались на достигнутом и заложили линейный крейсер «Лайон», существенно превышавший указанные характеристики. Стремясь не отстать, японцы в 1910 году обратились к британской фирме «Виккерс» с предложением разработать новый проект и построить головной корабль в Англии.

КОНСТРУКЦИЯ

Исходным пунктом для проектирования будущего «Конго» был проект линейного крейсера «Лайон», подвергшийся существенным улучшениям. Главным конструктором проекта являлся сэр Джордж Терстон. Прежде всего он изменил общую компоновку корабля. На «Лайоне» третья (из четырех) башня главного калибра находилась в средней части корабля, между дымовыми трубами, что существенно ограничивало углы обстрела. В японском проекте эта башня была смещена к корме. Теперь все четыре башни главного калибра располагались по линейно-возвышенной схеме, ставшей впоследствии классической. Вместо применявшихся на «Лайоне» 343-мм орудий главного калибра для «Конго» выбрали новые 356-мм пушки разработки концерна «Виккерс». В свою очередь, это позволило уменьшить толщину броневого пояса с 229 до 203 мм — считалось, что благодаря новой артиллерии «Конго» сможет вести бой на больших дистанциях, что снижало его уязвимость. Вместо 102-мм орудий среднего калибра на «Конго» применили 152-мм пушки. С двух до восьми увеличили количество торпедных аппаратов. Паротурбинная силовая установка мощностью 64 000 л. с. осталась такой же, как на «Лайоне».

Итогом усилий Терстона стал проект лучшего в мире (для своего времени) линейного крейсера. Это вызвало даже оживленную полемику в английской прессе — зачем, мол, Великобритания строит на экспорт корабли, превосходящие собственные.

ПОСТРОЙКА

В соответствии с контрактом, постройкой головного корабля занялась фирма «Виккерс». «Конго» был заложен на верфи в Бирмингеме 17 января 1911 года, спущен на воду 18 мая следующего года и вошел в строй 16 августа 1913-го. Вскоре после закладки «Конго» между Японией и «Виккерсом» был заключен контракт, предусматривавший передачу основных технологий. Это позволило 4 ноября 1911 года на военно-морской верфи в Йокосуке заложить второй корабль, получивший название «Хиэй». Он был спущен на воду 21 ноября 1912-го и вошел в строй 4 августа 1914 года. Около 30 % материалов и комплектующих для «Хиэй» были импортированы из Великобритании. А вот следующая пара линейных крейсеров — «Кирисима» и «Харуна» — строились целиком из отечественных материалов. Постройку их поручили частным верфям — соответственно, «Мицубиси» в Нагасаки и «Кавасаки» в Кобэ — велась она практически синхронно. «Кирисима» и «Харуна» были заложены 17 и 16 марта 1912 года, спущены на воду 1 -го и 14 декабря 1913-го и вошли в строй в один день — 19 апреля 1915 года.

МОДЕРНИЗАЦИИ

В 1920-е годы на линейных крейсерах производились доработки, связанные с усилением зенитной артиллерии и увеличением дальности стрельбы орудий главного калибра. В 1927-1931 годах три корабля (кроме «Хиэй», перестроенного в учебный артиллерийский корабль) прошли модернизацию, в ходе которой была увеличена толщина броневой палубы, усилена противоторпедная защита, 36 старых котлов заменены на 10 новых. Корабли получили авиационное вооружение: катапульту и три гидросамолета-разведчика. В 1933-1940 годах все четыре корабля прошли еще одну модернизацию. Корабли получили новые паровые турбины (мощность силовой установки возросла вдвое — до 136 000 л. с), снова была увеличена дальность стрельбы главным калибром (до 35 450 м), усилена зенитная артиллерия. А уже в ходе войны количество зениток на кораблях вновь пришлось увеличить.

БОЕВАЯ СУДЬБА ЛИНКОРОВ ТИПА «КОНГО»

Межвоенное десятилетие было для кораблей типа «Конго» (переклассифицированных в начале 1930-х годов из линейных крейсеров в линкоры) достаточно мирным. В настоящий бой они пошли только после вступления Японии во Вторую мировую войну.

К декабрю 1941 года все корабли типа «Конго» входили в состав 3-го дивизиона линкоров, но их военные судьбы сложились совершенно по-разному. «Конго» в начале войны был выделен в состав сил, обеспечивавших высадку японских войск в Малайе. В феврале 1942 года он сопровождал авианосное соединение Императорского флота во время действий против Голландской Ост-Индии, а в марте-апреле — в рейде к Цейлону. В июне «Конго» обеспечивал высадку на Алеутских островах, а затем участвовал в боях у острова Гуадалканал. На рубеже 1943-1944 годов линкор прошел модернизацию с усиление зенитного вооружения. В июне 1944 года в составе главных сил адмирала Одзавы «Конго» принимает участие в первом сражении в Филиппинском море, а в октябре — в битве в заливе Лейте (втором сражении в Филиппинском море). 21 октября 1944 года, следуя в сопровождении эсминца «Урадзуки», «Конго» северо-западнее о. Тайвань был торпедирован американской подлодкой «Силайон». Корабль, получивший попадания двух или трех торпед, быстро затонул, а с ним погибло около 1200 моряков. «Хиэй» сопровождал авианосцы адмирала Нагумо в рейде к Перл-Харбору. Первое полугодие 1942-го для корабля также было связано с эскортированием авианосцев; сначала к Дарвину (Австралия), затем к Цейлону и Мидуэю. После короткого ремонта «Хиэй» был направлен к Гуадалканалу. В ночь с 12 на 13 ноября 1942 года линкор участвовал в артиллерийском бою с американскими кораблями. Повредив два вражеских тяжелых крейсера, «Хиэй» сам получил около 85 попаданий с малой дистанции (в том числе 50 203-мм снарядами). Ни один из снарядов не пробил броневой пояс, но попадания вызвали многочисленные пожары в надстройках и потерю управляемости. Неспособный маневрировать, корабль днем 13 ноября подвергся налету американской авиации, получив попадания четырех бомб и четырех торпед. Поскольку эвакуировать корабль не было возможности, «Хиэй» пришлось добить торпедами японских эсминцев.

Боевой путь «Кирисимы» практически повторял карьеру «Хиэй»: он эскортировал авианосцы к Перл-Харбору, Дарвину, Цейлону и Мидуэю. Вместе с «Хиэй» «Кирисиму» направили к Гуадалканалу, где пережить напарника «Кирисиме» удалось только на один день: в ночь с 14 на 15 ноября он был тяжело поврежден артиллерийским огнем линкора «Вашингтон» (9 попаданий 406-мм снарядов и около 40 — 127-мм).

Вследствие полученных повреждений «Кирисима» затонул днем 15 ноября. «Харуна» в начале войны обеспечивал высадку японских войск в Малайе, затем действовал в южной части Тихого океана. В июне 1942 года он принимал участие в сражении у Мидуэя, затем действовал у Гуадалканала и сопровождал авианосцы у Соломоновых островов. В июне 1944-го в составе главных сил адмирала Одзавы «Харуна» принимает участие в первом сражении в Филиппинском море, а в октябре — в битве в заливе Лейте. «Харуна» оказался единственным из кораблей типа «Конго», пережившим 1944 год. В 1945 году в море он уже не выходил, оставаясь на военно-морской базе Курэ. Там же он и был потоплен в результате налета американской палубной авиации 28 июля 1945 года.

ОЦЕНКА ПРОЕКТА

До 1916 года японские адмиралы могли с гордостью взирать на свои линейные крейсера, считавшиеся лучшими в мире. Однако результаты Ютландского боя поставили крест на дальнейшем развитии класса. Немногие оставшиеся линейные крейсера подвергались многочисленным модернизациям, направленным прежде всего на устранение их главного недостатка — слабого бронирования. Не избежали этого и корабли типа «Конго». Двукратная модернизация повысила их боевые качества, но вертикальное бронирование оставалось слишком слабым, чтобы дать серьезные шансы в бою с линкорами, что и подтвердилось в единственном столкновении кораблей этого типа с линейными кораблями американского флота, когда «Кирисима» был потоплен огнем линкора «Вашингтон».

Японское командование сознавало слабость своих линейных крейсеров и использовало их в качестве расходного материала. Фактически именно линейные крейсера вплоть до 1944 года были единственной действительно активной частью линейных сил императорского флота.

Следует признать, что до появления на Тихом океане современных американских линкоров они вполне справлялись со своими задачами, главной из которых было прикрытие быстроходных авианосцев. Гибель «Хиэй» объяснялась крайне неблагоприятной тактической обстановкой, но не недостатками самого корабля. Тем не менее на втором этапе войны японское командование предпочитало держать уцелевшие линейные крейсера подальше от возможного столкновения с американскими линкорами.

Явные недостатки типа «Конго» привели к парадоксальной ситуации. Самые слабые крупные корабли японского флота сделали куда более яркую карьеру, чем линкоры, почти всю войну простоявшие в резерве. Как ни странно, но по критерию стоимость/эффективность линейные крейсера оказались самыми полезными из крупных артиллерийских кораблей Японии.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *