Линкоры типа «Айова»

Прошедшие через войну на Тихом океане, применявшие свой главный калибр в Корее и Вьетнаме, четыре линкора типа «Айова» дожили до 1980-х годов и приняли участие в еще одной войне, «Буре в пустыне», когда их возраст приближался к 50 годам.

Появление быстроходных немецких линкоров и сведения о японской программе модернизации линейных крейсеров типа «Конго» заставили американцев предусмотреть вариант перехвата таких кораблей.

Есть соблазн сказать, что эти линкоры вобрали в себя опыт боев первых лет Второй мировой войны, но в действительности их создавали в предвоенные годы. Последние крупные изменения в проект внесли в ноябре 1930 года.

К началу войны американцы уже построили два новых линкора типа «Норт Кэролайн», еще четыре типа «Саут Дакота» находились в процессе. «Дакоты» были прекрасными кораблями своего класса — мощное вооружение и отличная защита удачно «вписались» в очень компактный корпус, и при очень умеренной мощности механизмов они развивали вполне достойную скорость в 27 узлов. Эти линкоры были олицетворением американской концепции тяжелых артиллерийских кораблей: акцент прежде всего на защите, затем на мощном вооружении и отсутствие маниакального желания достичь минимального превосходства в скорости, не считаясь с ценой (итальянский подход). Этих приоритетов американцы придерживались на протяжении всех предыдущих 30 лет, но «Айова» стала несколько странным отходом от этих многолетних традиций.

СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ

В качестве типовых вариантов использования таких линкоров рассматривались: нейтрализация вражеских рейдеров и прикрытие собственных быстроходных авианосцев в случае внезапного нападения. Особенно ночью, когда авианосцы становились беззащитными.

Для выполнения этих задач, как виделось тогда, требовалась скорость не менее 32 узлов, позволявшая линкорам не отставать от авианосцев либо гарантированно перехватить вражеский рейдер. На первый взгляд, по сравнению с «Дакотами» прибавка в скорости была невелика, но эти дополнительные 5 узлов обошлись — в прямом и переносном смысле — очень дорого. Поначалу проектировщики предполагали уложиться в договорные ограничения (45 тыс. т), но вскоре стало ясно, что требуемой скорости в 33 узла удастся достичь лишь при увеличении водоизмещения на 10 тыс. т. Мало того, эти 6 узлов потребуют более чем полуторакратного увеличения мощности силовой установки.

Если «Дакоты» достигали 27 узлов при 130 000 л. с, то новому линкору, по расчетам, требовалось порядка 210 000 л. с. К этому моменту выход из договора Японии и Италии развязал кораблестроителям руки и единственным ограничением осталось «панамакс» — ширина и осадка, позволявшие кораблю использовать Панамский канал.

ВООРУЖЕНИЕ

Вооружение главного калибра по сравнению с шестью предыдущими линкорами осталось неизменным (девять 406-мм орудий в трехорудийных башнях), увеличились лишь длина ствола (с 45 до 50 калибров) и, соответственно, начальная скорость снаряда. Средний калибр был представлен 20 великолепными 127-мм универсальными скорострельными орудиями, способными эффективно бороться не только с легкими кораблями, но и самолетами на больших высотах и дальностях. Размещенные в десяти двухорудийных башнях, они обеспечивали равномерный обстрел по всем секторам.

ШЕСТЬ ВМЕСТО ЧЕТЫРЕХ

Головной корабль серии, «Айову», заложили 27 июня 1940 года, через три месяца «Нью-Джерси», а в январе 1941-го — «Миссури» и «Висконсин». Первоначальные планы предполагали этим и ограничиться, но развитие ситуации в мире вынудило в 1942-м заложить еще два — «Кентукки» и «Иллинойс». В соответствии с американской системой обозначений кораблей ВМФ, эти шесть линкоров получили (в том же порядке) номера от ВВ-61 до ВВ-66. Первые два линкора вошли в строй через 2 года 8 месяцев после закладки (в феврале и мае 1943-го), а вторая пара — через 3,5 года (в 1944-м). С завершением войны «Кентукки» и «Иллинойс» решили не достраивать, но разрезали их только в 1958-м.

ПРОТИВ ЯПОНИИ

В 1943-м, когда «Айова» начала службу, линкоры уже бесповоротно перешли на вторые роли. Никаких боев тяжелых сил, подобно схваткам в водах Гуадалканала, за оставшиеся два года войны так и не произошло. Впрочем, в октябре 1944-го у американских линкоров, включая и «Айову», был шанс показать в бою свою мощь, но… тактическая ошибка адмирала Хэлси вновь развела американские и японские линкоры. За всю войну «Айовы» участвовали в бою всего пару раз, а целями были корабли не крупнее эсминца. Однако их главный калибр работал без устали — сначала обстрелы Иводзимы, затем Окинавы и, наконец, самих японских островов Хонсю и Хоккайдо. Кульминацией стало подписание капитуляции Японии на борту «Миссури», бросившего якорь в Токийском заливе.

ОТ СНАРЯДОВ К «ТОМАГАВКАМ»

За триумфом последовали пять лет спокойной службы, пока в Корее снова не потребовались их орудия — и теперь уже исключительно для огневой поддержки приморских флангов армии и обстрелов прибрежных объектов. В 1956-1958 годах все они были отправлены в резерв, откуда, как тогда казалось, спустя несколько лет неизбежно будут списаны на слом. Тем не менее в 1968-м «Нью-Джерси» снова призвали на службу — во Вьетнам, с той же задачей, что ранее. Правда, пострелять пришлось всего год, уже в начале 1969-го он присоединился к своим спящим собратьям. Второе рождение этих могучих кораблей состоялось как ответ на усилиние советского флота, и в особенности — тяжелых крейсеров типа «Киров».

На протяжении 1982-1986 годов все они были введены в строй, пройдя ремонт и получив ракетное вооружение — крылатые ракеты для ударов по наземным целям «Томагавк» и противокорабельные ракеты «Гарпун», при этом немного пострадала 127-мм артиллерия: из десяти башен оставили лишь шесть. В настоящее время все «Айовы» стали кораблями-музеями.

КОНСТРУКЦИЯ ЛИНЕЙНЫХ КОРАБЛЕЙ ТИПА «АЙОВА»

Линкоры типа «Айова» представляли собой гладкопалубные корабли со значительной седловатостью в носовой части и броневой цитаделью, защищающей со всех сторон наиболее важные механизмы, узлы и отсеки.

Практически все вооружение и большая часть оборудования были сосредоточены в центральной части, в том числе на развитой надстройке, где размещались боевая рубка, дымовые трубы, основная часть универсальной и зенитной артиллерии.

БРОНИРОВАНИЕ

Схема бронирования в основном повторяла схему, использованную на линкорах типа «Саут Дакота». Бортовая броня была внутренней (располагалась внутри корпуса) и состояла из основного пояса, защищавшего пространство между 2-й и 3-й палубами, и примыкавшего к нему нижнего пояса, простиравшегося от 3-й палубы до самого дна. Толщина основного пояса составляла 307 мм на всем протяжении от 50-го до 166-го шпангоута, при этом плиты были установлены под наклоном 19° наружу. При попадании снаряда с очень настильной (близкой к горизонтальной) траекторией — что было возможно лишь при стрельбе на малых дистанциях — эффективность брони за счет наклона возрастала на 11 %. При увеличении дистанции угол встречи снаряда с броневым поясом уменьшался, ее эффективность росла, но одновременно прогрессивно снижалась проекция пояса к траектории снаряда на плоскость, т. е. вероятность попадания в пояс заметно снижалась — снаряд либо проходил выше пояса и встречал на пути лишь палубы, уже гораздо меньшей толщины, либо пробивал наружный борт и крушил нижний броневой пояс. Нижний броневой пояс имел толщину от 307 мм в верхней части до 41 мм у дна — с его помощью предполагалось «ловить» снаряды, вошедшие в борт ниже уровня воды и, соответственно, потерявшие большую часть скорости. Заодно этот пояс играл роль противоторпедной защиты.

Траверзы, замыкавшие цитадель с носа и кормы, имели толщину 287 мм на первых двух кораблях и 368 мм на всех остальных. Горизонтальное бронирование состояло на большей части из трех разнесенных палуб: верхней (37 мм), взводившей взрыватели бомб и разрушавшей наконечники бронебойных снарядов, основной (1 52 мм) и нижней (13-25 мм) противоосколочной. Мощной броней обладали лобовые плиты башен ГК (432 мм), боевой рубки (440 мм) и барбеты башен (295-440 мм выше цитадели).

ВООРУЖЕНИЕ

Главный калибр был представлен 406-мм орудиями Mk 7 с длиной ствола 50 калибров. При использовании полного заряда в 297 кг начальная скорость 1225-килограммового бронебойного снаряда (самого тяжелого в своем классе) составляла 790 м/с. При максимальном угле возвышения 45° дальность стрельбы с максимальным зарядом достигала 38,7 км. Каждое орудие в башне имело индивидуальную вертикальную наводку и могло делать два выстрела в минуту.

Ствол без затвора весил около 108 т, а башня в сборе — более 1000 т. Обслуга одной башни вместе с подбашенными отделениями составляла почти 100 человек.

Боезапас отличался в каждой из башен, составляя от 370 до 450 снарядов — 1225-кг бронебойных и 862-кг фугасных. В 1950-е годы на вооружении линкоров появился и специально разработанный для них снаряд с ядерной БЧ W23 мощностью 15-20 кт.

Мощнейшая батарея 127-мм универсальных скорострельных орудий позволяла эффективно бороться с любыми самолетами 1940-х годов. Снаряд покидал ствол на скорости 780 м/с, давая возможность достаточно надежно сбивать воздушные цели на дальности до 4 км (максимальная дальность стрельбы была в несколько раз больше), во многом благодаря радиовзывателю. Интересно, что одну из башен по традиции обслуживали морские пехотинцы (небольшое их число входило в состав экипажа линкора).

40-мм счетверенные «Бофорсы» превосходно зарекомендовали себя во время Второй мировой войны, но со скоростными самолетами бороться уже не могли — на «Нью-Джерси» их демонтировали в 1968-м, на остальных — при модернизации в начале 1980-х. А 20-мм «Эрликоны» действовали вполне успешно вплоть до конца 1944 года, но против камикадзе заметно уступали 40-мм установкам. Авиационное вооружение первоначально состояло из трех (на практике — чаще двух) поплавковых гидросамолетов OS2U «Кингфишер». Ангара не было, и самолеты хранились на двух катапультах в кормовой части. Посадка производилась на воду, самолет подруливал к линкору и возвращался на борт краном. Основной их задачей традиционно было корректирование артогня линкора, но по мере развития радиолокации она все больше отходила на второй план. Кроме этого, самолет мог использоваться для разведки и поисково-спасательных заданий. В послевоенное время катапульты демонтировали, а на смену гидросамолетам пришли вертолеты (в разное время — H03S, UH-1, SH-2 «Си Спрайт», СН-46 «Си Найт», СН-53 «Си Стэллион», SH-60B «Си Хок»). Наконец, в 1980-е годы на вооружении снова появились самолеты — правда, теперь в виде БПЛА RQ-2 «Пайонир».

ЭКИПАЖ

Экипаж линкоров по проекту составлял около 1900 человек, но в связи с оснащением как в процессе постройки, так и в ходе службы дополнительным оборудованием и особенно многочисленными зенитными установками к концу войны на одном из кораблей это число было превзойдено в полтора раза, превысив 2900 человек. Несмотря на эти крайне стесненные условия, обитаемость на «Айовах» была выше стандартов европейских и особенно японских аналогов. В ходе модернизации начала 1980-х демонтаж всей «персоналоемкой» зенитной артиллерии малого калибра и замена оборудования позволили сократить экипаж до проектного уровня, но все равно содержание 7,5 тыс. моряков обходилось очень дорого, что в немалой степени способствовало быстрому завершению службы последних в мире линкоров («Висконсин» прослужил всего пять лет).

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИНКОРА «АЙОВА» (НА 1944 г.)

  • Водоизмещение, т:
    — стандартное: 48 400
    — боевое: 55 400
  • Размерения, м:
    — длина: 270
    — ширина: 33
    — осадка: 10,7
  • ГЭУ: паровые турбины общей мощностью 212 000 л. с.
  • Технические характеристики:
    — скорость, узлов: 32
    — дальность плавания, морских миль: 14 900 (при 15 узлах)
  • Экипаж.: 2788 чел.
  • Вооружение: артиллерийское: 9 х 406-мм АУ Mk 7, 20 х 127-мм универсальных АУ Mk 12,19 х 40-мм счетверенных и 52 х 20-мм зенитных АУ; три гидросамолета разведчика-корректировщика OS2U
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *