Мышеловка для «Крыс пустыни». Роммель захватил Тобрук в численном меньшинстве!

Малоизвестный ливийский город Тобрук в годы Второй мировой войны прогремел дважды. Сначала как символ стойкости британской армии, а потом — как самая крупная победа Африканского корпуса Роммеля.

Боевые действия в Ливии между британцами и противостоящими им германо-итальянскими войсками называли «африканским маятником». Когда «маятник» качался в сторону британцев, то они откатывались на восток, в Киренаику, и далее — к границам Египта. Рванувшие за ними германо-итальянцы растягивали коммуникации, а потом, сконцентрировав силы, противник наносил по ним контрудар и отбрасывал их на запад — в Триполитанию, к границам Туниса и Алжира. Далее все повторялось сначала.

«Африканский маятник»

Британская 8-я армия, воевавшая в Северной Африке, численно превосходила противника, причем состояла она не только из англичан и шотландцев, но также из австралийцев, канадцев, новозеландцев, южноафриканцев, индийцев. В наличии имелись также формирования «Свободной Франции», польская бригада и даже батальон чехословаков.

Африканский корпус Эрвина Роммеля, прозванного Лисом пустыни, состоял из трех дивизий вермахта (потом, правда, их стало больше). Итальянских войск было больше, но в качественном отношении они уступали германским союзникам. Впрочем, если немцы проявили себя мастерами стремительных танковых операций, то итальянцы демонстрировали мастерство в возведении оборонительных сооружений. Захватив в начале войны главный город Киренаики Тобрук, британцы восхитились тамошними укреплениями — хорошо замаскированными бетонными бункерами, грамотно вырытыми противотанковыми рвами и минными полями.

В апреле 1941 года, качнувшись в очередной раз, «маятник» крепко стукнул британцев по лбу. Но взять Тобрук с ходу немцы не смогли и приступили к осаде, затянувшейся на восемь месяцев. Защитников города, которые намертво стояли в обороне, забившись в окопы и казематы, прозвали «крысами пустыни». Их героизм превозносился британской пропагандой, отчасти чтобы продемонстрировать, что томми тоже сражаются.

В ноябре 1941 года, в ходе проводившейся операции «Крестоносец», Тобрук деблокировали, и «маятник» в очередной раз понесся в сторону Триполитании.

Удержать город не удалось бы без активного содействия британского флота, который сумел эвакуировать 34 тысячи военнослужащих (в ходе ротации частей), 7 тысяч раненых и 7 тысяч пленных.

Успех флота, в свою очередь, обеспечивался наличием у британцев такого «непотопляемого авианосца», как Мальта. Однако, обломав зубы о Тобрук, германо-итальянское командование усилило блокаду Мальты и одновременно приступило к подготовке плана «Геркулес» по захвату острова. Роммель рвался руководить операцией и даже высадиться с первой волной десанта. Но пока ему пришлось отражать британское наступление на Триполитанию.

Котел между «коробками»

Формально пост главнокомандующего войсками стран «оси» занимал итальянский генерал-губернатор Ливии Этторе Бастико. Но фюрер надавил на дуче, и войска союзников объединили в подчинявшуюся Роммелю танковую армию «Африка», которая состояла из немецкого Африканского корпуса (три дивизии) и трех итальянских корпусов — 10-го и 21-го армейских и 20-го мобильного. Вместо повышенного в должности Роммеля командование Африканским корпусом принял Вальтер Неринг.

Ненадолго захватив и быстро потеряв Бенгази, британцы смогли остановить наступление Лиса пустыни на линии Эль-Газалы, которая тянулась на 60 километров на юг от одноименного города до защищаемого «свободными французами» генерала Кенига городка Бир-Хакийма.

Читать:  Третье Харьковское сражение

Оборона состояла из расположенных на значительном расстоянии друг от друга укрепленных узлов (так называемых «коробок»). За ними находились резервы 8-й армии, которые готовились к запланированному на начало июня наступлению. Но Роммель перешел в наступление раньше. Его замысел заключался в том, чтобы 26 мая нанести ложный фронтальный удар по Эль-Газале, а потом, когда противник сконцентрирует здесь свои силы, перегруппировать войска на юг к Бир-Хакийму. На переброску отводилось всего несколько часов, и уже ранним утром 27-го итало-германцы должны были развернуть наступление из южного сектора на северо-восток.

Этот классический обходной маневр поначалу развивался вполне успешно: войска Роммеля отбросили две британские бригады и даже захватили в плен командира 4-й британской бронетанковой дивизии Фрэнка Мессерви (он, впрочем, скрыл свою личность, прикинулся рядовым и вскоре сбежал). До побережья оставалось всего несколько километров, но англичане сконцентрировали свои силы и атаковали танковый клин немцев с фланга. Французы упорно держались, затрудняя подвоз горючего. Неприятным сюрпризом стали поступившие англичанам американские танки «Грант», по своим параметрам не уступающие германскому танку T-IV.

Оказавшись в котле, Роммель остановил наступление и укрепил восточный фланг прорвавшейся в тыл неприятеля группировки. Чтобы сократить маршрут подвоза горючего, итальянцы занялись расположенной к северу от Бир-Хакийма «коробкой» Сиди-Муфтах, по взятии которой расчистили находившиеся за ней минные поля и доставили бензин для корпуса «Африка». Роммель расширил этот прорыв, а заодно приказал итальянцам активней заняться Бир-Хакиймом и минными полями вокруг других «коробок».

Сидевший в Александрии главнокомандующий британскими войсками на Среднем Востоке и в Египте Клод Окинлек приказал 8-й армии концентрироваться у Эль-Газалы и наступать вдоль побережья. Теоретически это было правильно, но войска Ричи упорно не концентрировались. Роммель наносил удары по разным направлениям, туда, где чувствовал слабину противника.

9 июня обложенные со всех сторон французы начали пробиваться на восток из Бир-Хакийма. Потеряв из первоначального гарнизона в 3600 человек четверть личного состава, войска Кенига сумели спастись, но обнажили левый фланг 8-й армии. Теперь котел грозил двум британским дивизиям у Эль-Газалы.

14 июня Ричи начал общий отход к ливийской границе. Но оставлять Тобрук ни ему, ни Окинлеку, ни Черчиллю не хотелось. Ведь речь шла о городе, который называли «британским Сталинградом», и если он устоял один раз, то почему бы ему не устоять снова?

За консультациями обратились к морскому командованию, и адмиралы сразу развеяли иллюзии: главные силы флота заняты спасением Мальты и не сумеют обеспечить полноценное снабжение Тобрука.

Когда в защитниках согласья нет

Пока шли обсуждения, враг действовал по своим планам. По прямой вдоль побережья от Эль-Газалы до Тобрука было менее 50 километров. Но главные силы Роммеля сконцентрировались на юге, и следующий удар он решил нанести на северо-восток к побережью, с тем чтобы взять город в окружение.

Утром 15 июня передовые части армии «Африка» вышли к морю. С прибрежных холмов Лис пустыни наблюдал за отступлением вырвавшейся из ловушки 1-й южноафриканской дивизии. В Тобруке осталась 2-я южноафриканская дивизия Генриха Клоппера, а также 201-я моторизованная, 11-я индийская и 4-я зенитная бригады, а также несколько мелких подразделений.

Читать:  Вторая мировая: боевые действия в Средиземноморье и Африке

Сохранив тягу к обманным маневрам, Роммель решил захватить город Эль-Адем, выбив «краеугольный камень Тобрука». При этом Эль-Адем находится на юго-востоке от Тобрука, а значит, Роммелю с главными силами следовало вернуться назад.

Атаку на «краеугольный камень» осуществила итальянская 90-я легко-пехотная дивизия, которой противостояли два батальона 29-й индийской бригады. Зона боев постепенно расширялась. Итало-германские пехотные части передвигались на запад, к Эль-Адему и Тобруку, в то время как моторизованные подразделения направлялись на восток, как бы развивая наступление к границе Египта.

Но с вечера 19 июня началась грандиозная ротация частей. Пехота перемещалась на восток, выстраивать оборону на случай, если британцы задумают подбросить в Тобрук подкрепления. Танковые и моторизованные части, напротив, концентрировались у Эль-Адема, готовясь к штурму Тобрука. Общий периметр обороны крепости составлял 56 километров, но и здесь линия была не сплошной, а концентрировалась вокруг укрепленных пунктов.

В пять часов утра Лис пустыни обустроился со своим штабом на одной из высот. Через 20 минут в дело вступили германские самолеты, присланные фельдмаршалом Кессельрингом (более 150 штурмовиков и бомбардировщиков под прикрытием 150 истребителей), наносившие удары даже не столько по хорошо замаскированным бетонным укрытиям, сколько по минным полям, расчищая проход танкам. Через некоторое время немецкие саперы выпустили оранжевый дым, означавший, что авиация должна перенести удары ближе к городу.

Укрываясь в добротных казематах, британцы не спешили наружу под бомбы и фактически бойкотировали попытки Клоппера координировать действия отдельных подразделений. Очаги сопротивления возникали импровизированно, а их защитники сражались в меру собственного понимания ситуации. Все это представляло контраст с четкими действиями Африканского корпуса и их итальянских союзников, которых тоже более-менее приучили к германскому порядку и дисциплине. Неудивительно, что, несколько уступая британцам в численности, германо-итальянцы в этот раз сумели расколоть «крепкий орешек» Тобрука.

И Лис пустыни впереди

В распоряжении Роммеля имелось около 200 танков, включая около 125 немецких. В 6:35 они прорвались через линию проволочных заграждений. В 7:00 от итальянцев поступило сообщение о захвате первой крупной группы военнопленных — роты индийцев. К 7:45 было захвачено около 10 опорных пунктов британцев, что позволяло говорить о широком прорыве. Теперь в дело пошли панцерваффе. В 8:30 германские танки начали преодолевать противотанковый ров по проложенным через него мостам.

Плохая координация мешала защитникам с толком использовать свой козырь — сильную артиллерию. Орудия крупного калибра заговорили только в 8:45, что очень удивляло штаб Роммеля.

Преодолев ров, немецкие танки веером двинулись вглубь вражеской обороны. Из воспоминаний служившего в штабе Роммеля полковника Фридриха фон Меллентина: «Генерал Неринг, командир Африканского корпуса, двигался с 15-й дивизией, а генерал фон Бисмарк, горячий командир 21-й дивизии, ехал в коляске мотоцикла среди головных танков. Он лично разведал минное поле и указал путь танкам. Сам Роммель также двигался вплотную за наступающими частями, готовый в критический момент принять командование. Я подчеркиваю этот элемент личного руководства, потому что английские и южноафриканские источники указывают, что ни один из старших офицеров 2-й южно-африканской дивизии, 32-й армейской танковой бригады или 201-й гвардейской бригады никогда не приближался к Кингз-Кроссу; обороняющиеся войска сражались с большой отвагой, но без руководства и управления».

Читать:  Нападение гитлеровской Германии на СССР

Кингз-Кроссом назывался один из оборонительных районов, где около 11 часов разгорелась самая напряженная схватка. После артиллерийской дуэли немецкие танки раздавили британские батареи и выскочили на расположенную севернее гряду холмов, возвышавшуюся над городом.

К 14 часам у гарнизона Тобрука не оставалось никаких шансов. Одна из танковых дивизий атаковала кряж Пиластрино и заняла его, разгромив два британских полка и захватив штаб бригады.

Другая дивизия устремилась к Тобрукской бухте. Здесь, по воспоминаниям Меллентина, «наибольшее сопротивление оказал английский тяжелый зенитный дивизион, но в конце концов и он был захвачен в плен солдатами наших зенитных батарей, которые вели бой под личным наблюдением Роммеля. Этот дивизион подбил несколько наших танков и показал, что могли бы сделать англичане, если бы они использовали свои 3,7-дюймовые зенитные пушки так же, как мы свои 88-миллиметровые». В 19 часов была захвачена водопроводная, а через четыре часа — насосная станция.

Тьму приближающейся ночи озаряло пламя полыхающих портовых складов и выстрелы немецких танков, ведущих огонь по английским судам, пытавшимся выйти в открытое море.

Продвижение немецких частей возобновилось в 5:30 утра, но отдельные очаги сопротивления не могли изменить ситуацию и даже задержать победителей. Спустя пять часов над зданием, где находился штаб Клоппера, взметнулся белый флаг.

По количеству попавших в плен британских военнослужащих это поражение уступало только капитуляции гарнизона Сингапура (в феврале 1942 года). Среди трофеев оказалось около 2 тысяч исправных автомобилей, 5 тонн продуктов и 1400 тонн бензина.

Вечером из сообщения берлинского радио Роммель узнал о присвоении ему чина генерал-фельдмаршала.

Головокружение от успехов заставило Роммеля принять неправильное решение. В радиограмме Гитлеру он призывал: «Боевой дух и состояние войск, количество захваченных припасов и слабость противника в данный момент делают для нас возможным нанести удар в сердце Египта. Поэтому требую, чтобы дуче вынудили снять все ограничения на наступление. Все войска, находящиеся под моим командованием, нужно отдать в мое распоряжение для продолжения наступления».

Это означало отказ от операции «Геркулес» и форсирование вторжения в Египет. Журавля в небе предпочли синице. Расплачиваться за ошибку Роммелю пришлось у Эль-Аламейна.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о