Оборонительная часть Курской битвы (5—23 июля 1943 г.)

15 апреля 1943 г. А. Гитлер подписал оперативный приказ № 6 о проведении операции «Цитадель», предусматривающей наступление германских войск под Курском. Приказ фюрера начинался словами: «Я решил: как только позволят погодные условия, провести в качестве первого наступательного удара этого года операцию «Цитадель»… На всех главных направлениях использовать лучшие соединения, лучшее оружие, лучших командиров, большое количество боеприпасов… Победа под Курском должна послужить факелом для всего мира».

К началу апреля 1943 г. линия советско-германского фронта представляла практически прямой путь от Ленинграда до берегов Черного моря. И лишь в районе Курска, между Орлом и Харьковом, образовался огромный выступ длиной около 100 км, вошедший в историю под названием Курской дуги. В этом месте фронтовая линия глубоко вклинивалась в немецкую оборону на стыке групп армий «Центр» и «Юг», поэтому при удачном стечении обстоятельств все могло закончиться гигантским котлом для советских войск. Это обстоятельство было особо подчеркнуто в плане операции, разработанной немецким командованием и получившей кодовое наименование «Цитадель».

Планы немецкого командования

По окончательному варианту плана операции, с севера в направлении на Курск должна была наступать 9-я армия генерал-полковника В. Моделя, входящая в состав группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге). Ударная группировка Моделя имела в своем составе 6 танковых, одну моторизованную и 15 пехотных дивизий (до 460 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов и до 1,2 тыс. танков и штурмовых орудий). В полосе действия группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн) намечалось нанести два удара: один — силами 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Гота вдоль шоссе Обоянь—Курск, а другой — оперативной группой «Кемпф» — из района Белгорода на Корочу. Ударная группировка группы армий «Юг» состояла из 8 танковых, одной моторизованной и 15 пехотных дивизий (до 440 тыс. человек, около 4 тыс. орудий и минометов, до 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий).

Силы Красной армии

Накануне немецкого наступления в составе Центрального фронта, оборонявшего северный район Курского выступа, и Воронежского фронта, действовавшего в южном, была развернута мощная группировка войск, насчитывавшая до 1,34 млн человек, около 3,6 тыс. танков и САУ, до 19,9 тыс. орудий и минометов, при поддержке около 2,5 тыс. самолетов. Общий перевес сил было на стороне советских войск. Кроме того, на Курском направлении были развернуты крупные стратегические резервы Ставки, объединенные в Степной военный округ (с 10 июля 1943 г. — Степной фронт под командованием генерал-полковника И. Конева). В общей сложности они насчитывали более полумиллиона человек, более 1,5 тыс. танков и САУ, около 7,5 тыс. орудий и минометов.

Начало «Цитадели»

5 июля 1943 г. немецкие соединения из группы армий «Центр» и «Юг» перешли в наступление. По войскам Центрального фронта в полосе 40 км ударили одновременно пять пехотных и три танковые дивизии группы армий «Центр».

Главный удар наносился в полосе 13-й армии генерал-лейтенанта Н. Пухова в направлении на Ольховатку. Здесь немцы бросили в бой до 500 танков и штурмовых орудий, чтобы мощным тараном сломить оборону советских войск. Наиболее ожесточенные бои развернулись на участке 81-й и 15-й стрелковых дивизий 13-й армии. Сюда фельдмаршал Клюге направил основную часть своих ударных сил — три пехотные и две танковые дивизии. Атака поддерживалась большим числом бомбардировщиков и штурмовиков.

Четыре ожесточенные атаки были успешно отбиты воинами 13-й армии. Только после того как Модель ввел в бой свежие силы, немцам удалось прорвать советскую оборону. 4 пехотные дивизии вермахта при поддержке 250 танков ворвались на позиции левого фланга 13-й армии. На участок прорыва были срочно брошены силы 16-й воздушной армии. Их удары замедлили темп продвижения немцев и позволили перебросить на этот участок 17-й стрелковый корпус, две истребительно-противотанковые и одну минометную бригады. Этими силами на некоторое время удалось задержать продвижение врага. Лишь к исходу дня, после пятой атаки, войскам генерал-полковника Моделя удалось вклиниться на узком участке в оборону Красной армии на 6—8 км и выйти ко второй оборонительной полосе.

Читать:  Война на Тихом океане - бросок в Южные моря

Удар на Поныри

Не сумев в течение 6 июля прорвать вторую полосу обороны через Ольховатку, Модель решил сосредоточить свои основные усилия на другом участке. С рассветом 7 июля 200 танков и 2 пехотные дивизии, поддерживаемые артиллерией и авиацией, нанесли удар в направлении станции Поныри. Пожалуй, все, чего добился Модель за три дня кровопролитных боев, стало оттеснение советских войск на 6—8 км и выход ко второй оборонительной полосе. Такое положение дел не устраивало немецкое командование, и, максимально оголив соседние участки фронта, оно приготовило новую атаку в направлении на Ольховатку.

В свою очередь командование Центрального фронта сняло с Курского направления 9-й танковый корпус генерала С. Богданова, а для защиты города с юга направило 27-ю армию. В ночь на 8 июля 9-й танковый корпус занял позиции на главном направлении немецкого наступления.

Ценой больших потерь за 8 июля частям Моделя удалось продвинуться вперед еще на 3—4 км, но полностью прорвать советскую оборону они не смогли. 9 июля немецкий генерал решил повторить попытку занять Поныри, но на этот раз не ударом «в лоб», а провести массированную атаку с северо-востока в обход станции. Советские артиллеристы, убедившись в неприступности лобовой брони танков PzKpfw VI «Тигр» и САУ «Фердинанд», пропустили немецкие машины на минное поле, открыв огонь с флангов и с тыла по средним танкам и штурмовым орудиям. Ударная группа понесла потери и была вынуждена отступить на исходные позиции.

10 июля группа была усилена минными тралами и вновь попыталась прорваться к станции Поныри. За последние дни это был наиболее мощный удар, и нескольким «Фердинандам» в сопровождении «Тигров» удалось подойти вплотную к строениям станции, но дальше продвинуться им не удалось. Контратака, организованная советским командованием, заставила Моделя отдать приказ на отступление.

Центральный фронт выстоял

В целом за шесть дней кровопролитных боев в районах Поныри и Ольховатка группировке Моделя удалось вклиниться в оборону войск Центрального фронта всего лишь в полосе шириной до 10 км и в глубину до 12 км. Если еще год назад немецкие войска, переходя в наступление, полностью сокрушали советскую оборону и продвигались на сотни километров, то в северном районе Курского выступа им удалось лишь потеснить войска Красной армии. Но за это они заплатили жизнями и здоровьем 42 тыс. солдат и офицеров и, по данным советского командования, потеряли до 800 танков. Сорвав наступление противника, измотав и обескровив его ударную группировку на северном участке Курского выступа, войска Центрального фронта создали благоприятные условия для перехода в контрнаступление на орловском направлении.

Наступление на рубеже Воронежского фронта

Согласно плану операции «Цитадель», навстречу группировке Клюге, пытавшейся выйти к Курску с севера, с юга стремились пробиться войска группы армий «Юг» под общим командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна. Оборонительные рубежи Воронежского фронта штурмовали 4-я танковая армия генерала Гота и оперативная группа «Кемпф».

Читать:  Восстание против Третьего рейха в Варшаве

Вероятно, руководствуясь непреодолимым желанием ощутить вкус молниеносной победы, в первый же день командование группы армий «Юг» ввело в бой большую часть имевшихся у них сил — пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии. Фельдмаршал бросил в сражение даже элитные части — до 700 танков отборных дивизий СС «Мертвая голова», «Адольф Гитлер», «Рейх», «Викинг».

Несостоявшийся «блицкриг»

Главный удар немецкие части нанесли на обояньском направлении — кратчайшем пути к Курску. Уже к середине 5 июля немецким генералам стало ясно, что на «курский блицкриг» рассчитывать не приходится. Высланный на разведку немецкий летчик с удивлением докладывал: «Бегство русских по дороге Белгород—Обоянь не наблюдаю». Дуга гнулась, но не прорывалась. Местами отступив на 3—5 км, советские войска, заняв новую, подготовленную заранее полосу обороны, встречали немцев опрокидывающим огнем.

К концу дня немецкое командование втянуло в бой до 700 танков. На этот раз танковым частям вермахта удалось на нескольких участках сломить сопротивление советских войск и занять ряд населенных пунктов, в том числе Черкасское. 48-й танковый корпус и 2-й танковый корпус СС вклинились в расположение советских войск на двух узких участках на глубину 8—10 км.

6 июля на обояньском направлении вновь разгорелось кровопролитное сражение. С обеих сторон одновременно участвовали многие сотни самолетов, танков и самоходных орудий. В этот день немцам вновь не удалось прорвать советскую оборону. Они откатились на исходные позиции, оставив на поле более 200 танков, десятки тысяч солдат и около 100 боевых самолетов.

К исходу второго дня сражения 2-й танковый корпус СС, наступавший на правом фланге ударной группировки, вклинился на очень узком участке фронта во вторую полосу обороны. Действовавший левее 48-й танковый корпус был остановлен перед второй оборонительной полосой.

Новое направление удара

В ночь на 7 июля немцам удалось подтянуть резервы и перегруппировать свои силы. На рассвете Манштейн бросил в бой новую сильную танковую группировку. Ее основная масса была нацелена против обороны 6-й гвардейской армии и 1-й танковой армии в направлении Обоянь—Прохоровка. Вторая часть, включенная в группу «Кемпф» (более 200 танков), наступала на позиции 7-й гвардейской армии М. Шумилова в направлении на Корочу. К концу дня немцам удалось на узком участке прорвать вторую полосу обороны и вклиниться на обояньском направлении на 10—18 км.

На рассвете 9 июля бронированная мощь немецких частей, при огневой поддержке штурмовиков и бомбардировщиков, двинулась на позиции советских войск. Но очередное «победоносное» наступление войск группы армий «Юг» было сорвано. К вечеру немцы добились лишь на нескольких участках проникновения в советскую оборону на глубину до 1—2 км, но в дальнейшем из-за больших потерь Манштейн был вынужден отказаться от продолжения атак на этом участке фронта.

Поворот на Прохоровку

Потеряв всякую надежду прорваться к Курску на обояньском направлении, Манштейн собрал из танковых дивизий СС ударную группу и принял решение обходным маневром пробиваться к Курску через станцию Прохоровку. Для овладения станцией фельдмаршал планировал нанести два удара: один силами 48-го и 2-го танковых корпусов СС вдоль шоссе на Прохоровку и второй силами 3-го танкового корпуса на Верхний Олыпанец и далее на север, на Прохоровку. При этом Манштейн рассчитывал окружить соединения 69-й армии. 9 июля Гитлер решил удовлетворить многократное ходатайство командования группы армий «Юг» и разрешил ему использовать резервы. Утром 10 июля фельдмаршал начал поворот танковых дивизий СС «Рейх», «Мертвая голова», «Адольф Гитлер» к востоку, на прохоровское направление.

Читать:  Штурм Берлина

На узком участке фронта от 8 до 10 км командование группой армий «Юг» сконцентрировало четыре танковые и одну пехотную дивизии. До 700 танков и самоходных артиллерийских установок ждали сигнала, чтобы устремиться на Прохоровку. Вспомогательный удар наносился по войскам 7-й гвардейской и 69-й армий силами трех танковых и трех пехотных дивизий, объединенных в оперативную группу «Кемпф».

Танки на танки

В свою очередь советское командование приняло решение нанести контрудар по вклинившейся группировке противника. Из резерва войска, действовавшие на этом направлении, были усилены 5-й гвардейской танковой армией под командованием генерала П. Ротмистрова, 5-й гвардейской армией генерала А. Жадова.

11 июля активные действия немцев против 1-й танковой и 6-й гвардейской армий сковали их силы. Удар группы «Кемпф» поставил в очень трудное положение 7-ю гвардейскую армию. В результате из пяти армий, запланированных для нанесения контрудара под Прохоровкой, в наступление пошли только две — 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская общевойсковая, а также два отдельных танковых корпуса.

Ровно в 8 часов 12 июля по всему фронту немецкой обороны пронесся шквал артиллерийского и минометного огня. После 15-минутной артподготовки и ударов авиации из укрытий вышли танки — 5-я гвардейская танковая армия ринулась навстречу атакующим немецким колоннам. На узком участке фронта, с одной стороны зажатом рекой Псел, а с другой — железнодорожной насыпью, сходились в лобовой атаке сотни бронированных машин. Так началось знаменитое Прохоровское сражение.

Природа в день сражения у Прохоровки оказалась на стороне советских танкистов. Солнце хорошо освещало контуры немецких танков и слепило их танкистов. Первый эшелон атакующих частей гвардейцев генерала Ротмистрова на полном ходу врезался в боевую колонну немецких танков. Вскоре к ним присоединились бронированные машины 5-й гвардейской армии генерала А. Жадова. В этой битве советским войскам удалось сломать острие танкового клина противника.

Закат «Цитадели»

13 июля фельдмаршалы фон Манштейн и Клюге были вызваны в Восточную Пруссию, и Гитлер сообщил им, что операцию «Цитадель» нужно немедленно прекратить. Новые обстоятельства изменили первостепенные задачи Германии: после высадки союзных войск на Сицилии фюрер всерьез подумывал о необходимости отправить часть «курских» войск в Италию.

16 июля под прикрытием сильных арьергардов Манштейн начал отводить свои главные силы в направлении на Белгород. 17 июля войска Воронежского фронта, заметив отход противника, выдвинулись вперед, но немецкие части, с которыми они вошли в соприкосновение, оказали упорное сопротивление.

В целом задача, поставленная перед войсками советским командованием, была выполнена. В оборешительных сражениях немецкие части были измотаны и обескровлены. Теперь перейти к активным действиям готовились войска Красной армии.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о