Осадная артиллерия Вермахта под Ленинградом в 1943 г.

В начале третьего военного года чаша весов на фронте неумолимо склонялась на сторону Красной Армии. Уже были разгромлены союзники Германии на юге, вела свои последние бои перед неминуемой капитуляцией окруженная в Сталинграде немецкая 6-я армия, одна за другой терпели неудачу попытки немцев прорваться к блокированным Великим Лукам. Было ясно, что в самое ближайшее время советское командование вновь попытается прорвать блокаду Ленинграда. День «Х» настал 12 января 1943 года. В результате ожесточенных боев войскам Ленинградского и Волховского фронтов удалось пробить узкий коридор вдоль южного берега Ладожского озера. Сразу же началось строительство железной дороги, которая хотя и находилась в досягаемости корректируемого артиллерийского огня противника, но, тем не менее, позволяла наладить снабжение города по суше.

Как и зимой 1941 – 1942 годов, наступление Красной Армии сразу же сказалось на составе и дислокации сосредоточенной противником под Ленинградом группировки осадной артиллерии. Немцы стали срочно перебрасывать артиллерию РГК на угрожаемые участки фронта для усиления их обороны. В первую очередь это коснулось армейских береговых батарей. Новой и очень важной задачей для артиллеристов стало противодействие функционированию сухопутной «Дороги жизни». Иногда тяжелая артиллерия перебрасывалась в полосу других объединений. Так, 24 марта один железнодорожный транспортер К5 из состава 686-й батареи был направлен в распоряжение соседней 16-й армии. Конечно, этот процесс не был односторонним. Группировка осадной артиллерии пополнялась, хотя и в небольших количествах, новыми орудиями. Так 25 июня под Ленинград прибыли две 240-мм чешские пушки для дивизиона 4./84, одно 210-мм орудие для 4./768 и по одной 280-мм железнодорожной установке К5 для 686-й и 688-й батарей. Это было, вероятно, обусловлено тем, что еще 1 мая штаб 303-го арткомандования предупреждал штаб 18-й армии о скором выходе из строя артиллерийских систем К38 и К39 из-за расстрела стволов.

Пополнялся и парк береговой артиллерии, подчиненный Кригсмарине. 6 июля в строй была введена батарея «Принц Генрих». Она стала самой мощной береговой батареей ВМС Германии на южном побережье Финского залива. Батарея имела на вооружении два 283-мм орудия с дальностью стрельбы 36 100 метров. До 1943 года батарея располагалась на побережье Ла-Манша и вела борьбу с английским судоходством.2 Это был очень опасный противник. Однако, в силу как субъективных причин (противодействие советской артиллерии и авиации), так и объективных (конструктивные недостатки систем) урон от ее деятельности оказался сравнительно небольшим.

Немецкие артиллеристы, хотя и продолжали жаловаться на нехватку боеприпасов крупного калибра, тем не менее, еще были способны серьезно осложнить повседневную жизнь и работу в осажденном городе. Так, 30 марта по заводу «Красный Треугольник» было выпущено 990 снарядов калибра 122–240 мм. В обстреле участвовали трофейные советские 122-мм пушки, 155-мм французские орудия, 240-мм чешские гаубицы и 150-мм и 210-мм немецкие пушки. По нашим данным, было убито 28 и ранено 58 человек, повреждены 43 жилых дома и две больницы. Кроме «Красного Треугольника», пострадали еще 11 промышленных предприятий.

Очень неприятные для нас последствия имел огневой налет сверхдальнобойных железнодорожных транспортеров К5 по острову Лавенсаари 24 сентября. В результате возникшего пожара на складах было потеряно много боеприпасов, завезенных на остров на зиму. Из десяти имевшихся в наличии боекомплектов погибло 11% 130-мм, 28% 100-мм, 15% 85-мм, 15% 76-мм, 45% 45-мм снарядов, 15% 12,7-мм патронов к ДШК, 50% патронов к стрелковому оружию и много другого имущества.

Как и в прошлом году, борьба с осадной артиллерией немцев была одной из важнейших задач артиллерии и авиации КБФ и Ленинградского фронта. При этом наиболее существенную роль в этом играла крупнокалиберная артиллерия флота. Так, при создании Ленинградского контрбатарейного корпуса в него вошли 58 орудий калибра 130–356 мм из 1-й железнодорожной бригады КБФ. Доля Ленинградского фронта составила 32 122-мм корпусные пушки, 90 152-мм пушек-гаубиц и только шесть дальнобойных 152-мм орудий Бр-2.

Кроме активных мер противодействия, очень эффективным средством защиты от обстрелов противника стало задымление обстреливаемых объектов. В немецких документах неоднократно встречаются случаи прекращения огня после постановки с нашей стороны дымовых завес.

Наибольшего успеха советской стороне удалось добиться 16 апреля 1943 года. В этот день артиллерия, подчиненная 303-му командованию, вела интенсивный обстрел Ленинграда. По немецким данным, 170-мм пушки обстреливали машиностроительный завод имени И.В. Сталина, а 155-мм французские орудия — судостроительный завод имени А.А. Жданова. Отечественные источники подтверждают попадания снарядов в линейный корабль «Октябрьская Революция» и эсминец «Сторожевой».

На заводе «Красный Выборжец» загорелись нефтебаки. Было убито 24 и ранено 49 человек. Наши железнодорожные и стационарные батареи пытались сорвать обстрел, нанося удары по огневым позициям осадной артиллерией. Вечером восемь Ил-2 под прикрытием истребителей штурмовали огневые позиции «Группы сверхтяжелого настильного огня». В результате прямого попадания (в документах не указано, была ли это авиационная бомба или снаряд) было уничтожено 210-мм орудие 4-й батареи 768-го дивизиона, убито шесть человек, двое ранено тяжело и несколько — легко.7 Надо сказать, что советские артиллеристы не давали жить спокойно и второму дивизиону 84-го полка, оснащенному дальнобойными чешскими пушками. Через десять дней в результате обстрела был убит командир этого дивизиона.

В целом ряде других случаев нашим артиллеристам удавалось нанести поражение ведущим огонь батареям противника и заставить их прервать обстрел. Вот несколько примеров.

9 мая железнодорожные орудия К5 (38 выстрелов) и «Короткий Бруно» (19 выстрелов) из 688-й и 695-й батарей пытались уничтожить мост через Неву у Шлиссельбурга. Их огонь корректировался с воздуха самолетами отряда ближней разведки 4.(Н)/33. В результате движение по мостам было прекращено. В свою очередь ответным обстрелом были повреждены оба транспортера, убито и ранено девять человек.

11 июня в результате ответного огня немецкая осадная артиллерия потеряла два орудия выведенными из строя. Были разрушены пути между огневыми позициями железнодорожных орудий, два человека убито и пять ранено.

22 июня немцы решили уничтожить несколько хорошо укрытых советских орудий, расположенных на Пулковских высотах. Для этого были привлечены три 400-мм железнодорожные гаубицы. Еще пять батарей прикрывали их действия. Из 120 запланированных для этого снарядов «француженки» успели выпустить только 86, так как ответным огнем все орудия были повреждены, сгорели несколько зарядов, было ранено семь человек.

24 июня подразделения 303-го арткомандования выпустили 318 снарядов по заводу имени М.И. Калинина и 120 снарядов по районам Автово и Дачное. По нашим данным, на заводе имелись разрушения, пострадало четыре жилых дома, было убито десять и ранено 39 жителей. Результаты же ответного огня в этот раз были весьма хороши: уничтожено 155-мм французское орудие и 150-мм немецкая пушка. Один артиллерист был убит и семь ранены. Получили повреждения еще несколько орудий, сгорела часть зарядов.

К сожалению, мы не располагаем информацией о ходе боевых действий на уровне дивизионов или батарей сухопутных войск. Но, насколько можно судить по значительно более подробным данным Крисмарине, практически любая попытка обстрела объектов Ленинграда, Кронштадта или пригородов тут же встречала противодействие советской артиллерии. И, если уничтожение материальной части было явлением все же нечастым, то повреждения орудий или приборов управления огнем, а также потери личного состава стали неизбежной обыденностью.

Кроме артиллерии, в борьбе с осадной артиллерийской группировкой принимала участие и авиация. В немецких документах зафиксирован ряд случаев, когда в ходе бомбовых ударов выходили из строя орудия 303-го арткомандования. Наносился ущерб и соответствующей инфраструктуре, в том числе уничтожались артиллерийские склады. Так, 26 января 1943 года при авианалете взорвался склад боеприпасов в Гатчине. 28 мая на железнодорожной станции Мга прямым попаданием снаряда был уничтожен состав с боеприпасами.11 В свою очередь истребительная авиация КБФ и 13-й ВА не упускала случая атаковать немецкие аэростаты, корректировавшие огонь тяжелой артиллерии. Так, 9 июня 1943 года в результате такой атаки был убит один и ранено двое аэронавтов-наблюдателей.

Как можно оценить результаты борьбы с группировкой немецкой осадной артиллерии? Мы уже ранее отмечали, что в условиях, в которых осуществлялось противоборство советских и немецких артиллеристов, полностью исключить обстрелы Ленинграда и пригородов было невозможно. Приказ И.В. Сталина о создании Ленинградского контрбатарейного корпуса, где оценка усилий с нашей стороны по подавлению немецкой осадной артиллерии была достаточно негативной, отражал, скажем так, текущее состояние дел.

Но, если целью упомянутого приказа было вполне понятное стремление активизировать контрбатарейную борьбу, то мы обязаны давать оценку более взвешенно, в том числе и с учетом нашего послезнания. А объективно ленинградская артиллерии и авиация вполне достойно справлялись со своими обязанностями. К тому же, следует учитывать хроническую нехватку снарядов крупного калибра для флотской артиллерии.

Завершившийся 1943 год практически закрыл драматическую историю борьбы двух мощнейших артиллерийских группировок на советско-германском фронте. Через две недели началось наступление Красной Армии, поставившее точку в ленинградской эпопее. О состоянии артиллерии РГК немецкой 18-й полевой армии на 1 января 1944 года сохранились довольно подробные данные.14 Вот наиболее интересные сведения, которые можно почерпнуть из сводной ведомости. Из состава железнодорожной артиллерии под Ленинградом оставались пять батарей, объединенных в 679-ю группу (ранее — дивизион). 686-я батарея имела на вооружении два транспортера К5. 691-я батарея имела по штату три 240-мм орудия французского производства.

Но два из них были отправлены на ремонт в Рейх, и в строю оставалась только одна пушка. 693-я батарея насчитывала семь 400-мм французских железнодорожных гаубиц в строю, еще одна находилась в резерве. Не менее сложной была ситуация в 695-й батарее. По штату подразделение должно было насчитывать три 280-мм «Коротких Бруно» и два 340-мм транспортера французского производства. На 1 января один «Бруно» был отправлен в Рейх из-за нехватки боеприпасов. Судьба 340-мм пушек также была предрешена. Они расстреливали оставшиеся снаряды и также отводились в Германию. 459-я батарея ранее имела на вооружении 420-мм мортиру «Гамма», отведенную к этому времени в тыл. Теперь батарея имела по штату три 370-мм гаубицы, но одна к началу 1944 года также отправилась в Германию на ремонт.

Теперь о состоянии других частей и подразделений, имевших на вооружении орудия большой и особо большой мощности. 420-мм чехословацкая гаубица отправилась в тыл из-за отсутствия боеприпасов. 458-я батарея, на вооружении которой находилась эта гаубица, была теперь оснащена 220-мм французскими мортирами. 815-й дивизион, ранее имевший 305-мм чешские гаубицы, также перешел на 220-мм французские орудия.

В 744-ом дивизионе из шести положенных по штату 240-мм гаубиц обр. 39/40 осталось в строю две. В дивизионе I./814 оставались еще три 240-мм гаубицы, а четыре были отправлены в тыл, так как боеприпасов не хватало. Дивизион был временно довооружен 220-мм «француженками». В 641-ом дивизионе продолжали числиться три 355-мм мортиры М1 и пять 305-мм чешских гаубиц. Но орудия М1 были отведены в Прибалтику, так как к ним кончились снаряды. Поэтому первая батарея получила шесть 210-мм мортир. Тенденция замены орудий навесного огня на французские 220-мм мортиры была всеобщей.

Произошли изменения и в составе подразделений, оснащенных дальнобойными пушками. В дивизионе II./84 на вооружении 4-й батареи остались только два 240-мм орудия чешского производства, а четыре отправились в Пльзень на ремонт. 5-я и 6-я батареи получили взамен 170-мм немецкие пушки.

1-я батарею 768-го дивизиона, которая до 8 декабря 1943 года была вооружена 210-мм пушками К39/40, перевооружили на пушки К38, полученные из 508-й батареи РГК. Всего в двух батареях дивизиона было шесть орудий. 508-я и 515-я батареи, ранее имевшие 210-мм пушки К38 и К39, их лишились, получив 210-мм мортиры. Практически исчезли с Ленинградского фронта 150-мм пушки немецкого производства. Их заменили 170-мм пушки на мортирном лафете (680-й дивизион). Только в 708-м дивизионе имелась одна 150-мм морская пушка на мортирном лафете. По-прежнему, основными орудиями бывших береговых батарей РГК, которые теперь стали именоваться стационарными батареями, были 105-мм и 155-мм французские и 105-мм чешские пушки.

Как видим, к концу 1943 года тенденция исчерпания боезапаса и износа стволов для уникальных систем особой мощности под Ленинградом проявила себя в полной мере.

Начавшееся 14 января 1944 года наступление Советской Армии привело к окончательному снятию блокады Ленинграда и вынудило противника срочно принимать меры к эвакуации своего артиллерийского осадного парка. Надо признать, что в основном это немцам удалось. Всего к 20 января 1944 года из числа орудий большой и особо большой мощности были потеряны шесть 210-мм пушек немецкого и одна 240-мм пушка чехословацкого производства. Была уничтожена 280-мм железнодорожная установка «Короткий Бруно». Пострадали чехословацкие 305-мм мортиры, потерявшие три орудийные платформы и два лафета. Артиллерия 18-й полевой армии потеряла 14 105-мм пушек немецкого, чехословацкого и французского производства, восемь 155-мм французских пушек и три 170-мм орудия. Еще шесть 105-мм и три 130-мм орудия были взорваны на береговых батареях Кригсмарине при оставлении немцами южного берега Невской губы. Потери существенные, но катастрофическими их назвать сложно. Тем не менее, история противостояния советской и немецкой артиллерии под Ленинградом завершилась.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *