Подводные лодки проекта 671 «Ерш» — первые атомные «охотники»

Появление в составе советского ВМФ атомных ПЛ проекта 671 ознаменовало начало новой эпохи в противостоянии флотов двух сверхдержав — с этого момента подводники ВМС США уже не могли чувствовать себя в безопасности. В первую очередь это относилось к ракетоносцам типа «Джордж Вашингтон».

Первые советские атомные ПЛ проекта 627 создавались прежде всего для борьбы с авианосцами и другими крупными надводными кораблями противника, а также для возможной атаки военно-морских баз при помощи сверхмощных атомных торпед. В соответствии с такими задачами приоритеты при создании этих АПЛ были определены в виде максимально мощного вооружения. Однако спустя несколько лет стало ясно, что подводный атомоход может представлять даже более серьезную опасность — самым важным событием в конце 1950-х годов стало создание первых в мире подводных ракетоносцев с баллистическими ракетами. В течение 1960 года (фактически) в строй вошли четыре ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон». Противодействовать этой серьезнейшей угрозе предполагалось как при помощи противолодочной авиации, так и созданием специальных ПЛ-охотников, способных отыскивать и атаковать ракетоносцы противника. При этом важным требованием стало обеспечение максимальной скрытности лодки-охотника.

НОВЫЕ ЗАДАЧИ

Основными направлениями работ при создании ПЛ проекта 671 стало снижение акустического и других физических полей, позволяющих обнаружить ПЛ; установка мощного гидроакустического комплекса для обнаружения и преследования противника в сочетании с высокой маневренностью и скоростью подводного хода. Разработка проекта была поручена тому же ленинградскому ОКБ-143, которое успешно справилось с задачей создания первых отечественных АПЛ проекта 627. Основой рабочего проекта послужили проработки Л. Самаркина, но главным конструктором в итоге был назначен более опытный Г. Чернышев.

При разработке проекта конструкторы выработали несколько базовых принципов, позволявших наделить лодку необходимыми качествами и при этом минимизировать водоизмещение: использование только трехфазного переменного тока для силовой сети, оптимизация обводов корпуса для подводного плавания, одна линия валов.

Увеличение диаметра корпуса (по сравнению с АПЛ проекта 627) дало возможность разместить более компактные атомные реакторы поперечно, что сократило длину лодки. Большое внимание уделялось автоматизации управления как силовой установкой, так и корабельными механизмами, включая систему стабилизации ПЛ по глубине. Вообще решение таких специфических задач, как борьба с ПЛ, было связано с многочисленными проблемами, например, обеспечения стрельбы из торпедных аппаратов на глубине до 250 м, но они были успешно преодолены. При конструировании корпуса, с учетом увеличенной до 400 м глубины погружения, появился соблазн применить титан, но отсутствие опыта его обработки заставило использовать конструкционную сталь АК-29.

Проектирование лодки началось в 1960-м и к концу года было завершено. В течение 1961-1962 годов проходила отработка размещения оборудования, прокладка трубопроводов и кабельных трасс. Головная лодка серии была заложена 12 апреля 1963 года, спущена на воду 28 июля 1966 года и вступила в строй 5 ноября 1967-го (как раз к 50-летию Октябрьской революции). Постройкой этой и 14 последующих «671-х» АПЛ занимался судостроительный завод № 196 в Ленинграде (Ново-Адмиралтейский завод); если первые лодки строили около 5 лет, то у последних этот срок сократился до 20 месяцев. По годам ввода в строй АПЛ проекта 671 распределялись следующим образом: 1967 — К-38; 1968 — К-69 (в 1977 переименована в К-369), К-147; 1969 — К-53, К-306; 1970 — К-323, К-370; 1971 — К-438, К-367; 1972 — К-314, К-398; 1973 — К-454, К-462; 1974 — К-469, К-481. К-314, К-454 и К-469 были достроены по измененному проекту 671В — в дополнение к торпедам они несли противолодочные ракеты «Вьюга-53», запускаемые из обычных торпедных аппаратов. Еще одна АПЛ, К-323, в 1984 году была модернизирована по проекту 671 К, получив на вооружение крылатые ракеты С-10 «Гранат» (также запускаемые из ТА) для ударов по наземным объектам с дальностью пуска до 2500 км.

20 ЛЕТ В СТРОЮ

Поступив на вооружение Северного и Тихоокеанского флотов, «Ерши» занимались, конечно, не только охотой на подводные ракетоносцы, но и смежными задачами: сопровождением авианосных ударных групп (с целью выведения из строя именно «главного игрока»), охраной своих ПЛАРБ от лодок-охотников и действиями на коммуникациях противника.

Служба «Ершей» была богата разными событиями, но, к счастью, все 15 лодок дожили до окончания своего жизненного цикла. Некоторые наиболее примечательные эпизоды их службы стоит вспомнить. В начале 1976 года К-469 совершила (совместно с другой АПЛ) переход с Севера на Дальний Восток, однако не традиционным Северным морским путем, а по южному варианту — через Атлантику, пролив Дрейка и весь Тихий океан. На протяжении 22 тыс. миль лодка постоянно шла под водой, лишь один раз поднявшись на перископную глубину.

В августе 1977 года К-481 совершила подледный переход к Северному полюсу, сопровождая пробивавшийся к полюсу сквозь льды атомный ледокол «Арктика». 21 марта 1984 года К-314, имевшая задачу скрытно преследовать АУГ во главе с ударным авианосцем «Китти Хок» у побережья Кореи, при всплытии на перископную глубину оказалась как раз на пути авианосца. При столкновении она получила значительные повреждения, потеряла ход и была отбуксирована на базу.

19 сентября того же года на другом краю Земли, близ Гибралтара, К-53 при всплытии на перископную глубину столкнулась с советским сухогрузом «Братство», который только чудом не затонул. Лодка получила значительные повреждения и была отправлена в ремонт на базу. Служба первой серии АПЛ проекта 671 продолжалась около 25 лет: после завершения холодной войны держать в боевом составе лодки с заведомо низкими показателями по уровню шумности и не самым новым гидроакустическим оборудованием уже не имело смысла. В период с 1989 по 1994 годы все они были выведены из боевого состава и поставлены на отстой в ожидании разделки.

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ПРОЕКТА 671 «ЕРШ»

В Санкт-Петербурге, рядом с Ново-Адмиралтейским заводом, установлен масштабный макет атомной подлодки проекта 671.

Прочный корпус состоял из цилиндрических участков и усеченных конусов. Шпангоуты (кроме кормовой оконечности) располагались снаружи. Обшивка легкого корпуса — с продольной системой набора. Его обводы оптимизированы для движения на большой скорости в подводном положении.

КОРПУС

Корпус делился на семь водонепроницаемых отсеков:

1-й — торпедный, аккумуляторный и жилой;
2- й — центральный пост, провизионные и вспомогательные механизмы;
3- й — реакторный;
4- й — турбинный (в нем же размещены и автономные турбоагрегаты);
5- й — электротехнический и вспомогательных механизмов, а также санблок;
6- й — жилой и дизель-генераторный;
7- й — рулевой (здесь же расположены гребные электродвигатели и камбуз).

Во время серийной постройки продолжались работы по совершенствованию ТТЭ, повышению надежности оборудования, устранению недостатков, выявленных в процессе постройки и эксплуатации. Особое внимание уделялось снижению шумности кораблей — на последних АПЛ серии ее снизили в 1,5-3 раза, а уровни помех ГАК в 1,5 раза по сравнению с первой.

На всех ПЛ, кроме первой, на наружный (легкий) корпус нанесено поглощающее противогидролокационное покрытие.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА

Главная энергетическая установка включала две паропроизводящих установки ОК-300 (водо-водяной реактор ВМ-4 тепловой мощностью 72 мВт и четыре парогенератора ПГ-4Т), автономные для каждого борта. Перезарядка активной зоны реактора — каждые восемь лет. Компоновка ядерных энергетических установок второго поколения была существенно изменена. Сократилось количество трубопроводов большого диаметра, соединяющих основные элементы установки. Большинство трубопроводов первого контура разместили в необитаемых помещениях и закрыли биологической защитой. Значительно усовершенствовали системы контрольно-измерительных приборов и автоматики; возросла доля дистанционно управляемых клапанов, задвижек, заслонок и т. п.

Паротурбинная установка состояла из главного турбозубчатого агрегата ГТЗА-615 и двух турбогенераторов ОК-2, вырабатывавших переменный ток 380 В (состояли из турбины и генератора мощностью 2000 кВт).

В качестве резервного средства движения на лодке установили два электродвигателя постоянного тока ПГ-137 (2 х 275 л. с), каждый из которых приводил во вращение свой двухлопастный гребной винт малого диаметра. Имелись две аккумуляторные батареи (по 112 элементов мощностью по 8000 А-ч), а также два 200-кВт дизель-генератора, связанных с системой РДП. Резервная установка предназначалась не столько для движения лодки при отказе ГЭУ, сколько для обеспечения максимальной скрытности за счет снижения шумов, связанных с работой ПТУ и охлаждения реактора на режимах большой мощности. Кроме того, за счет 2-винтовой схемы обеспечивалась несколько лучшая маневренность.

ВООРУЖЕНИЕ

Из-за необходимости разместить в носовой оконечности громоздкий ГАК «Рубин» установка торпедных аппаратов в этом же месте оказалась сложной задачей. Рассматривались даже варианты с бортовым размещением ТА под углом к корпусу, но применять оружие в этом случае было возможно лишь на невысокой скорости.

В итоге был принят классический вариант размещения ТА — в верхней трети первого отсека, в два горизонтальных ряда. По продольной оси корпуса, над первым рядом ТА, находился горизонтальный торпедно-погрузочный люк, перед которым располагался горизонтальный лоток для загрузки торпед. Торпеды затягивались в отсек, перемещались по лотку, загружались в аппараты и опускались на стеллажи при помощи гидроприводов. Такая схема позже использовалась на большинстве советских противолодочных АПЛ.

533-миллиметровые торпедные аппараты могли стрелять на глубинах до 250 м. В боекомплект входило 18 торпед 53-65К и СЭТ-65 или до 36 мин (из них 12 в ТА).

Постановка мин могла производиться при скорости до 6 узлов. Для прицеливания и пуска торпед применялся прибор управления торпедной стрельбой «Брест-671». При перезарядке ТА использовалась система управления устройством быстрого заряжания торпед и подготовкой ТА «Кипарис».

ГИДРОАКУСТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

Предполагавшийся для установки на «Ерши» ГАК «Керчь» по решению Главного конструктора заменили новым ГАК «Рубин», значительно превосходившим «Керчь» по основным характеристикам.

«Рубин» имел максимальную дальность обнаружения целей около 50 км. В его состав входили носовой гидроакустический излучатель низкой частоты, высокочастотная антенна ГАС миноискания МГ-509 «Радиан» в передней части ограждения выдвижных устройств рубки, станции звукоподводной связи и гидроакустической сигнализации. «Рубин» обеспечивал круговой обзор, независимое автоматическое сопровождение и определение курсовых углов целей, дальнометрирование методом эхолокации, а также обнаружение активных гидроакустических средств противника.

Однако эти сравнительно высокие (по сравнению с другими советскими ГАК) данные были, как всегда, получены ценой больших габаритов и веса: в частности, в носовой оконечности требовалось разместить узлы ГАК массой 20 т и объемом с жилую комнату 23 кв. м.

После модернизации, которые большинство лодок проходили в конце 1970-х годов, «Рубин» заменяли более совершенным ГАК «Рубикон» с инфразвуковым излучателем, с максимальной дальностью обнаружения более 200 км.

ОБОРУДОВАНИЕ

Подводная лодка была оснащена всеширотным навигационным комплексом «Сигма». Имелась телевизионная система наблюдения за общей и ледовой обстановкой МТ-70, способная, при благоприятных условиях, выдавать видовую информацию на глубине до 50 м.

Конструкторы стремились максимально автоматизировать управление техническими средствами и вооружением подводной лодки. Лодка была оснащена централизованной системой управления, регулирования и защиты АЭУ; комплексной системой управления пространственным маневрированием «Шпат», обеспечивавшей автоматическую стабилизацию курса и глубины погружения АПЛ на ходу и без хода, возможность дистанционного управления курсом и глубиной погружения; системой автоматической компенсации аварийных дифферентов и провалов по глубине «Турмалин»; системой централизованного автоматизированного управления общекорабельными системами (ОКС).

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЛАТ ТИПА «ЕРШ»

  • Водоизмещение, т:
    — надводное: 4250
    — подводное: 6080
  • Размерения, м:
    — длина: 93,0
    — ширина: 10,6 (корпуса)
    — осадка: 7,2
  • ГЭУ: 2 реактора ВМ-4,1 ПТУ мощностью 31 000 л. с.
  • Скорость хода, узлов:
    — надводная: 11
    — подводная: 33,5
  • Автономность суток: 50 (ограничена лишь запасами продовольствия)
  • Вооружение: 6 х 533-мм торпедных аппаратов (боезапас — 18 торпед)
  • Экипаж, чел.: 68-76
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *