Предпосылки коренного перелома во Второй мировой войне

Второе полугодие 1942 г. не случайно явилось периодом, когда стартовал коренной перелом в ходе Второй мировой войны. Ресурсы и возможности стран Оси оказались перенапряженными. Гитлер привык воевать кампаниями, чередуя краткую фазу активных операций с длительным периодом накопления резервов. Война против СССР исключила периоды передышек. На востоке дрались решительно и форы не давали. Любые попытки нацистов взять тайм-аут кончались угрозой утраты инициативы навсегда. Коммуникации вермахта на востоке были растянуты, сложны в эксплуатации и небезопасны. Оккупационный режим был изощренно жесток, но действовал не везде.

Полномочия Советского государства не кончались у линии фронта. Партизаны и подполье препятствовали зарождению самоуверенности новых хозяев. Огромные оккупированные земли были враждебны и давали ресурсы многократно меньше расчетных. Грабить становилось трудно.

Разросшийся вермахт не окупал своей деятельности, но уже коснулся тех элементов социума, которые нацизм привнес в германское общество. Жизнь немцев в тылу утратила безоблачность и постоянно отягощалась сотнями тысяч похоронных свидетельств из заснеженной России, пыльной Африки, с просторов Атлантики. Развенчивая миф о незыблемости рейха, союзные бомбардировщики все чаще тревожили покой германских ночей ревом сирен воздушной тревоги. Покоренные народы Европы больше немцев ощущали ресурсный дефицит. Горела на шее немецкая удавка, и все чаще силы Югославии, Польши, Франции меняли относительную безопасность рабского существования на полный риска путь патриотизма. Ночные перестрелки на улицах уютных европейских городов демонстрировали отсутствие универсальности нацистского «нового порядка». Извечный прусский лозунг «Пушки вместо масла» пришлось применить на практике, причем не ради однозначной победы, но ради простого продолжения борьбы.

Рост общей напряженности был чреват ошибками. Нацистский диктатор, обуреваемый миражами, осенью 1942 г. бросил войска в уличные бои за Сталинград, совершив непоправимое. Технология германских успехов, построенная вокруг взаимодействия родов войск и бесперебойного функционирования систем связи, отказала. В руинах не срабатывали надежды на мощь артиллерии и авиации, буксовали танки, и немецкий солдат слишком близко увидел своего главного противника. Обнаруженное потрясало. Вцепившиеся в груды родной щебенки, солдаты и командиры РККА оказались решительнее и смекалистее. Они, как всегда, надеялись не на телефонный провод, а на себя и соседей с флангов. Это был не тупик, а поворот. Красноармейцы оказались в своей стихии, немцы — в чужой. Сталинградская воронка не давала результата, но втягивала все, чем располагал вермахт. Пока немцы бросали дивизии для взятия очередного остова разрушенного дома, фланги в мерзлой степи прикрывали солдаты сателлитов, вообще не понимавшие, зачем их сюда пригнали.

Советская Ставка наблюдала и готовилась указать Гитлеру на недопустимость его не первой, но решающей ошибки. На этот раз доказательствами выступала не только самоотверженность бойцов, но и лучшая общественная организация. Хозяйственная система СССР летом 1942 г. обнаружила редкостную состоятельность, когда в несопоставимо более трудных условиях добилась показателей, близких к довоенным. Затем начался рост производства для нужд фронта. В четвертом квартале фронт получил с заводов более 8 тыс. самолетов, 6700 танков, 41 тыс. орудий и минометов. Эти цифры в два и более раза превосходили немецкие показатели. И это было только начало. Рост советской экономики подкреплялся аналогичными процессами в лагере главных союзных держав. Американцы умели работать, англичане тоже, их потенциал не ощущал угроз, в результате вскоре немцев ожидал крах в битве за Атлантику и неизбежная гибель отрезанных сил стран Оси в Африке. Собственно, этим целям и подчинялся стремительный рост производства вооружений союзников. Причем тормозов для роста не существовало.

Чем больше самолетов и танков производилось в американских цехах, тем дальше отступал экономический кризис 1930-х гг. Антифашистский военный бюджет США избавил американцев от воспоминаний о безработице, нищете и голоде. К услугам американской, советской и британской индустрии были несметные сырьевые ресурсы всей планеты. Немцы довольствовались европейскими, что гарантировало крах. Германским союзникам приходилось хуже. Япония, чьи промышленные показатели едва превосходили довоенные бельгийские, а транспортная система была даже слабее, овладев огромными пространствами, не могла извлечь выгод. Ее дивизии, рассредоточенные от Маньчжурии до Соломоновых островов, поглощали все транспортные возможности несостоятельной империи. По натянутым как струна коммуникациям уже били американские субмарины, и готовился ударить весь «флот двух океанов», заложенный Рузвельтом еще в 1940 г. и планомерно достраиваемый на верфях США. Слишком тонкий оборонительный периметр Японии оставлял американцам широкий простор для применения прибывающего инструментария армии, авиации и флота враждебного исполина.

В Италии к перечисленным проблемам добавлялся идейный кризис. Фашизм стремительно утрачивал популярность, как и война. Итальянцев раздражало немецкое чванство и вседозволенность, причем такие настроения уже проникали в окружение самого дуче. Италию вскоре ждал не только военный, но и политический кризис. К осени 1942 г. грядущий коренной перелом в войне стал очевиден и неизбежен.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Преловский Константин Валерьевич:

    Красная армия всегда была сильнее Вермахта, победы зависели только от сообразительности Сталина. Как он плюнул на Мировую революцию, так и пошли успехи — » Как конкретно жертва Иисуса Христа спасла человечество»

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *