САУ М3 GMC — старая «француженка» в новой роли

В 1941 году Противотанковое командование армии США обнаружило, что предвоенные эксперименты не дали приемлемого прототипа самоходной истребительно-противотанковой установки.

Оценка опыта шедшей в Европе Второй мировой войны свидетельствовала о слабости как штатной 37-мм противотанковой пушки М3, так и ее самоходного варианта на шасси джипа «Додж».

С ФРАНЦУЗСКИМ ПРОНОНСОМ

Более перспективным выглядело использование для истребительно-противотанковой самоходной артиллерийской установки (САУ) 75-мм пушки и шасси полугусеничного транспортера.

Как известно, занявшись транспортерами повышенной проходимости, американцы выбрали полугусеничную схему французского конструктора А. Кегресса, уже опробованную в России и во Франции — с заменой приводных задних колес стандартного автомобиля гусеничными ходами и сохранением передних управляемых колес. Одним из результатов стали американские полугусеничные бронетранспортеры М2 и М3, принятые на вооружение в сентябре 1940 года. Когда встал вопрос о выборе шасси для срочной организации производства САУ — включая истребительно-противотанковую — выбор пал на БТР М3 с несколько более вместительным, чем у М2, корпусом.

С выбором орудия было сложнее — войсковая артиллерия не могла выделить нужных противотанковых пушек. Вдело пошли уже сданные на склады французские скорострельные 75-мм пушки Мlе 1897, состоявшие на вооружении американской армии с конца Первой мировой войны под обозначением М1897 и прошедшие несколько модернизаций. Модернизации практически не затронули баллистику орудия, менялись в основном лафеты и прицельные приспособления. Для самоходной установки использовали модификацию M1897 А4 и детали ее лафета М2А3. Несмотря на общую устарелость конструкции, скорострельность и настильность траектории 75-мм пушки вполне соответствовали задаче борьбы с танками того периода. К тому же в ее боекомплект вошел бронебойный снаряд с бронебойным и баллистическим наконечниками, при начальной скорости 610 м/с пробивавший на дистанции 460 м броню толщиной 70-76 мм.

В июне 1941 года началась работа по установке пушки M1897 А4 на шасси БТР М3. Опытная САУ получила обозначение Т12 (индекс «Т» означал test — «опытная»). США еще не вступили во Вторую мировую войну, однако работа велась в спешном порядке. Опытная партия из 36 установок Т12 была собрана уже в июле, к концу сентября построено еще 50.31 октября 1941 года доработанная установка была принята на вооружение под обозначением 75 mm М3 GMC (Gun Motor Carriage, можно перевести как «орудие на самоходном лафете»). Если на опытной Т12 орудие ставилось со щитом от полевого лафета, то серийная М3 получила крупный коробчатый бронещит, защищавший расчет в большем секторе.

 

ПРОИЗВОДСТВО И СЛУЖБА

Серийное производство 75-мм САУ М3 GMC организовала компания «Аутокар» (Ардмор, шт. Пенсильвания) — один из производителей полугусеничных БТР. С исчерпанием запаса пушек на лафете М2А3 пришлось ставить более раннюю модификацию с лафетом М2А2. Такие САУ получили обозначение М3А1.

Всего с февраля 1942-го по апрель 1943 года было построено 2116 САУ GMC М3 и М3А1 (1350 в 1942 году и еще 766 — в 1943-м). Производство остановили с исчерпанием запаса боеготовых 75-мм пушек типа M1897. К тому же уже были разработаны более удачные 75-мм истребительно-противотанковые САУ на гусеничных шасси. Идея установки на шасси полугусеничного БТР М3 танковой 75-мм пушки М3 ограничилась опытной САУ T73.

Боевой опыт показал недостаточную проходимость и низкую защищенность 75-мм М3 GMC в качестве истребительно-противотанковых. В марте 1944 года по заказу армии начали переоборудование 1360 САУ обратно в бронетранспортеры. Оставшиеся М3 и M3A1 продолжили использовать в качестве орудий непосредственной поддержки (благо в боекомплекте имелся достаточно эффективный осколочно-фугасный снаряд), и прежде всего — в корпусе морской пехоты. Соответственно М3 и М3А1 состояли на вооружении как противотанковых, так и артиллерийских подразделений.

НА РАЗНЫХ ФРОНТАХ

36 из 86 построенных опытных установок Т12 были направлены на испытания, в ноябре 1941 года они приняли участие в учениях 93-го истребительно-противотанкового батальона. Остальные 50 тогда же направили на Филиппины. Уже в декабре им пришлось столкнуться с высадившимися японскими войсками и прикрывать отход американских частей к Батаану. После сдачи Филиппин Т12 стали трофеями японцев, которые уже в 1944-1945 годах использовали эти машины там же на Филиппинах против «вернувшихся» американских войск. Не слишком поначалу повезло и серийным М3, направленным в Северную Африку в ноябре 1942 года (операция «Торч»). К тому времени 76-мм М3 GMC входили в состав отдельных истребительно-противотанковых батальонов (до 36 установок в батальоне). Они участвовали, в частности, в боях за Сиди-Бу-Зид и Кассеринский перевал. Низкая защищенность установок и еще не отработанная тактика их боевого применения привели к значительным потерям. Более удачно действовали М3 GMC при отражении германских танковых атак у Эль-Гуттар 23 марта 1943 года. Огонь установки вели обычно с места, используя по возможности местные укрытия.

В ходе операции «Хаски» в Сицилии летом 1943 года истребительно-противотанковые батальоны были вооружены уже гусеничными 75-мм САУ М10. Полугусеничные М3 и М3А1 выводили из их состава и использовали как легкие САУ непосредственной огневой поддержки.

В корпусе морской пехоты М3 и М3А1 обозначались SPM (Self — Propelled Mounts — «самоходная установка»), ими вооружали отдельные роты тяжелого вооружения. Морская пехота применяла их уже на Новой Британии, Буагенвиле. На о. Сайпан в июне 1944 года морские пехотинцы удачно использовали эти установки поначалу как истребительно-противотанковые при отражении японских танковых контратак, затем — как орудия огневой поддержки. В последней роли САУ М3 и M3A1 применяли и в боях на тихоокеанских островах Тиниан, Плейлу, Иводзима, Окинава, атолле Кваджелейн и других. Благодаря своей массе они легко были доставлены десантно-высадочными средствами. Их проходимости вполне хватало для продвижения вместе с пешими подразделениями по грунтовым дорогам, огневой мощи — для борьбы с укрепленными огневыми точками противника. САУ М3 и М3А1 получали и союзники. Британские войска использовали их в Тунисе в 1943 году и в Италии в 1944-1945 годах. На британской службе М3 GMC стали известны под обозначением «75-мм самоходная установка Аутокар». Всего британская армия получила до 170 М3, еще несколько — войска «Свободной Франции».

ОСОБЕННОСТИ СПЕШНОЙ ИМПРОВИЗАЦИИ

Как и германские противотанковые САУ на шасси БТР Sd.Kfz.251, американские М3 и М3А1 несли следы спешной импровизации, но были более эффективны.

САУ М3 полностью сохранило базовую схему компоновки с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения, средним — отделения управления и кормовым — боевого, переоборудованного из десантного отделения БТР.

БАЗОВОЕ ШАССИ

Отделения управления и боевое образовывали единый объем. В отделении управления слева находилось рабочее место механика-водителя, справа — командира. Позади них по оси машины была размещена орудийная установка, слева от которой помещался наводчик, справа — замковый, управлявший затвором орудия и участвовавший в процессе наведения, позади установки — заряжающий.

Открытый сверху броневой корпус собирался из листов катанной стальной брони на каркасе, укрепленном на раме коммерческого грузовика, и обеспечивал защиту только от пуль стрелкового оружия. Верхний лобовой лист отделения управления выполнялся откидываемым вперед, имел вырез под люльку орудия. Посадка-высадка осуществлялись через две двери в бортах отделения управления и дверь в кормовом листе. Смотровые щели не имели триплексов, только откидные щитки. Откидные сидения наводчика и замкового крепили соответственно на левом и правом бортах корпуса, заряжающего — на кормовой двери. Мог ставиться брезентовый тент на съемных дугах. В передней части корпуса размешали рядный 6-цилиндровый карбюраторный двигатель «Уайт» 160АХ, развивавший мощность 147 л. с. при частоте вращения коленвала 3000 об./мин. В кормовой части корпуса у бортов ставили два топливных бака общей емкостью 113 литров.

Механическая трансмиссия «Спайсер» 3641 включала сухое однодисковое сцепление и четырехскоростную коробку передач, сблокированную с демультипликатором, и обеспечивала восемь скоростей хода вперед и две назад. Главная передача и дифференциал — автомобильного типа. Поворот колес передней оси осуществлялся от рулевой колонки через рычажно-кулачковый механизм. Подвеска колес передней оси — на полуэллиптических рессорах. Гусеничный ход состоял из двух сборок. Каждая включала четыре опорных катка, попарно сблокированных на тележках, подвешенных на балансирах с вертикальной винтовой пружиной, ведущее и направляющее колеса, один поддерживающий ролик, ленточную резиновую гусеницу гребневого зацепления, армированную стальным каркасом. Ведущее колесо — переднего расположения. Передние колеса — пулестойкие, с губчатым наполнителем. В передней части рамы машины крепили ролик (барабан) для увеличения проходимости. САУ оснащали радиостанцией со штыревой антенной.

УСТАНОВКА ОРУДИЯ

75-мм пушка М1897 А4 с эксцентрическим затвором монтировалась позади отделения управления на вертлюжной установке, выполненной с использованием верхнего станка штатного полевого лафета. Верхний станок лафета М2А3 на вертикальной оси ставили на особую платформу — такая установка получила обозначение М3.

Сама пушка модификации М1918А4 не имела направляющих роликов в дульной части ствола, но удлинены направляющие противооткатных устройств (гидропневматический тормоз, служивший также накатником). Станок орудия нес уравновешивающий механизм, казенник был снабжен ограждением. Имелся стопор орудия по-походному. Длинный откат позволял уменьшить нагрузку на установку. Для наведения использовали подъемный механизм секторного типа и шестеренчатый поворотный механизм с ручным приводом. Как и на полевом лафете, с левой стороны установки под рукой у наводчика располагались маховички подъемного и поворотного механизмов, справа у места замкового располагался второй маховичок подъемного механизма. Для наводки использовали оптический прицел М33, крепившийся на кронштейне вместе с устройством подсветки шкалы. Угол возвышения был ограничен, по сравнению с полевым лафетом, но для противотанковой установки это не имело большого значения. Куда более существенным недостатком было ограничение углов горизонтального наведения.

САУ М3А1 несла орудийную установку с использованием верхнего станка полевого лафета М2А2 — такая вертлюжная установка имела обозначение М5. Более старый вариант лафета отличался отсутствием левого маховичка механизма вертикального наведения, так что наводчик мог наводить орудие только по горизонтали. Как и при установке М3, для стрельбы на углах склонения верхний лобовой лист корпуса приходилось откидывать вперед.

Ограниченный горизонтальный сектор обстрела потребовал участия в процессе наведения механика-водителя по командам наводчика.

Механик-водитель включал стояночный тормоз, выворачивал передние колеса вправо, оставлял двигатель включенным, ставил рычаг коробки передач на «нейтраль»; для разворота корпуса вправо давал передний ход, влево — задний.

Наводчику оставалось уточнить наводку. Непосредственно под платформой орудийной установки размещалась «первоочередная» укладка с гнездами для 19 унитарных выстрелов.

Остальные 40 выстрелов помещались в стальных ящиках позади установки. Пулеметного вооружения САУ изначально не имела, но на островах Тихого океана для самообороны в корпусе на шкворневых установках монтировали по два-три пулемета — 12,7-мм М2НВ и 7,62-мм М1919А4. Идея полугусеничной истребительной-противотанковой САУ возродилась в 1960-е годы в Израиле — на шасси того же американского БТР М3 установили бельгийскую 90-мм противотанковую пушку.

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *