«Шарнхорст» и «Гнейзенау» — линкоры побратимы

Эти корабли обладали рядом конструктивных недостатков, а их вооружение вообще было самым слабым в своем классе. Тем не менее из всего надводного флота Третьего Рейха именно на их долю выпали самые яркие страницы морской войны.

С приходом к власти Гитлера морская доктрина Германии существенно изменилась. От продолжения строительства «карманных линкоров» отказались в пользу полноценных линейных кораблей. В июне 1935 года немцы узаконили свои намерения, заключив в Лондоне военно-морской договор с Британией. Теперь Германии дозволялось иметь флот, составлявший 35 % от английского. То есть постройка линкоров отныне могла вестись вполне легально.

Гнейзенау

Создание кораблей шло подлинным контролем фюрера. Именно его принято считать автором новой роли, предписанной бронированным гигантам кригсмарине в назревавшей войне. Дело в том, что, будучи не в состоянии тягаться с британским флотом в генеральном сражении, нацисты предполагали использовать свои линкоры в качестве океанских рейдеров. В действиях против транспортного судоходства они видели реальный шанс поставить «владычицу морей» на колени.

Шарнхорст

ПРОЕКТ

Проектирование линкоров, получивших имена «Шарнхорст» и «Гнейзенау», было долгим и рекордным по числу рассматриваемых вариантов. Первоначально проект представлял собой усовершенствованный «карманный линкор» типа «Адмирал граф Шпее» водоизмещением 15-18 тыс. т, но постепенно он рос в размерах и полностью изменил свой облик.

По совокупности параметров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» нередко (и вполне справедливо) называют линейными крейсерами. Однако их преемственность со своими выдающимися предками времен Первой мировой войны — «Дерфлингером» и «Макензеном» — весьма условна. Проект «Шарнхорста» все-таки в большей степени ведет свою родословную от «карманных линкоров». Единственное, что конструкторы позаимствовали у кайзеровских линейных крейсеров, так это схему бронирования. В остальном же новый линкор — просто выросший до нормальных размеров «Дойчланд» с третьей башней главного калибра и паротурбинной установкой вместо дизельной.

ОПИСАНИЕ

Корпус линкоров имел довольно необычные обводы и изготавливался с широким применением электросварки. 20 главных водонепроницаемых переборок обеспечивали непотопляемость корабля при затоплении трех смежных отсеков. После первых испытаний у обоих линкоров переделали форштевни, при этом длина корпуса увеличилась на 5 м. Однако мореходные качества кораблей все равно оценивались как посредственные.

Котлотурбинная установка включала 12 котлов и три турбозубчатых агрегата. Она работала на очень высоких параметрах пара (давление 58 атм., температура 450°С), развивала высокую мощность (125 тыс. л. с. в нормальном режиме и 160 тыс. л. с. в форсированном), однако оказалась капризной и неэкономичной. Броневая защита по схеме была старомодной, но в то же время очень мощной. Вертикальный пояс из 350-мм цементированной брони крепился снаружи и мог противостоять 1016-кг 406-мм снарядам на дальностях более 11 км. Выше находился дополнительный 45-мм пояс. Броневых палуб было две: 50-мм верхняя и 80-мм (95-мм над погребами) нижняя со 105-мм скосами. Общий вес брони достиг рекордной величины — 44 % от нормального водоизмещения. Противоторпедная защита имела в среднем ширину 5,4 м на каждый борт и отделялась от корпуса наклонной 45-мм переборкой.

283-мм орудия с длиной ствола в 54,5 калибров могли стрелять 330-кг снарядами на дальность до 42,5 км. Правда, Гитлер был недоволен — он считал корабли явно недовооруженными и требовал установить на них 380-мм орудия. Лишь нежелание надолго затягивать вступление линкоров в строй (а новое вооружение задержало бы их готовность минимум на год) вынудило его пойти на компромисс, отодвинув перевооружение кораблей на момент их будущих модернизаций. Весьма странным выглядит смешанное размещение средней артиллерии в двухорудийных башнях и палубных щитовых установках. Но этот факт объясняется просто: одноорудийные установки уже были заказаны для несостоявшихся 4-го и 5-го «карманных линкоров», и конструкторы просто «утилизировали» их в новом проекте. В марте 1941 года «Шарнхорст» и «Гнейзенау» получили торпедное вооружение. По предложению адмирала Г. Лютьенса на них установили по два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, снятых с легких крейсеров «Нюрнберг» и «Лейпциг». Торпеды предполагалось применять против вражеских транспортных судов в ходе рейдерских операций.

ЛИНКОРЫ В РОЛИ КОРСАРОВ

«Шарнхорст» и «Гнейзенау» можно считать самыми удачливыми линкорами Второй мировой войны. Тем не менее их печальный конец лишний раз подтвердил: время бронированных гигантов безвозвратно ушло.

В годы Второй мировой войны линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау» большую часть времени действовали вместе — их неспроста называли кораблями-побратимами.

ПРОБА СИЛ

Первую совместную корсарскую операцию они выполнили в ноябре 1939 года. Итогом ее стало потопление английского вспомогательного крейсера «Равалпинди» — бывшего пассажирского лайнера, вооруженного старыми пушками. Успех был, мягко говоря, скромным, но геббельсовская пропаганда раздула этот неравный поединок до масштабов крупной морской победы, а в серии «Библиотека немецкой молодежи» даже выпустили отдельную книжку под названием «Конец «Равалпинди».

В НОРВЕЖСКИХ ВОДАХ

В апреле 1940 года оба линкора обеспечивали прикрытие германского вторжения в Норвегию и впервые вступили в бой с достойным противником — линейным крейсером «Ринаун». Дуэль протекала в условиях плохой видимости и продолжалась с перерывами более двух часов. «Гнейзенау» добился двух попаданий в англичан, но и сам получил тоже два 381 -мм снаряда, один из которых заставил замолчать кормовую башню. В «Шарнхорст» попаданий не было, но его носовая башня также вышла из строя из-за повреждений, вызванных штормом. Вскоре в норвежских водах произошел еще один бой, вызвавший огромный резонанс в военно-морских флотах всего мира.

8 июня «Шарнхорст» и «Гнейзенау» наткнулись на британский авианосец «Глориес», шедший в сопровождении эсминцев «Ардент» и «Экаста». Используя радар, немцы открыли огонь с дальности 25 км и быстро добились попаданий, повредивших полетную палубу и не позволивших поднять в воздух самолеты. «Глориес» загорелся, перевернулся и затонул. Пытаясь спасти авианосец, эсминцы отважно ринулись в самоубийственную атаку. Оба были расстреляны, но все же одна торпеда с «Экасты» поразила «Шарнхорст». Линкор принял более 2500 т воды и получил крен на правый борт, две артиллерийские башни — кормовая
283-мм и одна 150-мм — вышли из строя, скорость хода резко уменьшилась. Все это несколько смазало несомненный успех операции.

Результаты первого боя линкоров с авианосцем воодушевили адмиралов с консервативными взглядами на ведение морской войны, но, увы, ненадолго. Очень скоро стало ясно, что расстрел «Глориеса» — всего лишь трагическое совпадение, исключение из правил.

АТЛАНТИЧЕСКИЙ РЕЙД

Звездный час «Шарнхорста» и «Гнейзенау» — их совместный «океанский вояж» в январе — марте 1941 года. За два месяца пиратства в Атлантике под командованием адмирала Гюнтера Лютьенса они захватили и потопили 22 союзных парохода общим тоннажем свыше 115 тыс. т и безнаказанно возвратились в оккупированный французский порт Брест. Но затем фортуна отвернулась от немцев. Находясь во Франции, линкоры начали подвергаться массированным воздушным атакам. Едва удавалось завершить исправление одних повреждений, как английские бомбы наносили новые. Пришлось уносить ноги. Прорыв через Ла-Манш в Германию в феврале 1942 года стал последней совместной операцией гитлеровских сверхрейдеров.

ФИНАЛ

В ночь на 27 февраля 1942 года только что прибывший в Киль «Гнейзенау» был поражен английской 454-мм бронебойной бомбой в район первой башни. Взрыв вызвал огромные разрушения и пожар (вспыхнули сразу 230 пороховых зарядов главного калибра). 112 моряков были убиты, 21 ранен. Линкор отбуксировали подальше в тыл, в Готенхафен (Гдыню). В ходе ремонта предполагали заменить главную артиллерию на шесть 380-мм орудий. Увы, эти планы остались на бумаге. В январе 1943 года все работы прекратили, а 27 марта 1945-го остов «Гнейзенау» был затоплен с целью загородить входной фарватер.
«Шарнхорст» после продолжительного ремонта (а он во время прорыва через Ла-Манш подорвался на двух минах) перешел в Норвегию, где затем преимущественно отстаивался во фьордах. 26 декабря 1943 года он под флагом адмирала Эриха Бея при попытке атаковать союзный конвой JW-55В был перехвачен англичанами. Первое же попадание с тяжелого крейсера «Норфолк» вывело из строя немецкий радиолокатор, что в условиях полярной ночи привело к фатальным последствиям. «Шарнхорст» вел артиллерийскую дуэль с крейсерами «Норфолк», «Белфаст» и «Шеффилд» практически вслепую. А когда к крейсерам присоединился линкор «Дюк оф Йорк» под флагом командующего флотом Метрополии адмирала Брюса Фрэйзера, положение немецкого корабля стало безнадежным. Залп английских 356-мм орудий сразу же уничтожил носовую башню главного калибра «Шарнхорста» и временно вывел из строя вторую. Затем попадания последовали одно за другим. После упорного сопротивления изувеченный тяжелыми снарядами рейдер добили британские эсминцы. Всего из 55 выпущенных торпед предположительно 11 попали в цель. В 19:45 немецкий линкор завалился на правый борт и носом ушел в воду. Вместе с кораблем погибли контр-адмирал Эрих Бей, командир корабля капитан цур зее Фриц Хинтце и еще 1930 находившихся на борту человек, включая 40 кадетов. Англичане подобрали из воды лишь 36 немецких моряков, среди которых не оказалось ни одного офицера. В 20:40 британский адмирал отправил в Лондон лаконичную радиограмму: «Шторм еще есть, но «Шарнхорста» уже нет. Фрэйзер».

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *