Шпионы Манхэттенского проекта

В 1945 году американцы испытали первую в мире атомную бомбу, которая создавалась в рамках Манхэттенского проекта. В СССР первую атомную бомбу испытали только через четыре года, в 1949-м, покончив с монополией США на ядерное оружие. Это удалось не только благодаря самоотверженной работе ученых, но и усилиям советских разведчиков, которые своевременно добывали ценные сведения об американских разработках.

Шпионам тут не место

Программа США по разработке ядерного оружия известна под кодовым названием «Проект Манхэттен». Ее реализация в рамках этого проекта началась 17 сентября 1942 года, до этого исследования шли в рамках «Уранового комитета». В Манхэттенском проекте участвовали ученые из США, Великобритании, Германии и Канады. Руководили проектом американский физик Роберт Оппенгеймер и генерал Лесли Гроувз.

Гроувз вместе с Оппенгеймером посетил ряд районов в поисках места для исследовательского комплекса, которое было бы скрыто от любопытных взглядов и удалено от городов и оживленных трасс. Они подыскали такое место в штате Нью-Мексико. Это было обширное и засушливое горное плато под названием Лос-Аламос (Тополя). Это название перешло к плато от соседней школы, которая была так названа из-за растущих в ближайшем каньоне тополей.

Все, что относилось к Манхэттенскому проекту, в США считалось государственным секретом номер один. Служба безопасности проекта насчитывала около 500 сотрудников. Немалая часть сотрудников ФБР находилась в Лос-Аламосе и Санта-Фе, где проживали ученые, инженеры и другие специалисты, занятые в проекте. За теми из них, кто имел доступ ко всем секретам, даже велось наружное наблюдение.

Все телефонные разговоры ученых прослушивались, их рабочие места оснастили скрытыми микрофонами. Особое внимание уделялось ученым, не являвшимся выходцами из США, считалось, что именно они могут выдать атомные секреты. За ними ФБР установило особый контроль.

Добраться до комплекса в Лос-Аламосе можно было по единственной дороге. На ней находились посты военной полиции, где не раз проверялся действующий пропуск, а все разрешения на въезд в комплекс строго регистрировались. Вокруг комплекса была установлена ограда, преграждавшая к нему несанкционированный доступ. Американские спецслужбы считали систему безопасности проекта абсолютно непроницаемой для шпионов.

Блестящий ход советской разведки

Агенты ФБР очень бы удивились, если бы тогда узнали, что советские разведчики получали информацию о проекте «Манхэттен» с самого его начала и пристально следили за каждым этапом его осуществления. Американские и британские спецслужбы длительный период времени были уверены в том, что в СССР вообще ничего не известно о работах по Манхэттенскому проекту.

Читать:  Атака сверхмалых субмарин - уничтожить «Тирпиц»

Одним из важных источников сведений по проекту был немецкий ученый Клаус Фукс, который в 1932 году вступил в компартию Германии. С приходом Гитлера к власти Фукс сначала ушел в подполье, а затем перебрался в Англию. Там его познакомили с физиком Невиллом Моттом, который взял его своим ассистентом. Хотя в 1940 году Фукса, уже получившего в 37-м докторскую степень, арестовали как гражданина враждебной державы, через 6 месяцев он вновь обрел свободу действий. В 1941 году ему предложили участвовать в британском проекте по разработке атомной бомбы.

Стоит отметить, что Фукс по своей инициативе вышел на связь с советской внешней разведкой и предложил передавать материалы по атомному проекту. В конце 1943 года его отправили в Колумбийский университет, так он стал участником работы над Манхэттенским проектом. В конечном счете Клаус Фукс попал в Лос-Аламос, где добывал для разведки ценнейшие сведения. Его перевод в самое «сердце» Манхэттенского проекта состоялся не по мановению волшебной палочки — к этому приложила руку наша разведка.

Блестящие разведчики супруги Василий и Елизавета Зарубины были направлены в США для получения разведданных об американском атомном проекте. Резидент НКВД в Сан-Франциско Григорий Хейфец сообщил им, что знаменитый американский физик Роберт Оппенгеймер с рядом своих коллег выехали в какое-то секретное место для создания некоего сверхоружия. Елизавета Зарубина (агентурный псевдоним «Вардо») внесла очень важный, возможно, даже решающий вклад в получение информации о создании американской атомной бомбы. Она подружилась с женой известного русского скульптора Коненкова Маргаритой, являвшейся любовницей Альберта Эйнштейна. Та рассказала ей, что у Эйнштейна в гостях бывают ведущие участники Манхэттенского проекта: Оппенгеймер, Ферми, Сцилард и другие. По настоянию «Вардо» Маргарита познакомила ее и сотрудника резидентуры Пастельняка с Оппенгеймером и его женой Кэтрин. Они стали своими людьми в семье американского физика и уговорили его перевести Клауса Фукса в Лос-Аламос. Это был блестящий ход советской разведки, благодаря которому у нее появился надежный источник информации о проекте.

Читать:  Арденнская операция 1944-1945 годов - осада Бастони

Мало того, Елизавета Зарубина близко познакомилась со Сцилардом, также важным участником атомного проекта. Она убедила ученого взять в проект еще нескольких специалистов, являвшихся агентами нашей разведки. В их число попали Мортон Собелл, Теодор Холл и Дэвид Грингласс. Очень ценным агентом был также физик Бруно Понтекорво, итальянский эмигрант.

Павел Судоплатов в книге «Спецоперации» дал «Вардо» следующую характеристику: «Лиза Зарубина была выдающейся личностью. Обаятельная и общительная, она легко устанавливала дружеские связи в самых широких кругах. Элегантная женщина классической красоты, натура утонченная, она как магнит притягивала к себе людей, не только мужчин, но и женщин».

Под носом у ФБР

Итак, Клаус Фукс и еще несколько агентов советской разведки попали в самое сердце Манхэттенского проекта, такое сотрудникам ФБР не могло привидеться даже в самом кошмарном сне. В Лос-Аламосе Фукс попал в группу Т-1, которая специализировалась на разработке взрывного устройства и динамике ядерного взрыва. От него советская разведка получала самую ценную и выверенную информацию.

Он сообщил, что главные атомные объекты США находятся в Окридже, именно там строится завод по производству урана-235, а также о том, где производят плутоний. От Клауса Фукса поступали расчеты и чертежи, связанные с устройством атомной бомбы, информация о ходе ее создания. Переданные им материалы высоко оценил советский ученый Игорь Курчатов.

7 марта 1943 года он написал Л. Берии, куратору советского атомного проекта, следующее: «Произведенное мною рассмотрение материалов показало, что их получение имеет громадное, неоценимое значение для нашего государства и науки… Материал дал возможность получить весьма важные ориентиры для нашего научного исследования, миновав многие весьма трудоемкие фазы разработки проблемы, и узнать о новых научных и технических путях ее разрешения».

Связь с Клаусом Фуксом поддерживал специальный курьер — ученый-биохимик Гарри Голд. После радиоперехвата и расшифровки советского шифра Агентство по национальной безопасности США (АНБ) в 1950 году арестовало Клауса Фукса. Именно он после допроса с пристрастием выдал супругов Юлиуса и Этель Розенберг, которых тут же арестовали. Супружескую пару — коммунистов Розенбергов — завербовал в свое время резидент советской разведки в США Гайк Бадалович Овакимян. Розенберги выдали советской разведке чертежи атомной бомбы, сброшенной на Нагасаки, значительно сэкономив время и средства для разработки ядерного оружия в СССР.

Читать:  100-я группа королевских ВВС - соединение специального назначения

На быстро организованном судебном процессе за шпионаж в пользу СССР Розенбергам вынесли смертный приговор. В обвинении были такие строчки: «Ваше преступление намного хуже, чем убийство. Вы передали Советам атомную бомбу, и уже одно это предопределило агрессию коммунистов в Корее». Хотя с просьбой о помиловании супругов Розенберг к властям США обращались Альберт Эйнштейн, Томас Манн и даже папа римский Пий, американский президент Дуайт Эйзенхауэр оставил приговор в силе.

12 тысяч листов сплошных секретов

Конечно, Клаус Фукс и супруги Розенберг были не единственными агентами, которые снабжали советскую разведку ценными данными о разработке американской атомной бомбы. Из числа иностранных граждан в сборе информации принимали участие 14 особо ценных агентов, среди них — Клаус Фукс, Алан Мэй, Теодор Холл, Жорж Коваль, Дэвид Грингласс, Морис Уилкинс и другие. Были и агенты, чьи имена не раскрыты до сих пор.

В целом данные об атомной бомбе в США добывали почти две сотни советских разведчиков. Им удалось переправить в СССР внушительное количество секретной документации общим объемом до 12 тысяч листов. Любопытно, что, по словам генерал-лейтенанта П. А. Судоплатова, «через 12 дней после окончания сборки первой атомной бомбы в США описание её устройства уже было получено в СССР». Вот так оперативно работала советская разведка. Благодаря ей американский план нападения на СССР с применением атомного оружия так и не был осуществлен.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о