Супруги-разведчики Михаил и Галина Федоровы

Супруги-разведчики Михаил и Галина Федоровы только через четверть века смогли сообщить своим родным, что работали на советскую разведку. В 90-х годах они даже издали воспоминания о своей жизни, однако уже в предисловии честно предупредили, что о многом вынуждены умалчивать. Как позже вспоминал Михаил Федоров, они так сжились со страной, где работали, что по возвращении плохо понимали русский язык и говорили с заметным акцентом.

Из спортсменов в разведку

Михаил Федоров родился 1 января 1916 года в городе Колпине под Санкт-Петербургом. Отец будущего разведчика работал на Ижорском заводе. Почти сразу после революции вступил в Красную гвардию и был направлен на фронт. С Гражданской войны вернулся в 1922 году, после чего семья переехала в город Ямбург, позднее переименованный в Кингисепп.

По окончании школы, в 1935 году, Федоров поступил в Ленинградский институт физической культуры имени Лесгафта. В 1939 году, когда он готовился к выпускным экзаменам, к Федорову прямо на стадионе подошел человек в штатском. Предложил поговорить — и собеседники прошли к верхним трибунам. «Штатский» сразу рассказал Федорову о нем самом, проявив серьезные познания. Будущий разведчик понял, что компетентные органы наводили о нем тщательные справки. А потому, когда в конце разговора собеседник прямо предложил работу в разведке, почти не удивился. Сразу после окончания института Федоров был зачислен в штат 5-го Управления Наркомата Обороны СССР (будущее ГРУ).

В октябре 1939 года Федоров прибыл в Белосток, в распоряжение разведуправления Западного военного округа. Там из недавнего студента стали готовить разведчика-нелегала. Программа подготовки, рассчитанная на полтора года, была довольно напряженной: изучение двух иностранных языков, радио- и шифровальное дело, основы конспирации и вербовки, уход от слежки и многое другое.

После окончания обучения Федоров должен был перейти границу с Польшей, там легализоваться, а потом переехать в Германию, где и должен был осесть. Но когда подготовка уже подходила к концу, грянуло 22 июня 1941 года. Федорова закрутило в хаосе первых дней войны, он с несколькими сотрудниками разведуправления даже оказался в немецком тылу и вынужден был пробираться к своим несколько недель.

В расположение частей Красной Армии группа вышла во второй половине июля. После непродолжительной проверки в особом отделе Федорова опять отправили в распоряжение разведотдела. Еще через неделю на Западный фронт прибыла группа разведчиков-диверсантов во главе с Артуром Спрогисом. Федоров был назначен заместителем командира группы и направлен за линию фронта.

Первый диверсионный рейд по тылам противника продлился около трех месяцев. В конце ноября 1941 года поредевшая в боях группа вышла к своим, а уже в декабре Михаил Федоров был направлен в знаменитую воинскую часть №9903, в которой готовили разведчиков-диверсантов. Примерно через год опять направление в тыл противника, на этот раз уже почти на два года.

Знакомство в столовке

У Галины Маркиной (будущей жены Федорова) путь в спецорганы был несколько иным. Она родилась 17 февраля 1920 года в Саратове. Ее родители были из крестьян, но отец будущей разведчицы сумел выучиться на электромонтера, став таким образом представителем рабочего класса. После революции вступил в ВКП(6), стал директором мельницы. Он умер в 1932 году, когда Галине было всего 12 лет. Кроме нее в семье было еще трое детей.

Читать:  Африка де Лас Эрас - испанка на службе советской разведки

Сестра матери предложила забрать Галину в Москву. Там будущая разведчица окончила школу и устроилась секретаршей в Наркомфин, одновременно поступив на вечернее отделение Московского высшего технического училища имени Баумана. В 1939 году ее вызвали в райком комсомола и заявили, что направляют на работу в органы НКВД.

В органах Галина работала опять же секретаршей, продолжая учиться в «Бауманке». Правда, добавились и некоторые новые дисциплины, в частности изучение иностранных языков. Иногда ее привлекали для выполнения несложных оперативных заданий. После начала Отечественной войны Галину намеревались эвакуировать в глубокий тыл с частью сотрудников аппарата. Но девушка наотрез отказалась и написала заявление, с просьбой оставить ее в Москве и привлечь к подготовке подпольной борьбы в случае, если немцы войдут в столицу.

Как известно, этого не случилось, и Галина до конца войны проработала в центральном аппарате. В 1946 году окончила курсы иностранных языков при Высшей школе МГБ, и ее стали направлять в краткосрочные командировки за границу. Постепенно в руководстве стали подумывать о привлечении Галины к более серьезным операциям.

Вполне возможно, что Михаил и Галина могли никогда не встретиться. Ведь он работал в военной разведке (ГРУ), а она в другом ведомстве: в органах госбезопасности. Но судьба распорядилась иначе: в 1944 году, после того как работа за линией фронта у Михаила Федорова закончилась, его в какой-то мере неожиданно переводят в МГБ. Впрочем, в те времена переходы разведчиков из одной структуры в другую были обычным делом. Хотя позже конкуренция между двумя спецслужбами приобрела острый характер.

После короткой подготовки его направляют с заданием в Англию. Вернулся он в 1947 году и засел за отчет в знаменитом доме на Лубянке.

Отчеты — дело долгое и муторное, и Федоров проводил в центральном аппарате целые дни, питаясь в столовой для сотрудников. И вот как-то раз спускается он в столовую — там, как всегда, очередь, но Михаил увидел в очереди друзей и тут же подошел к ним.

— Надеюсь, вы предупредили, что я тут стоял? — подмигивая друзьям, громко спросил Федоров.

Но тут сзади раздался тонкий голосок:

— Нет, не предупреждали, так что займите очередь.

Федоров обернулся и остолбенел: перед ним стояла тоненькая девушка с огромными глазами. В которых разведчик моментально утонул. Через два месяца молодые люди поженились. И из них стали готовить супружескую пару разведчиков-нелегалов.

Сперва предполагалось, что Федоровы будут направлены на работу в Австралию. Однако когда легенда была уже полностью подготовлена, оттуда пришло неожиданное сообщение. В шифровке сообщалось, что резидент МГБ СССР в Австралии Владимир Петров ведет себя неадекватно. А им самим сильно заинтересовалась АЗИО (австралийская контрразведка).

Долгая дорога к месту работы

Отправлять супругов Федоровых в Австралию стало слишком опасно. Дело в том, что в 1949 году Михаил Федоров проходил курсы новых видов шифрования в отделе, возглавляемом как раз Петровым. Супругам было поручено выехать в одну из европейских стран, где они должны были адаптироваться и подождать, пока в Австралии все не прояснится. Однако после того, как Петров перешел на сторону западных спецслужб, было принято решение не отправлять супругов в Австралию, а перенацелить их на одну из стран Западной Европы.

Читать:  Луи Шарль Бреге - создатель первого вертолета

В своих мемуарах Федоровы так и не раскрыли секрет того, в какой именно стране они работали. Нет этой информации и на официальном сайте Службы внешней разведки РФ. Видимо, до сих пор их работа остается слишком секретной. Известно лишь то, что страна, в которой обосновались Федоровы, входила в блок НАТО.

Натурализация проходила довольно сложно. Чтобы подтвердить легенду, Федоровым пришлось пожить в нескольких странах. Именно тогда и случилась та история, которую мы описывали в прошлом номере. Когда у западных спецслужб возникла идея тщательно проверить документы, касающиеся подозрительных супругов.

Но подделки, изготовленные Павлом Громушкиным, прошли самую тщательную проверку экспертов. Заодно сняв все подозрения с Федоровых.

В конце 50-х годов супруги-разведчики прибыли в страну, где им было поручено работать. Сперва найти работу было довольно сложно. По легенде, супруги во время Второй мировой войны потеряли всех родственников, долго скрывались от гестапо, а потому письменных рекомендаций представить не могли. Федорову пришлось начинать с самых низов: он устроился механиком в автомастерскую. Галине повезло больше: она смогла наняться к успешному бизнесмену секретарем-делопроизводителем. Помогло знание нескольких иностранных языков и опыт делопроизводства. Напомним, что в начале своей карьеры Галина Федорова работала секретарем.

Постепенно Федоровы стали своими среди представителей среднего класса. Михаил ушел из мастерской и открыл собственное дело, на паях с местным бизнесменом. Впрочем, первый бизнес-опыт оказался неудачным: партнер оказался транжирой и воришкой, и общее предприятие накрылось известным тазом. Если бы не деньги от КГБ, на карьере бизнесмена Федорову пришлось бы ставить крест. Но благодаря «потусторонним» вливаниям ему удалось сохранить фирму на плаву. Что сразу отметили представители местного бизнес-сообщества. Они были уверены, что Федорову удалось сохранить бизнес благодаря собственным усилиям. А потому в той среде Федоров, несмотря на неудачу, приобрел весьма неплохую репутацию.

Следующее дело, которое организовал Федоров, было более защищено от неожиданных пертурбаций со стороны местных партнеров. Разведчик стремительно учился быть не только неуловимым «бойцом невидимого фронта», но и зубастым бизнесменом. Поэтому его фирма довольно быстро стала приносить реальный доход. Зарабатываемая прибыль шла на финансирование разведывательной деятельности. В частности, Федоровым был передан на постоянный контакт некий высокопоставленный чиновник НАТО. Который работал на советскую разведку исключительно из меркантильных целей.

Но этот агент был весьма ценным источником информации. Поэтому Москва не скупилась на оплату его услуг, регулярно снабжая, через Федоровых, крупными суммами денег. До сих пор неизвестно, кто именно был тем самым ценным агентом, но информация от него поступала первостатейная. В частности, в 60-х годах именно он передал Федорову окончательный вариант плана «Дропшот».

План «Дропшот»

Текст последнего варианта плана «Дропшот» был абсолютно секретным. А потому, когда советская делегация на Ассамблее ООН предоставила широкой общественности данный план, то для Атлантического блока, и в первую очередь для США, это было шоком. СССР предоставил доказательства того, что не Москва планирует развязать очередную мировую войну, а именно США и НАТО.

Читать:  Николай Сутягин - лучший ас реактивной авиации

В результате обнародования пунктов «Дропшота» американцы были вынуждены сильно снизить свою экспансию в страны Западной Европы. В частности, по поводу расположения в странах — участницах НАТО баз с ядерным оружием. Потомкам и историкам еще предстоит внимательно изучить все перипетии холодной войны конца 60-х и дать оценку тому, кто именно не допустил того, чтобы пальцы военных не нажали на красные кнопки запуска межконтинентальных ракет. Однако уже сейчас с полной уверенностью можно говорить о том, что, если бы в СССР не узнали о «Дропшот», история могла пойти другим путем.

Супруги Федоровы, первыми получившие окончательный вариант «Дропшота», не доверили столь важную информацию радиограмме. Их квартира частенько использовалась как перевалочный пункт для разведчиков, прибывавших в Западную Европу с краткосрочными заданиями. Галина и Михаил встречали коллег с Родины, размещали их в собственном доме, после чего обеспечивали безопасный отход. С одним из таких разведчиков Федоровы и передали в Москву копию документа. И хотя супруги нарушили кучу всяких инструкций, их за это никто не осмелился ругать. Более того, Федоровы были представлены к орденам, за то, что смогли оценить политическую составляющую плана «Дропшот» и своевременно передать копию в Москву.

То, что дипломатический корпус СССР своевременно получил копию плана «Дропшот», трудно переоценить. После Карибского кризиса отношения между США и СССР немного потеплели, однако после убийства Джона Кеннеди к власти в Америке опять пришли «ястребы», которые были не прочь поиграть в войнушку. Однако обнародование плана «Дропшот», согласно которому главным полем ядерного безумия должна была стать Европа, как-то не очень вдохновило союзников США по НАТО. И американцам пришлось резко менять свои планы. Третья мировая, которая могла стать последней в истории земной цивилизации, пока была отложена.

Но вот Федоровы в истории с «Дропшотом» серьезно засветились. Вскоре Москва принимает решение отозвать их из Европы. Оба супруга закончили свою карьеру в звании полковников КГБ. Когда они добрались до Москвы, выяснилось, что предъявлять их родственникам никак нельзя. Для родных Галины и Михаила они работали где-то на дальнем севере. Где вряд ли можно было заиметь иностранный акцент. Поэтому супругам перед встречей с друзьями и родственниками пришлось некоторое время пожить на конспиративной квартире, прежде чем они снова не научились говорить по-русски.

Галина и Михаил еще некоторое время работали в центральном аппарате КГБ. Но за границу их больше не посылали. Те, кто имел доступ к секретным материалам того времени, уверенно заявляли, что именно супруги Федоровы своей деятельностью предотвратили очередную попытку третьей мировой войны. Но истинную их роль в мировой истории мы узнаем еще далеко не скоро. Потому что гриф «секретно» не снимается с некоторых операций никогда.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
11
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Eugene Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Eugene
Гость
Eugene

>> В своих мемуарах Федоровы так и не раскрыли секрет того, в какой именно стране они работали.
Все таки есть. Однако, в стране пребывания они говорили, что прибыли из Алжира. Также в их книге воспоминаний говорится, что ими интересовались в жандармерии.
Алжир был французской колонией, а жандармерии есть всего в нескольких европейских странах (в том числе и во Франции). Я когда читал их книгу, так понял, что они были во Франции