«Так не доставайся же никому!» Как англичане французский флот топили

Эту позорную для Англии и английского флота страницу истории сегодня стараются особо не афишировать, обходя стороной и всячески умалчивая. Однако из песни слов не выкинешь, и французы до сих пор помнят, как в 1940—1941 годах Англия воевала не только против Германии, но и против Франции.

Конец Третьей республики

Англия и Франция не раз на протяжении своей истории воевали друг с другом. Отношения между этими странами выровнялись только в годы Первой мировой войны, когда они выступили единым фронтом против кайзеровской Германии и одержали победу.

Вторую мировую войну эти страны также встретили вместе, находясь в одном лагере. Несмотря на то что между ними имелся традиционный набор экономических и политических противоречий, общая угроза в лице Германии в очередной раз сплотила их. Однако смертельно уставшая после Первой мировой войны Франция не выдержала перспективы еще одной долгой битвы с Германией и капитулировала.

24 октября 1940 года на железнодорожном вокзале городка Монтуаре встретились глава французского государства Анри-Филипп Петен и Адольф Гитлер. Да, Гитлер знал, как унизить своего главного врага на континенте, ведь подписание акта о капитуляции произошло в том самом вагончике, где два десятка лет назад произошло подписание акта о капитуляции кайзеровской Германии.

Примечательно, что капитуляция Франции произошла тогда, когда добрая половина французской армии еще даже не вступила в бой. Многие солдаты за все время войны не сделали ни одного выстрела. Видимо, не очень-то им хотелось сражаться за свои демократические ценности.

Британский лев нервничает

Впрочем, капитуляция не означала полного уничтожения Франции как государства. Ведь французы, рассудили немцы, это не славяне и не евреи, их не обязательно сажать в концлагеря и душить в газовых камерах. Новое вишистское правительство Франции (название — от курортного города Виши, где 10 июля 1940 года собралось Национальное собрание, постановившее передать диктаторскую власть маршалу Анри-Филиппу Петену) даже сохранило контроль над центральной и южной частью метрополии. А с середины 1940 года была восстановлена власть над обширными колониальными владениями в Америке, Африке, Азии и Океании. Французская полиция даже начала тесно сотрудничать с гестапо, помогая отлавливать евреев и борцов французского Сопротивления. Этот факт нашел отражение в известном фильме «Касабланка».

Неудивительно, что в подобных условиях Англию всерьез беспокоила судьба французского флота, оказавшегося преимущественно в гаванях за пределами метрополии. Ведь флот Франции, который занимал четвертое по величине место в мире, сохранил большую часть своего боевого потенциала. Если бы французские корабли попали в руки немцев — они могли бы создать большие проблемы для Великобритании.

Читать:  «Летающие тигры» - американские асы на службе в Китае

Положение дел осложнял тот факт, что, согласно статье 8 германо-французского соглашения о прекращении военных действий, корабли Франции обязаны были явиться в порты довоенной приписки. Например, самые современные французские линкоры «Дюнкерк» и «Ришелье» возвращались бы в оккупированный Германией Брест (не тот, который в Белоруссии, а в его тезку во Франции). Затем под контролем германских и итальянских представителей корабли предстояло разоружить, а команды демобилизовать.

Однако на переговорах 29 июня 1940 года французы смогли заставить Италию и Германию принять их условия, по которым разоружение и демобилизация экипажей все-таки должны были проводиться в африканских картах и не оккупированном Тулоне. К сожалению, об этом не узнало правительство Англии.

Что делать с французским флотом?

Опасаясь передачи французских кораблей немцам, англичане решили действовать быстро. Уже 3 июля 1940 года британская морская пехота силой захватила французские корабли, стоявшие на якоре в английском порту Портсмут. 2 линкора, 2 эсминца, 5 подводных лодок и 8 торпедных катеров сдались абордажным командам без сопротивления. Однако экипаж подводной лодки «Сюркуф» не согласился с таким бесцеремонным обращением. Началась перестрелка, в ходе которой погибло два французских моряка и пять английских пехотинцев.

В египетском порту Александрия, находившемся тогда под контролем англичан, также стояло несколько французских кораблей — линкор «Лоррэн», 4 крейсера и несколько эсминцев. Переговоры об их сдаче вел сам командующий Средиземноморским флотом адмирал Эндрю Каннингем. Благодаря своим дипломатическим способностям он сумел добиться добровольного разоружения французской эскадры. В самый ответственный момент командир английского линкора капитан 1-го ранга Г. Т. Бейли-Громану лично отправился на борт «Лоррэна», чтобы доказать французам отсутствие у англичан намерений топить их корабли. Неудивительно, что экипажи этих кораблей остались верны своему союзническому долгу, а в июле 1943 года присоединились к силам «Свободной Франции» и смогли возобновить борьбу с общим врагом.

Черчилль показывает характер

Таким образом, Англии удалось нейтрализовать французские корабли, которые находились в английских гаванях. Но что было делать с кораблями, которые находились в портах, подконтрольных вишистскому правительству? А ведь это была немалая сила. Так, например, в Алжире располагались два старых линкора «Прованс» и «Бретань», два новых линейных крейсера «Дюнкерк» и «Страсбург», а также несколько легких крейсеров и эсминцев. Совсем неподалеку, в порту Орана, на якоре стояла эскадра из 9 эсминцев и 6 подводных лодок, сторожевые корабли и тральщики.

Некоторые адмиралы и политики склонялись к идее переговоров, однако назначенный к этому времени премьер-министром Уинстон Черчилль думал иначе. Бывшему первому лорду Адмиралтейства надо было показать в действии мощь английского флота. Тем более что совсем недавно Англия проиграла не только сражение в Европе, но и битву за Норвегию. И Черчилль решил, что настало время для жесткой политики, ультиматумов и пушек. Видимо, английский премьер решил, что надо бить своих, чтобы чужие боялись. Не смогли побить немцев, давайте побьем французов, предложил Черчилль.

Читать:  Бирманская кампания - сражения в джунглях

Последние переговоры

Для нейтрализации французского флота англичане спланировали большую операцию на пространстве от Гваделупы до Александрии. Атака на французские суда по всему миру началась 3 июля, и только в Дакаре с опозданием — 8-го. Серия операций получила общее название «Катапульта». К счастью, во французской Вест-Индии благодаря личному вмешательству президента США Франклина Рузвельта удалось избежать столкновения между английскими и французскими кораблями. Однако в Северной Африке события развивались по более драматичному сценарию.

Первый ультиматум французам был предъявлен 24 июня сэром Дадли Нортом, начальником морской станции Великобритании в Гибралтаре. Он встретился на борту линейного крейсера «Дюнкерк» с французским адмиралом Жансулем и предложил тому перейти на сторону Великобритании, чтоб продолжить войну с Германией. На это Жансуль ответил отказом, одновременно заверив британца, что ни один французский корабль не попадет в руки немцев. Англичан такой ответ совершенно не устраивал. Черчиллю нужна была полноценная победа, чтобы поднять боевой дух нации. Полумеры здесь не годились.

Однако до капитуляции Франции Западное Средиземноморье у союзников было зоной ответственности французского флота, поэтому для боевых действий в этом регионе англичанам пришлось срочно создавать новую эскадру. Она получила название соединение «Н» и состояла из линейного крейсера «Худ», линкоров «Вэлиент» и «Резолюшн», авианосца «Арк Ройал», а также крейсеров, эсминцев и подводных лодок. Именно эти силы и атаковали французские корабли 3 июля 1940 года.

Операция «Катапульта»

Основным эпизодом операции «Катапульта» стала атака 3 июля 1940 года силами британского ВМФ французской эскадры в порту Мерс-эль-Кебир неподалеку от Орана (Алжир). При этом надо отметить, что командующий английской эскадрой адмирал Джеймс Сомервилл до последнего пытался оттянуть сражение. Старый моряк прекрасно понимал чувства французов, не желающих склоняться перед грубой силой, даже если это вчерашние союзники. Однако британское Адмиралтейство, а говоря прямо — Уинстон Черчилль, было неумолимо. Возможно, если бы английское руководство предоставило бы больше времени, Сомервиллу удалось бы уговорить французов добровольно перейти в Гибралтар, но этих часов и минут уже не было.

Активная фаза сражения началась в 12:30, когда британские торпедоносцы «Суордфиш» и «Арк Ройал» сбросили магнитные мины на выходе из гавани, заперев тем самым выход из нее. В это время французские линкоры стояли у причальной стенки к морю кормой, из-за чего «Дюнкерк» и «Страсбург» оказались лишенными возможности вести огонь главным калибром: обе башни каждого корабля располагались в носовой части.

Читать:  Как «работали» оборотни-партизаны от абвера

В 16:54 прозвучал первый залп английских кораблей. Французские линкоры представляли весьма удобную мишень для британских артиллеристов, ведущих огонь с 90 кабельтовых. В течение часа англичанам удалось потопить линкор «Бретань», повредить «Дюнкерк», однако «Страсбург» сумел выйти из-под огня и прорваться в Тулон. Утром 6 июля самолеты с «Арк Ройала» совершили налет на «Дюнкерк» с целью добить поврежденный линкор. В результате корабль получил попадание торпеды и был выведен из строя на год. Потери французов составили линкор «Бретань», несколько вспомогательных судов и 1297 человек. Англичане потеряли 6 самолетов и двух летчиков.

Последним эпизодом операции «Катапульта» была атака британской эскадрой 8 июля 1940 года линкора «Ришелье» в Дакаре. Французский линкор был поврежден торпедой, сброшенной с самолета, а после получил попадание 381 -мм снарядом линкора «Резолюшн».

Пиррова победа?

Все время, пока шла операция «Катапульта», Германия радостно улыбалась, глядя на то, как вчерашние союзники мутузят друг друга. Ведь в результате были разорваны дипотношения между Англией и Францией. По воспоминаниям генерала де Голля, приток добровольцев в вооруженные силы «Свободной Франции» резко сократился сразу после событий в Мерс-эль-Кебире. А все уцелевшие корабли французского флота были переведены из портов Африки в Тулон.

Тем не менее, несмотря ни на что, французские моряки помнили про обещание, данное англичанам, — не допустить захвата их кораблей нацистами. Поэтому, когда в ноябре 1942 года немецкая армия оккупировала Южную Францию, а гусеницы танков лязгнули по брусчатке мостовых Тулона, — 77 кораблей французского флота пошли ко дну. Их команды предпочли затопить свои суда, но не отдать их в руки Германии. В числе затопленных оказались линкоры «Страсбург», «Дюнкерк» и «Прованс», а также гидроавианосец «Коммандант Тест».

Сражение в Мерс-эль-Кебире вновь подняло на поверхность все вековые противоречия между англичанами и французами. Даже сегодня во Франции запрещено показывать фильмы на английском языке и использовать английские слова. Например, вместо слова computer французы говорят ordinateur.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Алексей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Алексей
Гость
Алексей

Сегодня можно конечно подкалывать англичан,но в той войне они были нашими союзниками и хотя бы из уважения к нашим ветеранам следует быть поаккуратнее.А что англичанам оставалось делать?Допустить чтобы французский флот вернулся в Европу и был захвачен Гитлером?Это в корне изменило бы баланс сил на море.И вообще:обсуждать и критиковать действия во время войны считаю возможным только своих,а союзников и противников-только изучать.