Тактика истребительной авиации в Афганистане

Ввод советских войск в Афганистан в 1979 году официально обосновывался необходимостью «опередить агрессивных империалистов». Вероятность прямого вооруженного столкновения с США и их союзниками считалась весьма высокой.

Поскольку в случае «империалистического вторжения» ключевую роль должна была играть авиация, советское военно-политическое руководство, определяя состав вводимого в Афганистан контингента, особое внимание уделило противовоздушной обороне. В Афганистан ввели зенитную ракетную бригаду, а в авиационной группировке доминировали истребители — по численности они поначалу уступали лишь вертолетам. К началу января 1980 года в Афганистан прибыли четыре истребительные эскадрильи — в общей сложности 48 самолетов МиГ-21 (модификаций СМ и СМТ; позже появились и МиГ-21 бис). Их разместили на аэродромах Кандагар (откуда можно было прикрывать южные границы Афганистана) и Баграм (дислоцированные здесь истребители прикрывали центральные и восточные районы страны). Вскоре МиГ-21 появились и в Шинданде — с этой базы можно было работать в западной части Афганистана. Ну, а север находился в зоне ответственности истребителей с аэродрома Кокайды в Узбекистане (всего в 25 км от советско-афганской границы).

ПО НАЗЕМНЫМ ЦЕЛЯМ

Поскольку с воздушным противником в небе Афганистана встретиться не пришлось, истребителей перенацелили на нанесение ударов по наземным объектам. Самолеты МиГ 21 уступали истребителям-бомбардировщикам Су-17 по составу прицельного оборудования, предназначенного для работы «по земле» — на них имелся лишь простой стрелковый прицел АСП-ПФД, в отличие от целого прицельно-навигационного комплекса на Су-17. Но уровень подготовки пилотов-истребителей был довольно высоким — бомбометание и штурмовка входили в курс боевой подготовки истребительной авиации.

При вылетах против наземных целей боевая нагрузка МиГ-21 обычно ограничивалась парой 250-кг бомб: разреженный воздух высокогорья и жара приводили к недобору тяги двигателей, а это сказывалось на грузоподъемности самолета. Тактика поначалу была довольно однообразной: к цели самолеты выходили строем колонны или пеленга, а перед атакой становились в круг. Удары по цели наносились с пикирования, поодиночке или парами. Минимальным нарядом, достаточным для поражения цели, считалось звено — четыре самолета.

Часто МиГ-21 действовали и более крупными группами — по 8-16 машин. Особенностью действий ИА стала работа по объектам, расположенным в высокогорных районах, куда не могли достать вертолеты и штурмоники. Истребители участвовали и в проводке транспортных колонн, образуя дальнее охранение. Над самой колонной непосредственное прикрытие вели сопровождавшие ее вертолеты.

ВОЗДУШНЫЕ БОИ

Единственным возможным противником советской и афганской авиации были ВВС Пакистана. Но до середины 1980-х годов они были достаточно пассивными — пакистанское руководство понимало, что «Миражи» и J-6 (китайская копия МиГ-19) вряд ли смогут противостоять советским истребителям. Ситуация изменилась с началом поставок современных самолетов F-16A/B. К 1986 году в ВВС Пакистана имелось уже 40 таких машин. С другой стороны, истребительная составляющая ВВС советской 40-й армии также обновилась: теперь она включала три эскадрильи МиГ-23МЛД. При вылете на бомбардировку первыми уходили несколько пар МиГ-23МЛД, ставивших защитный «частокол» вдоль границы и патрулировавшие над самым местом удара. Эшелон их барражирования назначался на 1000-1500 м выше остальных участников операции. МиГи несли по две ракеты Р-24Р с радиолокационными ГСН, дальность пуска которых позволяла поражать цели в 35-45 км, и по паре ракет ближнего боя Р-60М с тепловыми ГСН.

Совершив несколько удачных перехватов афганских самолетов над приграничными территориями, пакистанские истребители начали смелее заходить в воздушное пространство Афганистана. 29 апреля 1987 года четверка МиГ-23МЛД вылетела из Баграма для нанесения бомбоштурмового удара по цели южнее г. Хост. Каждый самолет нес по 16 стокилограммовых бомб, ракеты «воздух — воздух» отсутствовали. Самолеты встретились с парой пакистанских F-1 6А, один из которых внезапно вспыхнул, а его пилот катапультировался. Какие-либо подробности о возможном воздушном бое отсутствуют. Рассматривается несколько версий, наиболее вероятная из которых — пакистанский истребитель в воздухе попал под веер сброшенных бомб. Не исключено и то, что F-16 был сбит пушечным огнем советского истребителя, пилот которого не заявил о победе, дабы избежать возможных неприятностей. Впоследствии советские и пакистанские самолеты еще несколько раз встречались в воздухе. Наибольшую известность получил эпизод 4 августа 1988 года, когда четверка истребителей прикрытия МиГ-23МЛД не смогла помешать паре F-16 атаковать группу штурмовиков Су-25 и сбить самолет заместителя командующего ВВС 40-й армии полковника А. Руцкого. Пилот сумел катапультироваться из разваливающегося самолета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *