Тэйлор, Дауни и Хьюз — среди арктических конвоев

Австралия вступила во Вторую мировую войну 3 сентября 1939 года после вторжения гитлеровской Германии в Польшу. Ввооруженных силах Австралии тогда служили 993 тыс. человек при населении страны 6,9 млн. Ее войсковые соединения участвовали в боевых операциях на территории Европы, Северной Африки, а также в юго-западной части Тихого океана. Кроме того, несколько сотен австралийцев принимали участие в проводке конвоев в северные порты СССР в годы Великой Отечественной войны. Они служили на судах и кораблях британского военно-морского флота и в английских ВВС. Среди них — ставший председателем Ассоциации ветеранов арктических конвоев Джефф Тэйлор, англичане Джон Хьюз, Лори Дауни и многие другие. Какими запомнились им арктические конвои?

ДЖЕФФ ТЭЙЛОР

«Я родился в Брэдфорде (графство Йоркшир). Стал военным моряком потому, что шла война. Я проходил подготовку как радист, и моим первым кораблем стал траулер, переоборудованный в минный заградитель. Затем меня перевели в Шотландию, где я продолжил службу на одном из 50 американских четырехтрубных эсминцев. Зимой 1941-го мы готовились к сопровождению первого конвоя в Россию. Это было настоящим кошмаром из-за сильных штормов, морозов, немецких подводных лодок, постоянных атак с воздуха. Большой проблемой было обмерзание орудий и оборудования на верхней палубе. Лед требовалось постоянно скалывать, чтобы корабль сохранял нормальную устойчивость. Мы скалывали лед каждые четыре часа и проворачивали орудия, чтобы предотвратить замерзание механизмов. Одно судно как-то затонуло из-за обледенения. И один раз русский эсминец затонул, так как на его надстройках скопилось слишком много льда. Я принял участие в семи конвоях в Россию. После войны перебрался в Австралию».

ЛОРЕНС ДАУНИ

В столице Западной Австралии — Перте — жил еще один из австралийцев, участвовавший в сопровождении арктических конвоев. Его имя — Лоренс (Лори) Дауни. Он родился в 1926-м в пригороде Мосман Парк в семье со строгими католическими традициями. В начале войны был школьником и навсегда запомнил, как уходили на армейскую службу ребята, которые были на несколько лет старше его. В своем доме на стене хранил фотографии погибших земляков: пехотинцев, летчиков, моряков, многих из которых он когда-то знал. В их числе — несколько моряков из трагически погибшей команды знаменитого австралийского крейсера «Сидней». В 1943 году в возрасте 16 лет Лори ушел из католической школы и нанялся на норвежский танкер Marathon. На норвежских судах, не вернувшихся в порты приписки после оккупации Норвегии в 1940 году, всегда не хватало моряков, поэтому в команде нашлось место и для подростка. Около двух лет Лори служил на этом судне. Ему посчастливилось увидеть много стран, в том числе в 1944 году и Россию. Но, главное, ему удалось выжить. Многим его коллегам повезло меньше — их корабли были потоплены немецкими или японскими подводными лодками или самолетами.

Еще по теме:  Парашютисты третьего рейха

Лори Дауни испытал и попробовал в жизнь очень многое. После войны он был профессиональным боксером, монахом, удачливым бизнесменом. Он умер в 2004 году. Лори Дауни написал несколько книг о собственной жизни и о своих политических взглядах. Приведем фрагмент из его воспоминаний об арктических конвоях: «Во время сопровождения русских конвоев нас атаковали германские торпедоносцы и бомбардировщики. Нас все время преследовали подводные лодки, но мы их не видели, а каждый день слышали постоянные взрывы глубинных бомб. Двенадцатое декабря 1944 года я никогда не забуду. Нас атаковали самолеты, базирующиеся в Норвегии. Все небо до горизонта было освещено вспышками орудийных выстрелов и трассами снарядов и пулеметных очередей. Несомненно, для меня это был самый ужасный день войны.

Я провел в Мурманске всего несколько часов, так как мое судно шло дальше на восток в нефтеналивной порт Архангельска. Именно там я впервые встретился с русскими людьми. Я поранил руку, и мне пришлось идти в местный госпиталь. Там меня очень тепло встретили. Оказали медицинскую помощь. Я поклялся, что когда-нибудь вернусь в Россию. Это случилось лишь пятьдесят лет спустя. И возвратился я туда в 1996 г., да еще с русской женой Ларисой».

Еще по теме:  2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» - наиболее боеспособная часть «Ваффен-СС»

ДЖОН ХЬЮЗ

И еще один участник героических арктических конвоев оставил о них волнующие воспоминания. Это Джон Хьюз. Он родился на юге Англии в 1920 году. Еще до войны поступил на службу в Королевский флот и покинул Англию в 1938 году. В конце следующего года побывал в России — во Владивостоке. Вот что он рассказал о своей службе:

«Мне довелось быть зенитчиком на крейсере «Ливерпуль». В арктических конвоях начал службу в апреле или мае 1942 года и приходил в Россию четыре раза. Нашим главным врагом во время арктических конвоев была погода, так как мы сначала шли к Полярному кругу, а затем поворачивали в направлении Архангельска. Корабль становился похожим на айсберг. Большинство воздушных атак во время арктических конвоев осуществляли бомбардировщики. Они атаковали нас на подходе к Мурманску, и это было довольно страшно. Тогда в составе шли транспортные суда с катапультами, которые запускали «Харрикейны» или «Спитфайры».

Самолет взлетал, сбивал пару вражеских машин, и когда у него заканчивались боеприпасы или горючее, пилот выбрасывался с парашютом. Пару раз это случалось, когда я был в шлюпочной команде: мы подбирали пилотов. Одного подняли на борт живым, а другой оказался мертвым. Вероятно, он умер от переохлаждения. Я приходил один раз в Архангельск и три раза в Мурманск. Общались мы в основном с гражданскими. В любом порту любой страны есть пабы или бары, или что-то еще, где моряки пьют. Некоторые из русских говорили по-английски. Мы беседовали с ними о разном, и все они были настроены очень дружелюбно. После войны я не встречал немцев, а русских встречал, когда работал докером в Оклендском порту и мы загружали советские суда. Когда началась холодная война между Америкой и Россией, я был на стороне русских. Ко мне они относились с большой симпатией, потому что я был участником арктических конвоев. Однажды меня пригласили на борт одного из их кораблей поужинать. Нам принесли блюда, но ни один из русских не притрагивался к еде, и я не мог понять, почему. А они ждали, когда я начну первым. Они были очень дружелюбны, и мы хорошо провели время. Больше всего мне запомнился день окончания войны. Я был на плавучей базе подводных лодок на Тихом океане, в Лузоне. Там была наша флотилия, а у американцев была своя собственная плавучая база. Мы были действительно счастливы тогда. У американцев был сухой закон. Они приходили к нам, и мы угощали их ромом. Вообще, я не был в восторге от американцев. Они любили надувать щеки: «Мы из лучшей в мире страны, мы — лучшие бойцы…»

  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о