Владимир Вертипорох — самый видный мужчина советской разведки

Советским разведчик Владимир Вертипорох был призван в органы разведки почти сразу после окончания химико-технологического института. Он не мыслил себя в разведке, но партия посчитала иначе и направила его в органы госбезопасности. Где Вертипорох проявил себя очень ценным сотрудником. В его жизни были многие испытания. В том числе и работа в глубоком немецком тылу во время Великой Отечественной войны. Но главные достижения этого разведчика все-таки лежали в иной плоскости.

Призыв в НКВД

Владимир Вертипорох родился 26 декабря 1914 года в украинском городе Бердянске. В 1930 году, не окончив среднюю школу, будущий разведчик идет учеником слесаря на завод сельскохозяйственных машин имени 1 Мая. Довольно быстро Вертипорох выучился на слесаря, поступил в рабфак. В 1933 году был направлен в Московский химико-технологический институт мясной промышленности.

Но ситуация в стране сделала очередной оборот, круто изменивший судьбу Вертипороха. В НКВД начались широкомасштабные чистки: Лаврентий Берия активно избавлялся от «старых» кадров. Их необходимо было кем-то заменить, и Берия придумал партийный набор. В органы безопасности стали массово призывать недавних выпускников высших учебных заведений.

Вертипороха призвали в армию сразу после защиты диплома, а служить направили в органы госбезопасности. После довольно коротких курсов Вертипороха направили на Дальний Восток. В 1939 году там было довольно напряженно. Постоянные столкновения с японцами, иногда выливавшиеся в настоящие конфликты, как это случилось на реке Халхин-Гол и озере Хасан. И хотя эти военные столкновения случились на территории Монголии, внутри СССР тоже было неспокойно. И в первую очередь это касалось морских территорий.

Вертипорох служил по линии экономической безопасности, курировал добычу рыбы и морских продуктов и их поставки на Большую Землю. Но даже и на этой, можно сказать безопасной, ниве ему пришлось столкнуться с активной разведкой. Очень часто в советские воды под видом мирных японских моряков проникали диверсанты и разведчики. И Вертипорох показал себя в противодействии японским спецслужбам с самой лучшей стороны. В 1940 году его отозвали в Москву и переведи с экономической нивы на активную разведку. Где он занимался противодействием диверсионным акциям. Ну а затем грянула война. Вертипорох был переведен в Особую группу почти сразу после ее образования в июле 1941 года. Напомним, что это подразделение, возглавляемое Павлом Судоплатовым, занималось подготовкой и заброской во вражеский тыл диверсионных и разведывательных групп, а также курировало партизанское движение. Сперва Вертипорох участвовал в подготовке диверсионных групп для заброски в глубокий тыл немцев. А затем и сам был направлен во главе одной из групп в немецкий тыл.

«Опасная» внешность

Задачей группы Вертипороха было создание диверсионно-разведывательного отряда в районе белорусского города Гомель. Однако прибыв на место, диверсанты быстро выяснили, что партизанское движение и без их участия расцвело буйным цветом. Так что Вертипорох, скоординировав деятельность нескольких разрозненных партизанских отрядов, сообщил в Москву, что задание выполнено. И его перебросили в Киев. Задача примерно та же: организация партизанского движения и городского подполья с целью получения разведданных и совершения диверсий.

Однако в выполнение этой задачи вмешался неожиданный фактор: внешность Владимира Вертипороха. Дело в том, что он был ну очень видным мужчиной. Рост около двух метров, косая сажень в плечах, белокурые волосы, синие глаза, правильные черты лица. В общем, не разведчик, а какой-то былинный богатырь, на которого обращали внимание все, кто с ним встречался. В общем, в гестапо к середине 1942 года было весьма неплохое описание того, кого немцы подозревали в организации киевского подполья. В Москве приняли решение отозвать Вертипороха и перенаправить его с нелегальной на легальную работу. Владимира отозвали в Москву, а вскоре Вертипорох уже ехал на юг. Его назначили резидентом советской разведки в иранском городе Мешхед.

Читать:  Клаус Фукс и советская атомная бомба

Как мы уже писали ранее, в Иране была довольно сложная обстановка. Несмотря на то что осенью 1941 года страна была фактически оккупирована советскими и британскими войсками, а сторонник близких отношений с Германией король Ирана Резашах Пехлеви отрекся от престола, прогерманские настроения там были довольно сильны. Что позволяло немецкой разведке чувствовать себя в Иране довольно свободно. Советская и английская разведки просто физически не успевали блокировать деятельность немецких разведчиков на территории Ирана. Без поддержки местного населения о тотальном противодействии и говорить было нечего.

Вертипорох в Мешхеде был легальным резидентом советской разведки и довольно быстро понял, что необходимо заручиться помощью местных жителей. Он стал активно изучать местные нравы, довольно быстро выучил язык фарси, на котором разговаривало большинство жителей Мешхеда, даже посещал мечеть. Хотя верующим не был. Но все эти шаги Вертипороха добавляли очков в глазах местных жителей. Но самым главным его деянием на этом поприще стало… восстановление артезианского колодца.

Важный колодец

Мешхед считается одним из самых почитаемых мест в мусульманском мире и является вторым по численности населения в стране. В этом городе расположена одна из главных святынь мусульман — мавзолей Имама Резы. Которую ежегодно посещают миллионы мусульманских паломников. Несмотря на свою удаленность от столицы Ирана Тегерана (Мешхед расположен на северо-востоке Ирана, поблизости от границы с Туркменистаном), этот город являлся одним из основных центров немецкой разведки. Оттуда было довольно удобно засылать шпионов на территорию СССР и Афганистана.

Отслеживать деятельность немецкой разведки в этом городе было довольно сложно без помощи местных жителей. А эти самые жители несильно стремились помогать русским и англичанам. Дело в том, что не без помощи немецких разведчиков в Мешхеде многие считали русских и британцев оккупантами. Вертипороху предстояло изменить это мнение.

Как мы уже упоминали, резидент советской разведки активно интересовался местными нравами. Часто встречался с местными имамами и муфтиями, подолгу беседовал с ними о происходящем в мире. И хотя подобная деятельность вроде как не входит в задачу разведчика, но довольно быстро именно такое поведение стало приносить плоды. Вертипорох частенько бывал в мечетях, и хоть не молился вместе со всеми, но внимательно слушал проповеди. Немцы-то в мечети вообще не заходили. А когда Вертипорох решил в одиночку восстановить артезианский колодец, просоветские настроения в Мешхеде стали преобладать перед прогерманскими.

Этот самый артезианский колодец был единственным в городе. Но так как он не принадлежал ни одной из многочисленных и уважаемых семей Мешхеда, он был как бы ничейным. К 1943 году он окончательно зачах из-за того, что некому было за ним приглядывать. В июле у колодца появилась фигура Вертипороха с лопатой в руках. Местные жители с интересом наблюдали, как важный русский господин орудует лопатой, расчищая песок вокруг бетонного кольца колодца. А потом появился грузовик, который сгрузил неподалеку новые бетонные кольца. Те, кто привез их, присоединились к «русскому господину». И были они работниками советской миссии в Мешхеде, которых Вертипорох попросту «припахал» на эти работы.

Читать:  Владислав Андерс - на службе Польше

Несколько дней Вертипорох каждое утро приходил к колодцу вместе с несколькими сопровождающими и работал там до вечера. Затем к работавшим стали присоединяться местные жители. Через пару недель на восстановлении колодца работали уже несколько десятков человек. Которые и восстановили единственный в городе артезианский колодец. Конечно, это была чистой воды PR-акция. Но она принесла огромные результаты. К русским в Мешхеде стали относиться намного более уважительно, чем к немцам. Что не замедлило сказаться на получении разведданных о действиях немецкой разведки. К середине 1944 года немцы вообще свернули все свои операции в Мешхеде, ввиду полной неперспективности таковых.

Но в конце 1943 года именно из Мешхеда едва не пришла основная опасность для лидеров «Большой тройки» (Иосиф Сталин, Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт). Напомним, что в конце ноября 1943 года лидеры трех стран, противоборствующих фашизму, встречались на совместной конференции в Тегеране. Немцы об этом узнали и разработали операцию по ликвидации всех лидеров под названием «Длинный прыжок». Разработкой этой акции занимался Отто Скорцени.

Согласно основному плану, те, кто должен был обеспечить прием диверсантов в Тегеране и осуществлять связь, прибыли в Иран из Турции. Их удалось вовремя обнаружить и арестовать. Однако Скорцени не любил складывать все яйца в одну корзину. У него имелся запасной план. Согласно которому из Мешхеда, в случае провала основной группы, должны были выдвинуться другие агенты. Но благодаря хорошим отношениям с местными жителями немецких разведчиков удалось локализовать и там.

Новая страна и смертельный Китай

После войны Вертипорох был отозван в Москву и некоторое время работал в центральном аппарате НКВД. А потом Советский Союз поддержал идею о создании еврейского государства на территории Палестины. Советское руководство, одобряя инициативу евреев о создании своего государства, придерживалось двух целей. Во-первых, резкое ослабление позиций англичан на Ближнем Востоке. Британцы-то в основном на арабов ориентировались, а евреи явно будут соперничать с арабами за права на самые «вкусные» территории. Тем более что эти самые территории в большинстве своем уже были выкуплены на деньги американцев. А во-вторых, для советских евреев была объявлена возможность уехать в Землю Обетованную. И таким образом, как считали Сталин и его окружение, Израиль фактически станет просоветским.

Решением ООН Израилю отводились не только выкупленные, но и спорные земли. На которых проживали арабы. В 1948 году началась война, которую израильтяне назвали войной за независимость, а арабы «катастрофой». Более 600 тысяч арабов были вынуждены покинуть места своего проживания и переселиться либо на западный берег реки Иордан, либо в другие страны. В то же время в Сирии, Египте, Ливане, Йемене, Ираке прошли погромы еврейских поселений. В результате более 800 тысяч евреев переехали во вновь организованное государство. С учетом притока европейских и американских евреев в Израиле к 1949 году проживало около 2 миллионов человек, из которых арабы составляли десятую часть общего населения. Но самое главное было в том, что вновь приехавшие в Израиль не испытывали особого пиетета к СССР, как на то рассчитывал Сталин.

Владимир Вертипорох не был специалистом по еврейскому вопросу, но зато хорошо ориентировался во всем, что касалось мусульманства. Именно его и направили во вновь организованное государство, для создания разведывательной сети. И нужно сказать, что у Вертипороха это получилось. Несмотря даже на то, что изменилась политика Советского Союза, который как-то неожиданно перестал любить Израиль (СССР самым первым признал новое государство), зато почему-то полюбил арабов и стал помогать им в борьбе с израильтянами. С точки зрения геополитики все было объяснимо: Израиль основным своим союзником выбрал США, которые стали главным противником СССР в холодной войне.

Читать:  Эмиль Шкода

В такой ситуации было сложно склонять граждан Израиля к сотрудничеству с советской разведкой. Но у Вертипороха это все-таки получалось. Многие из тех, кто переехал в Израиль даже из США, прекрасно знали, какая страна внесла самый ощутимый вклад в победу над фашизмом и к окончанию Холокоста. А потому Вертипороху удавалось найти сочувствующих СССР израильтян. Более того, через своих агентов в Израиле ему удалось найти выходы на научно-техническую элиту в самой Америке. Там, конечно, и свои резиденты хлеб не зря ели, но когда кому помощь мешала?

В 1953 году, после смерти Сталина, Вертипороха отозвали в Москву. А сразу по приезде Берия назначил его начальником 13-го отдела МГБ (позже его переименуют в отдел «В» при Первом главном управлении КГБ, занимался прямыми диверсиями и саботажем). После ареста и казни Берии Вертипорох умудрился не попасть под зачистки уже нового советского руководства, которое избавлялось от «бериевских» кадров. Тогда под каток чисток попали многие заслуженные разведчики, такие как Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. Но Вертипорох не был замечен в любимчиках Берии, а потому не только остался на своем посту, но и звание генерала получил.

После прихода к власти Никиты Хрущева Кремлю опять понадобился опыт Вертипороха. Однако уже не как разведчика, а как агента влияния. Дело в том, что после смерти Сталина сильно ухудшились отношения с коммунистическим Китаем. Именно туда и отправили генерал-майора Вертипороха. Как-никак, а он считался одним из лучших специалистов по Азии. Только вот в Кремле не учли, что Вертипорох специализировался на исламском Востоке, а Китай — это совершенно другое дело.

Но «самый видный мужчина советской разведки», как его назвал генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко (он начинал службу как раз под началом Вертипороха), не стушевался. Получив в 1957 году назначение в Китай, он довольно быстро организовал постоянное поступление информации о военно-политическом положении в КНР. Но вот повторить тот подвиг, который совершил в Иране, так и не смог. В 1960 году, в момент самых напряженных отношений КНР с СССР, Владимир Вертипорох скоропостижно скончался. По официальной версии, от сердечного приступа. Но большинство исследователей уверены, что 46-летнего генерала отравили китайские спецслужбы.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
3
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о