Яков Давтян — самый первый руководитель внешней разведки СССР

Многие специалисты и историки разведки до сих пор спорят о том, кем считать первого руководителя Иностранного отдела (ИНО) ВЧК Якова Давтяна: дипломатом или разведчиком. С одной стороны, он работал в Наркомате иностранных дел и на дипломатическом поприще добился серьезных успехов. С другой стороны, именно Давтян, по личной просьбе Феликса Дзержинского, фактически создал внешнюю разведку Советской России. И именно при нем были разработаны основы внешней разведки СССР.

Гимназические увлечения и знакомства в эмиграции

Акоп Христофорович Давтян родился 10 октября 1888 года в селе Верхние Акулисы, неподалеку от города Нахичевань (Азербайджан), в семье мелкого торговца. Когда мальчику исполнилось два года, его отец скоропостижно скончался. Семья Давтяна осталась без средств к существованию, но родственники помогли. Кто-то подкинул денег, кто-то предоставил матери-одиночке работу, а ее брат забрал к себе одного из двоих детей.

Дядя Акопа в то время служил в Тифлисе, туда и отправился будущий то ли разведчик, то ли дипломат. Родственник Давтяна умудрился пристроить племянника в самую престижную гимназию Тифлиса, в которой в то же время учились поэт Николай Гумилев и два будущих руководителя внешней разведки Советской России Рубен Катанян и Владимир Деканозов.

Именно в гимназии Акоп Давтян проникся революционными идеями. В1905 году, в возрасте 17 лет, вступил в РСДРП. Вскоре попал на заметку жандармам как активный революционер. Через два года после того, как Акоп Давтян окончил гимназию и уехал в столицу Российской империи, вслед за ним туда же пошла ориентировка из тифлисского отделения жандармерии. В которой Давтян описывался как весьма активный крамольник.

Акоп поступил в университет и включился в революционную деятельность. Давтяну было поручено вести агитацию среди военнослужащих петербургского гарнизона. Он входит в редколлегию большевистской газеты «Голос казарм» и распространяет ее среди солдат. Жандармы на эти деяния смотрели несильно долго: осенью 1907 года, всего через несколько месяцев после приезда в столицу, Давтяна арестовывают за антиправительственную деятельность.

В те времена руководство Российской империи почему-то предпочитало слишком мягко относиться к революционерам. А потому различным «социалистам», которые обещали покинуть пределы империи, позволялось это сделать. Давтян тоже изъявил желание продолжить обучение в Европе и больше не возвращаться в Россию. В мае 1908 года ему позволили уехать в Бельгию, где Акоп поступил в Политехнический университет Брюсселя.

С тем периодом жизни Давтяна связано несколько легенд, которые до сих пор вызывают споры у историков. Причем герой нашей статьи в этих легендах выступает в качестве отнюдь не основного персонажа. Дело в том, что в то же самое время в Бельгии обосновалась знаменитая революционерка Инесса Арманд. Факт знакомства юного студента с этой женщиной абсолютно доказан. В то же самое время Арманд познакомилась с Владимиром Лениным и стала его доверенным лицом. Кое-кто из источников утверждал, что не просто другом и соратником, но и любовницей.

По одной из версий, 21-летний Акоп Давтян помогал любовникам встречаться, чем и заслужил расположение как Арманд, так и Ленина. По другой версии, он… тоже был любовником революционерки, и именно это обстоятельство стало причиной стремительного карьерного взлета Давтяна после большевистского переворота.

Испытания Францией и Киевом

После начала Первой мировой войны Бельгию оккупировала Германия. Немцы моментально арестовали большинство находившихся в той стране русских революционеров и поместили их в тюрьмы и лагеря для интернированных лиц. Давтян попал в тюрьму немецкого городка Ахен. В отличие от русской жандармерии, немецкие спецслужбы не собирались церемониться со всяческими идейными борцами и позволять им агитировать в своих войсках. Впрочем, при их непосредственном участии многие русские революционеры оказались в России и способствовали поражению Российской империи в войне. Кстати, в Россию Владимир Ленин и Инесса Арманд вернулись в 1917 году в одном опломбированном вагоне…

Читать:  Клаудиус Дорнье - глава «Дорнье верке»

Акоп Давтян, сменивший к тому времени имя на Яков, вернулся в Россию (вернее уже в РСФСР) в августе 1918 года, после заключения Брестского мира. По некоторым данным, о его освобождении из немецкого лагеря ходатайствовала все та же Инесса Арманд. Которая обратилась к полпреду РСФСР в Берлине Адольфу Иоффе с просьбой найти ее старого друга и соратника. Косвенно эту версию подтверждает то, что сразу по возвращении в Россию Давтян становится заместителем председателя Московского губернского совнархоза. Должность довольно серьезная, а начальником Давтяна была Инесса Арманд.

Впрочем, губернским совнархозом давние друзья руководили недолго. Уже в начале 1919 года оба были направлены во Францию, в составе делегации, которая должна была решить вопрос об отправке на Родину солдат Русского экспедиционного корпуса, воевавшего против Германии на Западном фронте. Задача была сложной, потому что офицеры, в большинстве своем, выезжать в Россию не хотели. А вот солдаты, наоборот, мечтали уехать из Европы. В конце концов удалось достичь компромисса: французские власти разрешили уехать тем, кто хотел, и остаться тем, кто уезжать не желал.

Вернувшись в Москву с солдатами экспедиционного корпуса, Давтян написал письмо в ЦК ВКП(6), в котором предложил использовать его на дипломатической работе. Но прежде, чем привлечь Давтяна к зарубежной работе, кто-то в ЦК решил проверить его на способность принимать жесткие решения. В частности, Давтяна назначают… в Киев уполномоченным совета обороны. А в его задачу входит навести порядок на Киевском железнодорожном узле:

«Тов. Давтяну поручается восстановление порядка в районе Киевского железнодорожного узла, прекращение бесчинств войсковых эшелонов, задержание дезертиров, выселение из вагонов всех лиц, коим по штатам пользование ими не положено. Тов. Давтян имеет право ареста с последующим преданием суду состоящего при нем Реввоентрибунала всех, не подчиняющихся его распоряжению, право пользования прямыми проводами, телефонными, телеграфными, право проезда в любом поезде и пользование отдельным паровозом…»

Яков Давтян экзамен выдержал успешно и уже в начале 1920 года был назначен первым секретарем советского полпредства в Эстонии. Затем последовала краткосрочная командировка в Великобританию, в составе дипломатической миссии, которую возглавлял видный революционер Лев Каменев. Давтян с Каменевым во время той поездки сильно сдружились, что станет роковым обстоятельством в судьбе Якова Христофоровича. Но на тот момент Каменев по возвращении рекомендовал Давтяна на должность главы отдела Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) по странам Прибалтики и Польши. С точки зрения военной иерархии, это примерно как командира батальона вдруг назначают командовать дивизией, а то и целым корпусом. Впрочем, в те времена еще и не такие казусы случались.

А потом опять же Арманд посоветовала Феликсу Дзержинскому присмотреться к перспективному дипломату, имевшему опыт закордонной работы. Впрочем, скорее всего это опять же лишь легенда. Дело в том, что Инесса Арманд умерла 24 сентября 1920 года в Беслане, когда возвращалась в Москву после неудачного лечения от холеры. А пути Железного Феликса и Якова Давтяна пересеклись в декабре того же года.

Читать:  Шарль Нунгессер - «Рыцарь смерти»

Помощь «соседям»

Как известно, Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) была создана 20 декабря 1917 года. В ее функции в первую очередь входило противодействие контрреволюционным движениям. Первоначально в задачи ВЧК входила политическая разведка внутри страны и контрразведывательная деятельность. Вопросы внешней разведки, которой большевики особо не заморачивались, оставались в ведении дипломатического корпуса и военных ведомств.

В 1920 году Дзержинскому стало совершенно ясно, что для качественного противодействия контрреволюционным заговорам необходимо обеспечить бесперебойный поток информации из-за рубежа. Однако та структура, которая существовала в Российской империи, была полностью развалена. Большинство резидентов российской разведки за рубежом просто отказались работать на новую власть. Остальные выжидали, чем закончится Гражданская война (она закончилась в 1922 году). Но Дзержинскому стало понятно, что без серьезной информации из Европы, где в то время оседало множество противников советской власти и где постоянно формировались комплоты против РСФСР, новой стране просто не выжить.

О создании внутри ВЧК структуры, которая будет «заточена» на добычу информации в Европе, Дзержинский стал задумываться весной 1920 года. В контрразведывательном управлении был создан иностранный отдел, которому в обязанность ставилось создавать представительства ВЧК во всех странах, с которыми у РСФСР будут установлены дипломатические и торговые отношения. Осенью того же года Дзержинский принял решение, что необходимо выделить данное направление в отдельную структуру. Железный Феликс прекрасно понимал, что в таком деле необходимо полагаться не только на знавших языки и имевших опыт жизни в Европе (среди большевиков таких было предостаточно), но еще и на преданных партии людей, умевших мыслить нестандартно.

После изучения личных дел нескольких сотрудников Наркоминдела его выбор остановился на Якове Давтяне. В начале ноября 1920 года Дзержинский отправляет в ЦК партии письмо с просьбой направить Давтяна в его распоряжение. На заседании Оргбюро ЦК, состоявшемся 12 ноября 1920 года, данную просьбу удовлетворили. Давтяну было указано помочь «соседям» (а в то время ВЧК и Наркоминдел располагались в соседних зданиях) создать новую структуру. При этом от обязанностей начальника отдела Наркомата иностранных дел его никто не освобождал. Так в ВЧК появился новый сотрудник по фамилии Давыдов. Ну типа в НКИД работает Давтян, а в ВЧК совершенно другой человек.

Новое назначение сперва повергло Давтяна-Давыдова в полнейший ступор. Ведь он ничего не понимал во внешней разведке. Однако ослушаться приказа ЦК он не посмел. Впрочем, и Дзержинский понимал, что требовать от Давтяна быстрых результатов не имеет смысла.

— Я полагаюсь на ваши организаторские способности и опыт жизни в Европе, — заявил он Давтяну. — Мне нужно, чтобы вы организовали новое подразделение, а остальное додумаем по ходу работы.

Из дипломатов в разведчики и обратно

Через две недели Давтян представил Дзержинскому ориентировочный план мероприятий по организации Иностранного отдела ВЧК. Он предложил разбить новый отдел на несколько направлений деятельности: одни сотрудники занимаются строго франкоязычными странами, другие англоязычными, третьи Скандинавией и так далее. Первоначально планировалось создать несколько отделений, ориентированных на работу в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке, в Азии и некоторых колониях в Северной Африке.

Дзержинскому идея понравилась, и 30 ноября Яков Давтян был назначен ВРИД (временно исполняющим должность) начальника пока еще не существующей структуры. 20 декабря 1920 года (ровно через три года после создания ВЧК) на свет появился приказ Феликса Дзержинского за номером 169, который и стал сигналом для образования внешней разведки ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Так появился знаменитый Иностранный отдел (ИНО), который подчинялся заместителю председателя ВЧК. Эту должность в то время занимал Рудольф Менжинский, давний соратник Железного Феликса и его преемник на посту советских спецорганов.

Читать:  Летчицы-асы Великой Отечественной войны

С Менжинским у Давтяна отношения не сложились. Несмотря на то, что Иностранный отдел был создан и вовсю шла структурная организация, Давтян продолжал оставаться лишь ВРИД. Зато в НКИДе у него были серьезные позиции начальника целого направления. В январе 1921 года Давтян добивается того, чтобы его вернули на дипломатическую работу. На пост начальника ИНО он предложил своего однокашника еще по тифлисской гимназии Рубена Катаняна, который ко всему прочему имел юридическое образование.

Однако Катанян хоть и был юристом, но ничего не смыслил в работе по добыче информации в иностранных государствах. За неполных три месяца (с января по апрель 1921 года), пока он пытался руководить Иностранным отделом, недавно созданная структура едва не приказала долго жить. 10 апреля 1920 года Катаняна направляют на другое место работы (он работал в органах юстиции, в частности, курировал от прокуратуры органы госбезопасности), а Давтяна возвращают обратно. Теперь уже в качестве полноправного начальника ИНО ВЧК.

Однако первый опыт работы в ВЧК оставил у Давтяна не очень позитивные воспоминания. А потому, исправив то, что наворотил его однокашник, Яков Христофорович опять сбежал в НКИД. Но отношений с Иностранным отделом не потерял. В частности, через полтора года, после направления полпредом в Китай, он одновременно являлся главой как легальной, так и нелегальной резидентур советской разведки чуть ли во всей Азии.

Однако первый опыт работы в ВЧК оставил у Давтяна не очень позитивные воспоминания. А потому, исправив то, что наворотил его однокашник, Яков Христофорович опять сбежал в НКИД. Но отношений с Иностранным отделом не потерял. В частности, через полтора года, после направления полпредом в Китай, он одновременно являлся главой как легальной, так и нелегальной резидентур советской разведки чуть ли во всей Азии.

В дальнейшем Яков Давтян успел поработать на дипломатическом поприще в Греции, Венгрии, Франции, Иране, Польше. К 1937 году он был одним из самых опытных дипломатов дипкорпуса СССР. Но в 1937-м в НКВД вспомнили его дружбу с Каменевым. Давтян был обвинен в участии в «троцкистском» заговоре, приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 28 апреля 1938 года. В 1957 году он был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления. Имя Якова Давтяна выбито в первой строчке на мемориальной доске в музее Службы внешней разведки РФ.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

2
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
викторМихаил Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Михаил
Гость
Михаил

Отрадно сознавать, что шестипалая гадина, величайший преступник и убийца параноик Сталин порой уничтожал и таких же палачей…

виктор
Гость
виктор

об этом выдающемся «чекисте» написано в книге видного ученого,академика Винченцо Хайпедеряна «Великий Хаястан и мировая разведка в 3-ем веке до нашей эры»