Как Мохамад Махатхир превратил Малайзию в «азиатского тигра» – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Как Мохамад Махатхир превратил Малайзию в «азиатского тигра»

Сегодня Малайзия на равных соперничает с США, Японией и Гонконгом, а в области электроники, банковских услуг и управления даже превосходит их. В такое в середине 1970-х годов было невозможно поверить. Но четвертый премьер-министр страны, пришедший к власти в 1981 году, выдвинув лозунг «Мы можем», потащил страну в светлое будущее. И через 20 лет его правления это будущее наступило…

Малайзия долгое время не имела собственной политики. Все самые важные вопросы решали кланы, где главную скрипку играли самые богатые и родовитые люди страны. Один из западных дипломатов, служивший в Малайзии в 1978 году, вспоминал: «Никому и в голову не приходило, что в стране, где происхождение имеет первостепенное значение, простолюдин может получить реальную власть». Но однажды к власти пришел Махатхир, один из самых противоречивых политиков мира. И сегодня Малайзия и Махатхир для большинства являются синонимами.

Доктор лечит, но «не то»…

В середине XX века малайцы, коренное население страны, составляли абсолютное меньшинство (43%). Более того, на момент обретения независимости от Британии в 1957 году они являлись самой отсталой частью населения. Это было связано с тем, что малайцы по своему менталитету – крестьяне, которым изменить традиции – все равно что наступить на горло собственной песне. Поэтому британцы (хозяевами страны были они) охотно брали на работу китайцев и индусов, которые занимались производством олова и добычей каучука. Малайцы же в основном жили на селе, занимались примитивным трудом, будучи скованными феодальными и патриархальными путами. Поэтому наверху социальной пирамиды (как в экономике, так и в политике) после ухода британцев остались китайцы – самая мобильная, сплоченная и закаленная часть населения, дальше расположились индусы. Так потомки гастарбайтеров стали хозяевами своей второй родины.

Малайцы были обречены – они вполне могли раствориться под натиском чужеродной среды. И если бы не Мохамад Махатхир, который родился 10 июля 1925 года в городе Алор-Сетар, возможно, о малайцах скоро бы писали в прошедшем времени.

Читать:  Игорь Спасский - конструктор субмарин

Но сын школьного учителя еще в молодости понял, что страну и народ можно вывести из тупика, если очень этого захотеть. Мохамад усиленно занимался самообразованием, с особым интересом относясь к общественным дисциплинам и деятельности правителей-реформаторов, в том числе Петра I, Кемаля Ататюрка и пророка Мухаммеда.

Однако Махатхир не сразу заявил о своих политических амбициях. В 1953 году он окончил медицинский факультет Университета Ма-лайя в Сингапуре, вернулся в родную провинцию и в течение нескольких лет был доктором. Он женился, став отцом семерых детей, двое из которых были приемными. Богатый опыт общения с бедняками позволил ему понять их тайные мысли и желания, которые могли бы разбудить нацию и заставить ее вступить на путь переустройства. Махатхир постепенно накапливал знания. Еще в 1946 году он вступил в недавно основанную Объединенную малайскую национальную организацию (ОМНО).

Он быстро заявил о себе как о политике твердом и волевом, так что в 1964 году его избрали членом парламента от ОМНО. Однако этого Махатхиру было мало – он начал критиковать политику премьер-министра страны Абдул Рахмана, за что его исключили из ОМНО и отправили в изгнание. Но Махатхир не терял времени даром – отлученный от политики, он написал книгу «Малайская дилемма», которая была запрещена, но сделала имя молодого политика известным во всех кругах.

Отлучение от политики закончилось в 1972 году, а в 1981-м Махатхира назначили премьер-министром. Это был исторический шанс, которым он воспользовался сполна.

Минимум демократии

Рецепт «доктора М», как называли малайзийского лидера, был довольно прост. Демократии в этом процессе отводилась вспомогательная роль – Махатхир внес в Конституцию изменения о внутренней безопасности, согласно которым был закрыт ряд газет и арестовано более 100 оппозиционеров, мешающих реформам. Но это были, так сказать, «цветочки» – реформы Махатхира не имели свой целью удержание власти любой ценой и обеспечение комфортного существования своему клану. Нет, Махатхир хотел сделать счастливой нацию, ради которой он и затеял перемены.

Читать:  Дмитрий Лавриненко - танковый ас № 1

Государство не пустило процесс перемен на самотек, оно планировало первоочередные задачи. А направлены они были на развитие тяжелой промышленности и автомобилестроения, на выбор иностранных инвесторов, финансирование исследовательских работ и развитие новых производств. Кроме того, правительство в первую очередь предоставляло малайцам всяческие льготы для открытия собственного бизнеса.

Однако проблема заключалась в том, что малайцы не обладали необходимыми знаниями и навыками, не умели обращаться с деньгами. Люди не понимали, зачем им предлагают покупать акции прибыльных компаний и как можно пользоваться льготными правительственными контрактами и лицензиями на открытие своего дела. И премьер, как суровый отец неразумным детям, внушал своему народу, что им нужно делать, напрямую объясняя соотечественникам, что ради выживания следует отказаться от врожденных национальных черт, таких как фатализм, пассивность, неумение понять цену денег, собственности и времени. Иначе нацию ждет крах!

В стране было осуществлено множество необходимых проектов, главными из которых стали бесплатная медицина и образование. Премьер призвал малайцев учиться, и многие из них, отучившись в Японии, Китае и на Тайване, вернулись на родину. По сей день в Малайзии образование сродни религии, недаром в негласной табели о рангах должность министра образования престижнее поста руководителя любого силового ведомства.

Весьма мудро Махатхир поступил с господствующей религией – исламом. Не будучи слишком религиозным человеком, он в начале 1980-х годов совершил хадж в Мекку открыл Международный исламский университет и Исламский банк, заставил изучать в школе историю мусульманской цивилизации. В результате ислам в Малайзии стал символом просвещения и прогресса, а не метафорой джихада прошлого против современных ценностей.

Не бойся отставки!

Нельзя сказать, что рецепты «доктора М» мгновенно привели к успеху. Лишь к концу 1990 года появились первые его признаки. Около 2,5 миллиона малайцев к тому времени стали собственниками наиболее успешных и доходных предприятий. В стране открылись десятки центров подготовки рабочих и ремесленников, возникла сеть университетов и колледжей, а особо талантливую молодежь отправили учиться менеджменту и секретам современной экономики в лучшие университеты мира.

Читать:  Хайрем Максим - «отец» известного пулемета

Локомотивами экономики были так называемые «суперпроекты Махатхира». По воле премьера в стране начали производить автомобили собственной марки, строить самые высокие здания в мире, разрабатывать космические программы, совершили перенос столицы. Все эти инициативы подвергались уничижительной критике, но в конечном итоге были реализованы.

«Принцип был предельно прост, – сказал как-то Мохамад. – Чем больше горизонты планирования, чем амбициозней планы, тем заметнее результаты. Малые проекты оказывают малое влияние на экономику».

Сегодня Малайзия может похвастаться множеством достижений: они создали первый в стране спутник связи, первый национальный автомобиль «Протон», мультимедийный суперкоридор – испытательный полигон для ультрасовременных технологий по образцу Силиконовой долины в Калифорнии, самые высокие в мире башни-близнецы «Петронас Твин Тауэре» высотой 452 метра, новый административный центр страны Путраджая.

Примечательно, что Малайзия была единственной страной в регионе, которая при возникновении мирового финансового кризиса 1997-1998 годов отказалась от помощи западных финансовых институтов и выбиралась из пропасти за счет собственных усилий. И выбралась, по пути предложив юго-восточным странам создать «золотой динар» – свою страховочную валюту, которая позволит не зависеть от экономик США и Европы.

В 2003 году, в возрасте 78 лет премьер ушел в отставку. Незадолго до своего ухода Махатхир обозначил кредо своей страны, которую он разбудил для созидательной жизни. «Малайзия не верит ни в какую идеологию. – сказал он. – Мы делаем то, что можно сделать… Мы прививали людям уверенность в себе, взяв на вооружение лозунг “Мы можем”. Мы, малайзийцы, способны делать то, что могут другие… Мы сами ответственны за собственную судьбу».

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Аззака
Аззака
10 дней назад

Дааа,крутой чувак! Дело сделал!

ШАХ
ШАХ
9 дней назад

Он лидер , сделал для своего народа все ,что мог и судя по нему он не обогащал друзей, родственников, да и сам не обогащался, а унас из развитой страны делают отсталую и т. д.