Тяжёлый огнемётный танк КВ-8

К началу Великой Отечественной войны в танковых частях Красной Армии имелось большое количество огнеметных танков ХТ-26, ХТ-130 и ХТ-133, разработанных в 1932–1939 годах. Однако опыт боевых действий на Халхин-Голе и особенно война с Финляндией показали, что эти машины имеют недостаточную дальность огнеметания (до 70 метров) и часто не могут подойти к целям на дистанцию выстрела. Это было, прежде всего, связано с устройством пневматических огнеметов, в которых для выброса струи огнесмеси использовались баллоны со сжатым воздухом.

Первый опыт

Еще с 1938 года начались работы по созданию порохового танкового огнемета. В этой системе за счет большего (по сравнению с пневматическим огнеметом) давления дальность действия огнемета увеличивалась до 100 метров и даже более.

В начале 1941 года завершились испытания порохового огнемета, разработанного конструкторами завода № 174 Иваном Александровичем Аристовым и Д. Елагиным. В нем огнесмесь выбрасывалась под давлением пороховых газов, образовывавшихся при горении пороха в специальных патронах. Это позволило увеличить дальность огнеметания. При массе в 45 кг огнемет имел скорострельность до 20 выстрелов в минуту. Гильзы (шесть штук) укладывались в смонтированный сверху магазин. Автоматика огнемета позволяла вести огнеметание как одиночными, так и групповыми выстрелами. В целом проведенные испытания показали хорошие результаты — дальность огнеметания достигала 120 м. Предполагалось, что серийный выпуск пороховых огнеметов, получивших обозначение АТО-41 (автоматический танковый огнемет образца 1941 года), начнет Люберецкий машиностроительный завод под Москвой. В марте появилось решение правительства СССР, согласно которому предполагалось иметь в танковых дивизиях огнеметные танки КВ и Т-34.

Проект установки огнемета в КВ-1 был подготовлен конструкторами Кировского завода к концу марта. Огнемет размещался в лобовом листе корпуса, справа от механика-водителя, и снаружи был защищен шарообразной бронировкой. Первый огнеметный вариант КВ-1 прошел испытания под Ленинградом 12-13 июня.

Организация серийного производства

До своей эвакуации осенью 1941 года люберецкий завод так и не смог начать серийный выпуск огнеметов. Тем не менее, в сентябре 1941 года четыре КВ-1, изготовленных в Ленинграде, вооружили огнеметами, установленными в лобовом листе корпуса (вероятно, это были опытные образцы, изготовленные заводом № 174). Все эти машины попали в 124-ю танковую бригаду и в ходе боев 8-10 октября 1941 года под Урицком (ныне Гатчина) были потеряны.

Работы по созданию огнеметного танка на базе КВ-1 продолжились уже в Челябинске осенью 1941 года. Новая машина получила обозначение КВ-8 (Объект 228). Для производства танковых огнеметов АТО-41 в конце ноября 1941 года на базе эвакуированного оборудования люберецкого завода создается специализированный завод по производству огнеметов, получивший номер 222.

Первый образец огнеметного КВ-8 изготовили в декабре 1941 года. В отличие от варианта, созданного в Ленинграде, теперь огнемет установили в башне, он монтировался в одной установке с 45-мм танковой пушкой и пулеметом ДТ. Для того чтобы внешне огнеметный танк не отличался от линейных, 45-мм пушку снаружи прикрыли массивным маскировочным кожухом, создавая таким образом иллюзию 76-мм орудия. Запас огнесмеси составлял 690 л, кроме того в танке размещался боекомплект для 45-мм пушки (85 выстрелов) и 90 выстрелов (гильз) для огнемета. Экипаж КВ-8 был сокращен до четырех человек. Никаких изменений в конструкцию корпуса или ходовой части танка по сравнению с серийным КВ-1 не вносилось.

В конце декабря 1941 года первый экземпляр танка КВ-8 отправили в Москву. 5 января 1942 года на полигоне завода № 8 в Мытищах машину осмотрели члены Государственного Комитета Обороны СССР и представители промышленности и Наркомата обороны. Среди присутствующих были Николай Вознесенский, Климент Ворошилов, Вячеслав Малышев, Николай Воронов, Яков Федоренко, Исаак Зальцман, Николай Яковлев и другие. На следующий день постановлением ГКО № 1110сс танк КВ-8 был принят на вооружение Красной Армии.

Сразу наладить выпуск этих машин на Челябинском Кировском заводе не удалось из-за задержки с производством танковых огнеметов АТО-41 на заводе № 222. Два первых серийных КВ-8 были сданы в феврале, в апреле было готово 22, мае — 26, июне — 13, июле — 18 и августе — 21. Общий выпуск КВ-8 составил 102 машины.

Читать:  Пистолет Сердюкова - самый мощный среди боевых

Боевое крещение

Весной 1942 года началось формирование отдельных огнеметных танковых батальонов, на комплектование которых поступали КВ-8 и огнеметные ТО-34. По штату в батальоне насчитывалось 154 человека и 21 танк: 10 КВ-8, 9 огнеметных ТО-34 и 2 линейных Т-34. Однако на практике из-за небольшого количества изготовленных КВ-8 их фактическая численность могла отличаться от штатной.

Боевая подготовка огнеметных танковых частей осуществлялась по специально разработанной программе в подмосковных Кузьминках, где создали специальный учебный центр. Всего весной-летом 1942 года здесь было укомплектовано и подготовлено 19 отдельных огнеметных танковых батальонов (с 500-го по 517-й включительно и 519-й). Кроме того, приказом Наркома обороны СССР от 3 сентября 1941 года в Кузьминках сформировали 235-ю отдельную огнеметную танковую бригаду. На ее укомплектование поступили три огнеметных танковых батальона: 506, 508 и 509-й.

Боевой дебют танков КВ-8 состоялся в ходе Синявинской операции 8-й армии Волховского фронта в августе 1942 года. Здесь действовали четыре огнеметных батальона — 500, 502, 503 и 507-й, имевших 73 танка, из них 32 КВ-8. Последние находились в 500-м (10 машин), 502-м (10 машин) и 507-м (12 машин) батальонах. 503-й тяжелых огнеметных танков не имел, располагая огнеметными ТО-34.

Батальоны были введены в бой 27 августа 1942 года на участке Гонтовая Липка — Тортолово. На подготовку они имели порядка 3 – 4 суток, в течение которых командиры производили рекогносцировку местности и увязывали вопросы взаимодействия с пехотой, артиллерией и саперами. При этом к разведке местности привлекались все, от командира батальона до механиков-водителей танков.

Местность, на которой предстояло наступать, была лесистой, с большим количеством болот и малым количеством дорог. При этом болотистые участки отделялись друг от друга узкими участками суши и по существу представляли собой естественные оборонительные рубежи.

500-й отдельный огнеметный танковый батальон действовал двумя группами. Первая (3 КВ-8 и 2 ТО-34) поддерживала атаку 11-й стрелковой дивизии южнее Тортолово, а вторая (7 КВ-8, 5 ТО-34 и 2 Т-34) с 286-й стрелковой дивизией атаковала Вороново. Одна группа в ходе атаки заняла первую линию немецкой обороны без пехоты, при этом «пламя огня из огнеметов производило на противника ужасающее действие, и немцы в панике и беспорядке устремились во вторую линию траншей, неся потери».

При дальнейшем движении четыре машины подорвались на немецком минном поле. Экипажи продолжали вести огонь с места, но к вечеру 27 августа три танка были подожжены немецкой артиллерией.

В ходе атаки второй группы шесть машин застряли в болоте и две подорвались на минах. Оставшиеся 4 КВ-8 и 2 Т-34 ворвались в Вороново, «уничтожая ДЗОТы, давя пушечные и пулеметные огневые точки, поджигая дома, но пехота за танками не шла». Машины возвратились к своей пехоте, но она по-прежнему оставалась на месте. В ходе повторной атаки 4 КВ-8 были подбиты артиллерией, но их экипажи продолжали вести огонь. К вечеру 27 августа два КВ-8 сгорели от попаданий артснарядов, а экипажи двух других машин обороняли их в течение 9 дней, ведя огонь по позициям противника.

502-й батальон перешел в атаку в 8:10 утра 27 августа 1942 года и действовал двумя эшелонами. В первый же час боя танкисты выбили немцев из Тортолово, но при этом потеряли 7 машин. Продолжая выполнять поставленную задачу, батальон атаковал немецкие позиции на насыпи железной дороги, но неудачно: при переправе через реку Черная 7 танков застряли. Ночью застрявшие и подбитые танки удалось эвакуировать.

В течение 28 августа батальон трижды атаковал позиции противника, но безуспешно из-за плохой поддержки пехоты и артиллерии. В результате один танк сгорел, 2 были подбиты артогнем и 2 застряли в болоте.

Читать:  Большие десантные корабли проекта 1174 «Носорог»

Вечером противник пехотой с 10 танками при поддержке артиллерии перешел в контратаку, пытаясь выбить наши части из Тортолово. Оставшиеся в строю 4 танка батальона под командованием политрука Клюпкина были немедленно выдвинуты вперед и огнем из засад помогли пехоте в отражении атаки. В ходе этого боя было подбито 5 немецких танков.

За ночь с 28-го на 29 августа удалось эвакуировать 10 машин и часть из них восстановить. 29 августа батальон получил задачу — совместно с пехотой захватить поселок 1-й Эстонский. В атаке участвовало 9 машин (3 КВ-8 и 6 ТО-34) под командой майора Поборского. Танки несколько раз врывались в поселок, но пехота не закрепляла их успех и при контратаках противника отходила.

«Всю тяжесть боя с огневой системой противника танки приняли на себя и понесли при этом потери. Подбито противником 3 танка, сожжено 3 танка, подорвалось на минах 2 танка и 1 танк пропал без вести» (из «Отчета о боевых действиях огнеметных танковых батальонов в операции Волховского фронта за август–сентябрь 1942 года»).

Следует сказать, что пропавший танк (это был КВ-8) был захвачен немцами и вывезен в тыл для изучения.

1 сентября 1942 года группа из шести КВ-8 502-го батальона и четырех Т-34 из 503-го участвовала в уничтожении опорного пункта противника в районе Березовой и Липовой Рощи. Подавив часть огневых точек, машины вышли к железной дороге, но, не поддержанные ни артиллерией, ни пехотой, отошли на исходные позиции. При этом было потеряно 4 КВ-8.

27 августа по сигналу атаки 507-й батальон форсировал реку Черная и ворвался на позиции противника, оттеснив его на запад. В течение дня было потеряно три машины. В течение следующих дней батальон поддерживал части 24-й гвардейской стрелковой дивизии, выйдя к восточному берегу озера Синявинское. 31 августа танкисты получили задачу занять оборону северо-западнее Тортолово. К этому времени в батальоне осталось 9 боеспособных танков.

Всего за три дня боев батальоны потеряли более половины матчасти — 38 танков. В отчете о боевых действиях отмечалось, что «основные потери танков в этот период были от мин и фугасов противника, а также из-за застревания танков в болотах». Из-за больших потерь к 11 сентября все оставшиеся в строю танки свели в одну группу, включенную в состав 500-го батальона.

Первое боевое применение огнеметных танковых батальонов было тщательно изучено, причем на самых высоких уровнях. При подготовке отчетов были опрошены командиры подразделений и члены экипажей танков, участвовавших в тех боях. Было составлено несколько документов о боевых действиях, которые направили в самые разные инстанции: командованию автобронетанковых войск Волховского фронта, ГБТУ КА, в Наркомат обороны, Наркомат танковой промышленности. Любопытно, что к батальонам был прикомандирован инженер завода № 222 (фамилию его выяснить не удалось), который должен был собрать материалы о работе огнеметов АТО-41 и недостатках конструкции, если таковые найдутся. Свой отчет о действиях огнеметных танков он подготовил к середине сентября 1942 года. В нем он в частности писал:

«…В 502 и 503-м отдельных танковых батальонах огнеметные танки использовались в единичных случаях, и все же командование батальонов и экипажи дают высокую оценку боевому эффекту от применения огнеметов. Так, например комиссар 502 отб заявил, что огнеметы применялись мало и редко ввиду того, что не позволяла местность и немецкая пехота убегает на дистанции, не позволяющие применять огнеметы. Эффективность применения хорошая. Противник при огнеметании выбегает из ДЗОТов, бросая все.

Механик-водитель танка КВ-8 т. Патурнак рассказывает, что им сделано всего 4 выстрела из огнемета. По танку вели огонь из противотанковой пушки, но как только был дан выстрел из огнемета в направлении расположения противотанковой батареи, расчет, обслуживавший пушку, бежал, а два немца с испугу легли на землю и были раздавлены гусеницами танка…

Читать:  Безоткатные орудия Б-10 и Б-11

Командир 507 отб майор Николаевцев рассказывает, что танк КВ-8 под командованием политрука т. Осатюк сделал 15 огневыстрелов по пехоте, залегшей в кустах. При применении огнемета пехота в панике бежала. Часть гитлеровцев бежала в горящей одежде. Один танк КВ-8 применил огнемет ночью. Немцы в панике бежали, причем часть из них сбрасывала с себя горящее обмундирование и даже белье.

…Огнемет отличное средство для борьбы с контратакующей пехотой в условиях лесисто-болотистой местности. Практика показала, что в ночных условиях применение огнеметов действует ошеломляюще на противника.

Во всех огнеметных батальонах, действовавших на Волховском фронте, применялись главным образом танки КВ-8. Танки ТО-34 применяли очень редко, так как, по заявлению механиков-водителей, вести танк по полю боя, изрытому воронками, преодолевать инженерные препятствия и производить огнеметание механику-водителю невозможно».

Огнеметная танковая под Сталинградом

Единственная в Красной Армии танковая бригада, полностью укомплектованная огнеметными танками — 235-я, — убыла на фронт в сентябре 1942 года. Ее направили под Сталинград, где тяжелые бои шли уже в самом городе. Однако тут ее применение носило ограниченный характер. В декабре 1942 года бригаду придали 4-му механизированному корпусу, в составе которого она вела бои с наступающими немецкими войсками, которые пытались деблокировать окруженную под Сталинградом группировку. 14 декабря 1942 года 235-я бригада атаковала хутор Верхне-Кумский, занятый частями 6-й танковой дивизии немцев. В течение нескольких дней в районе этого хутора грохотало танковое сражение, но в конечном итоге немецкое наступление удалось остановить. В этих боях 235-я бригада понесла большие потери, и в конце декабря ее отвели в тыл. В отчете о боевых действиях части, составленном 2 января 1943 года, о действиях огнеметных танков говорилось:

«Командование Сталинградского фронта, в распоряжение которого поступила 235 отбр, оценило специфичность бригады, вооруженной огнеметными танками, и держало ее в резерве фронта, стремясь использовать специальные танки с наибольшим эффектом.

10 танков 506-го танкового батальона были переправлены через р. Волга в г. Сталинград, где только один танк был применен как огнеметный. Огнеметанием был уничтожен гарнизон двух бетонированных дотов. Остальные танки не применяли огнеметов из-за того, что местность, на которой им приходилось действовать, была вся в воронках от снарядов и авиабомб, благодаря чему танки не могли свободно маневрировать.

14.12.1942 г. 235-я огнеметная танковая бригада вступила в бой с танками противника, шедшими на соединение с противником, окруженным в районе г. Сталинграда, не имея поддержки пехоты и артиллерии. В этом оборонительном бою с нашей стороны участвовало 52 танка, а со стороны противника 80 танков, 70 орудий ПТО…

В этом же бою рота танков КВ-8 508-го танкового батальона ворвалась в боевые порядки противника и применила огнеметание. Огнеметание по танкам произвело ошеломляющий эффект: три танка противника моментально вспыхнули, а экипажи других боевых машин побросали танки и разбежались.

26.12.1942 г. при подходе к населенному пункту Чиков танк КВ-8 произвел несколько выстрелов из огнемета; противник, не приняв боя, оставил населенный пункт». 7 февраля 1943 года приказом Наркома обороны СССР 235-ю огнеметную бригаду преобразовали в 31-ю гвардейскую. Она получила новую матчасть — танки ТО-34 и КВ-8С, и впоследствии воевала на 3-м Украинском фронте. Что касается танков КВ-8, то к середине 1943 года их в войсках почти не осталось.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
  Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о