«Иранский» бронетанковый ленд-лиз – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

«Иранский» бронетанковый ленд-лиз

Со вступлением СССР в Великую Отечественную войну перед страной встал ряд проблем. Неудачи первых месяцев войны, потери значительных территорий, включая промышленные районы, привели к нехватке военной техники, боеприпасов и иных остро необходимых фронту промышленных материалов, в первую очередь автомобилей. Промышленность, находящаяся в состоянии эвакуации, могла начать производство лишь в первой половине 1942 г. В этой ситуации оказалась крайне востребованной помощь союзников по антигитлеровской коалиции – поставками вооружения, техники, материалов, оборудования и т.д. по программе ленд-лиза.

в общих чертах, как развивалась программа ленд-лиза, чтобы понять какое место в ней занял Трансиранский маршрут, известный также как «Персидский коридор». Уже на пресс-конференции 24 июня 1941 г. президент США Франклин Рузвельт заявил, что Америка окажет всевозможную помощь России. Он распорядился разработать план поставок в СССР, но делалось это с большой осторожностью из-за настроений общественности, которая не одобряла идею поддержки «коммунистического» государства. После заключения «пакта Молотова-Риббентропа» в августе 1939 г. в США усилились антисоветские настроения, вследствие чего торгово-техническое сотрудничество между двумя странами пошло на убыль. С началом войны начались дискуссии как в обществе, так и в правящих кругах, по поводу необходимости помощи СССР. Многие полагали, что нельзя поставлять грузы в больших количествах и даже призывали не оказывать вообще никакой помощи Советскому Союзу. За это выступали, например, бывший президент США Герберт Гувер и известный авиатор Чарльз Линдберг (впрочем, уже имевший репутацию пронацистски настроенного деятеля).

Как писал в своих воспоминаниях Эдвард Стеттиниус (бывший помощник Ф. Рузвельта для выполнения обязанностей управляющего по ленд-лизу; с 1943 г. – заместитель, а с 1944 г. – госсекретарь США): «22 июня многие как в военных кругах, так и в обществе в целом заявляли, что не верят в продолжительность советского сопротивления. Немало среди участников дискуссий было и тех, кто даже говорил, что Россия сдастся к 1 августа, а раз так, то, скорее всего, все оружие, которое мы пошлем в Россию, попадет в руки Гитлера». Изоляционисты полагали, что помощь Советскому Союзу означает помощь коммунизму, а это считалось неприемлемым для «демократического государства».

Однако ряд политиков видели в восточном фронте спасение США. Отдельные сенаторы (Смит, Сэбет, Пеппер) также выступали за оказание максимальной помощи СССР. Многие общественные деятели и организации заявили о готовности сделать все максимально возможное для помощи Советскому Союзу в разгроме врага. Раздавались призывы и об оказании военной помощи путем объявления войны Германии и Японии. Поначалу общественное мнение было настроено негативно по отношению к идее помощи «советам». В июле 1941 г. 54% опрошенных американцев были против, однако в сентябре эта цифра уменьшилась до 44%. Хотя Рузвельт не доверял И.В. Сталину, он верил, что Советский Союз будет сопротивляться гораздо дольше, чем считали многие военные и гражданские деятели.

7 июля в США из Владивостока вылетела советская делегация во главе с генерал-лейтенантом Ф.И. Голиковым. Примерно в это же время в нашу страну был направлен помощник президента США Гарри Гопкинс, чтобы ознакомиться с военными возможностями Красной Армии и узнать, какая ей нужна помощь. Поездка Гопкинса имела очень важное значение для принятия решения о начале военных поставок. 2 августа советскому правительству направили ноту следующего содержания: «Правительство США решило предоставить всю возможную помощь Советскому Союзу в целях упрочнения его положения в борьбе против вооруженной агрессии». 12 сентября было подписано советско-американское кредитное соглашение, по которому комитет оборонного снабжения США закупал у Амторга (торговое представительство СССР в США) товаров на 100 млн долл., а взамен предоставлял кредит на ту же сумму.

О начале помощи СССР объявила и Великобритания. Премьер-министр Уинстон Черчилль заявил о готовности помочь Советскому Союзу в войне с Германией в своей речи уже 22 июня. В начале июля 1941 г. в Англию направилась военная миссия во главе с Ф.И. Голиковым для «рассмотрения вопросов военно-политического характера и переговоров о приобретении вооружения и стратегических материалов». Как писал Черчилль, для обеспечения поставок в необходимом объеме Великобритания пошла на сокращение своих запасов. 12 июля 1941 г. было подписано «Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии», носившее, в основном, общий характер. В частности, в нем декларировалось, что СССР и Великобритания «взаимно обязуются оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в настоящей войне против гитлеровской Германии».

Уже 6 сентября 1941 г. Великобритания негласно начала поставки в СССР на условиях ленд-лиза. 30 октября правительство США предоставило нашей стране беспроцентный заем в 1 млрд долл. на оплату поставок вооружений и сырья с тем, чтобы выплаты по займу начались через пять лет после окончания войны и осуществлялись в течение 10 лет после истечения этого пятилетнего периода. В феврале 1942 г. Советскому Союзу выделили еще 1 млрд долл. на тех же условиях.

В августе 1941 г. Рузвельт и Черчилль обратились с совместным заявлением к Сталину, в котором обещали снабдить СССР «максимальным количеством тех материалов, в которых Вы больше всего нуждаетесь». Для переговоров в Москву была направлена делегация во главе с специальным представителем президента США в Великобритании и СССР Авереллом Гарриманом. С 29 сентября по 2 октября 1941 г. в Москве проходила конференция представителей СССР, США и Великобритании (в лице министра по делам снабжения лорда Уильяма Бивербрука). И Гарриман, и Бивербрук являлись сторонниками оказания помощи нашей стране в максимально возможном объеме. В ходе переговоров со Сталиным Бивербук отметил, что с помощью США Англия сможет поставлять «500 танков, из них не больше 50% легких, остальные тяжелые» в течение 8 месяцев с возможным увеличением поставок в дальнейшем. Интересно отметить, что Гарриман уже во время Московской конференции предлагал, как вариант, поставлять американские танки через Иран, но Сталин предпочел порт Архангельска – «поближе к фронту».

Читать:  15-я танковая дивизия вермахта

1 октября был подписан Московский протокол, определивший номенклатуру и объемы поставок в СССР. Он действовал до 30 июля 1942 г. Теперь СССР официально включили в программу ленд-лиза. Однако заявленные в протоколе цифры поставок оказались большими, чем реально могли поставить США. Помимо нехватки собственно материалов, американские представители отмечали, что «русские находили многие материалы в ненадлежащем состоянии и отказывались их принимать». По Московскому протоколу предполагалось направлять в СССР по 500 танков в месяц, из них не более 50% легких; из Великобритании планировалось поставлять 200 танкеток2 в месяц, «а в дальнейшем и больше» (хотя советская заявка была по 1100 шт. в месяц). Великобритания и США в равных долях распределяли обязанности по количеству поставляемых танков – по 2250 шт.

Как писал Стеттиниус, «до конца октября русские продолжали платить наличными за все, что у нас приобретали. Корпорация военных поставок помогла им с помощью аванса за будущее сырье из СССР на 50 миллионов долларов. Всего же начиная с 23 июня Амторг выплатил нам 92 миллиона долларов; однако в действительности в Россию было за тот же период поставлено товаров лишь на 41 миллион долларов». В записке, переданной послом США в СССР Лоуренсом Штейнгардтом А.Я. Вышинскому 2 ноября 1941 г., сообщается о том, что Рузвельт «одобрил все списки военного снаряжения и вооружения и отдал распоряжение, чтобы сырьевые материалы были предоставлены по мере возможности и как можно скорее». Пока действовал принцип наличного расчета, тогда же, 2 ноября, Рузвельт распорядился предоставить советской стороне беспроцентный заем на сумму 1 млрд долл., в счет которого должны были оплачиваться поставки. Наконец, 7 ноября 1941 г. Соединенные Штаты распространили на СССР действие закона о ленд-лизе: все поставки с 1 октября 1941 г. стали считаться проходившими по программе ленд-лиза.

Однако свои поставки бронетехники союзники по Московскому протоколу выполняли не в полном объеме. Так, за 1941 г. советская сторона получила из США 182 танка, а из Великобритании – 487 танков и 330 бронемашин. Отчасти это можно объяснить нападением Японии на американскую базу Перл-Харбор 7 декабря 1941 г. Стеттиниус признавал, что отправка грузов в СССР отставала от намеченного графика и объяснял это как раз тем, что корабли после начала войны с Японией требовались самим американцам, а «Советское правительство могло прислать за грузами лишь небольшое количество судов в наши атлантические порты». Однако Рузвельт 30 декабря потребовал возобновить поставки в должном объеме уже с 1 января 1942 г. Так, для выполнения квоты по поставкам танков американцы изымали их из собственных учебных подразделений.

Англичане также объясняли задолженности по поставкам за 1941 г. в основном транспортными проблемами: нехваткой собственных судов, недостаточными пропускными возможностями портов Севера СССР, угрозой германского нападения на караваны. Однако советская сторона заявляла, что порты уже модернизированы и никаких проблем в этом плане нет. Посол Майский в беседе с британским главой МИД Иденом «указал на крайнюю ненормальность создавшегося положения».

В рамках Московского протокола американцы направили в СССР 2254 танка, но до портов назначения из них дошли лишь 1525 шт. Кроме того, они отгрузили сверх протокола 400 БТР М3А1 и 219 бронемашин М2, из них до советских берегов добралось, соответственно, 232 и 191 шт. Таким образом, общее количество бронетехники, прибывшей в СССР из США, составило 1948 ед. В то же время в советских документах данные по технике, поставленной Великобританией по Московскому протоколу, разнятся. В целом можно сказать, что общее количество прибывших британских бронированных машин можно оценить примерно в 2500-3000 ед.

Таким образом, поставки по Московскому протоколу были выполнены не в полном объеме.

6 октября 1942 г. состоялось подписание так называемого «Вашингтонского протокола» о поставках; фактически он начал действовать с июня – с момента окончания действия Московского протокола. По этому документу, до 30 июня 1943 г.3 США должны были отправить в СССР 7500 танков (при советской заявке в 5250) и 6000 БТР, Великобритания – 3000 танков и 2400 БТР.

Однако поставки и тут не осуществлялись в полном объеме в установленные сроки. Так, американцы из 7500 танков поставили нам только 1375, а из 6000 БТР – 523. Великобритания отправила 1649 танков и 140 БТР. Впрочем, это объясняется не только невыполнением своих обязательств союзниками, но и отказом советской стороны от отдельных моделей танков – таких, как американский М3 «Ли», английские «Черчилль» и «Матильда». Кроме того, в 1943 г. союзники на шесть месяцев прекратили поставки по северному маршруту, не выполнив обещание нарастить их на других маршрутах, что вызывало возмущение советского руководства.

После победы под Сталинградом СССР уменьшил в заказах долю вооружения, сконцентрировавшись на поставках продовольствия, топлива, грузовиков и различного оборудования. Было принято решение, что поставки по Вашингтонскому протоколу будут выполнены в полном объеме к концу 1943 г., одновременно с отправкой грузов по следующему протоколу.

19 октября 1943 г. был подписан Лондонский протокол сроком действия до 1 июля 1944 г., к которому впервые официально присоединилась Канада. Советская заявка в этом протоколе определяла объем поставок, необходимый для послевоенной советской экономики, при этом была уменьшена заявка на военную технику и увеличена – на продовольствие и промышленное оборудование. США обязывались предоставить 2000 танков и 4500 бронемашин, Великобритания – 1000 танков. В реальности же американцы отгрузили 1728 танков, 1860 бронемашин, а также 805 самоходных артиллерийских установок (САУ) и 1000 зенитных самоходных установок (ЗСУ). Великобритания поставила по протоколу 1134 танков, а также 31 танк (включая шесть машин для испытаний) и 341 БТР вне протокола, т.е. свою квоту даже перевыполнила.

Читать:  Налет на Перл-Харбор. Коварный план американцев

17 апреля 1944 г. вступил в действие Оттавский протокол сроком действия до 30 июня 1945 г. По нему США обязывались поставить 3173 танка, а Великобритания уже не должна была предоставлять Советскому Союзу бронетанковую технику и машины. По советским данным, обязательства США составляли 2229 танков и 541 бронемашину. На весну 1945 г. американцы доставили в нашу страну 979 танков (плюс 359 находились в пути, 57 – в американских портах) и 508 бронемашин (плюс 344 – остатки в Иране, 21 – в американских портах, 13 – в пути). Англичане завезли вне протокола 80 танков.

12 мая 1945 г. американцы, не предупредив советскую сторону, прекратили отгрузку товаров по Оттавскому протоколу. 15 мая они заявили, что поставки прекращены «в связи с прекращением войны в Европе и в связи с тем, что СССР не воюет с Японией», однако они могут их продолжить по спецпрограмме для использования на Дальнем Востоке. В тот же день отгрузка товаров возобновилась. Окончательно поставки прекратились в сентябре 1945 г., после капитуляции Японии.

К сожалению, общее количество танков и бронемашин, доставленных в СССР, точно подсчитать невозможно. Американцы пишут о 7287 танках и 6067 единицах другой бронетехники. Аналогичных британских документов по поставкам найти пока не удалось. Опираясь на советские документы, можно сказать, что Наркомат обороны получил от союзников порядка 17 000–18 000 единиц бронетанковой техники.

Первым маршрутом, по которому пошли конвои, стал северный – по нему курсировали знаменитые арктические конвои. Этот путь являлся самым коротким, но при этом и самым опасным. Требовалось найти иной, более безопасный маршрут. Им стал так называемый «Персидский коридор». Корабли союзников шли из порта Бостон вокруг мыса Доброй Надежды к Восточному побережью Африки. Однако активные действия немецких подводных лодок в Южной Атлантике вынудили направлять суда через Панамский канал вдоль Западного побережья Латинской Америки и затем через Магелланов пролив вокруг Африки. Весь этот путь караван преодолевал за 110 дней. Другой путь был короче: Панамский канал – Новая Зеландия – Австралия – Индийский океан.

После разгрома немцев в Северной Африке появилась возможность направлять суда через Средиземное море, Суэцкий канал и Красное море, что сокращало время в пути до 48 дней. Конечными пунктами маршрутов были иранские порты Бендер-Шахпур (совр. Бендер-Хомейни), Хорремшехр, Бушир, а также иракская Басра. Басра и Бушир являлись основными портами, куда прибывали грузы по поставкам.

Вопрос об освоении данного маршрута ставился уже в начале войны, в ходе переговоров Молотова и посла США в СССР Штейнгардта. Однако осуществить это в начале Великой Отечественной войны не представлялось возможным. Дело в том, что Германия намеревалась создать в Иране плацдарм для нападения на СССР. В этой стране находилось большое количество немецких агентов, отправлявшихся туда под видом туристов и технических специалистов; многие из них знали восточные языки. Немцев поддерживали некоторые местные племена, с которыми те расплачивались золотом. Интересно отметить, что в беседе с послом Великобритании в СССР Криппсом Сталин сообщил, что советская разведка узнала о предложении немцев Ирану продавать нефть Германии втрое дороже, чем англичанам, и о помощи в захвате нефтяных промыслов в Баку. Такая ситуация, естественно, не устраивала ни СССР, ни Великобританию, поэтому 17 августа правительству Ирана была направлена совместная англо-советская нота с требованием выдворить немецких специалистов из страны. Иран фактически отверг эту ноту, поэтому союзники были вынуждены перейти к военным действиям. Советское руководство воспользовалось советско-иранским договором, 6-я статья которого говорила о праве ввода советских войск на территорию Ирана в целях самообороны.

25 августа 1941 г. началась Иранская операция. Войска 44-й и 47-й армий Закавказского военного округа вошли на территорию иранского Азербайджана. В порты Бендер-Шах, Ноушехр и Пехлеви (совр. Бендер-Энзели) вошли канонерки советской Каспийской флотилии для несения стационарной службы. В тот же день англичане начали наступление из Ирака – из района Басры и Багдада. Британские десантники заняли Бендер-Шахпур. 27 августа начала наступление советская 53-я армия Среднеазиатского военного округа. 29-30 августа иранские войска, оказав некоторое сопротивление, капитулировали. Так как правительство Ирана продолжало поддерживать немцев, 17 сентября союзные войска вошли в Тегеран. Реза Шах Пехлеви отрекся от престола, а новым правителем Ирана стал его сын наследный принц Мохаммед Реза Пехлеви. Ввод союзных войск в столицу рассматривался как временная мера, и 8 октября СССР предложил Великобритании взаимный вывод войск из Тегерана и его районов, на что она дала согласие 17-го числа.

29 января 1942 г. в Тегеране состоялось подписание договора, по которому СССР и Великобритания могли держать свои войска на территории Ирана до истечения 6 месяцев после окончания войны, а Иран обязывался предоставить право использовать все коммуникации в стране и контроль над ними. После этого страну поделили на зоны влияния: Великобритания получила южную часть Ирана, а СССР занял север страны. Небольшой район на юге страны в районе Бушира передали под контроль американцев. При этом войска союзников не занимали Тегеран и 100-километровую зону вокруг. Граница между северной и южной зоной перекрывалась КПП. Из США, Великобритании и Канады доставили материалы, локомотивы, вагоны, позволившие значительно увеличить пропускную способность железных дорог. Советские специалисты провели реконструкцию Трансиранской железной дороги. Были также реконструированы порты, через которые шли грузы.

Постановлением ГКО от 25 апреля 1942 г. было образовано Советское транспортное управление в Иране (СТУ) с подчинением начальнику тыла РККА. Оно занималось строительством и ремонтом транспортным путей в стране. Начальником СТУ утвердили генерал-майора А.Н. Королева, но 15 сентября 1943 г. он был отстранен от должности, а на его место назначен генерал-майор И.В. Каргин. В феврале 1942 г. в Иран для контроля за поступающими грузами и согласования текущих вопросов с союзниками вылетела небольшая группа военных специалистов во главе с Иваном Семеновичем Кормильцыным – уполномоченным Наркомата внешней торговли (НКВТ) СССР в Иране. В том же месяце самолет, на котором летел Кормилицын, разбился, и новым уполномоченным НКВТ в Иране стал его заместитель, Леонид Иванович Зорин, занимавший эту должность до конца войны.

Читать:  Операция «Ламберджек»

С 1935 г. в Иране действовало Всесоюзное объединение (в/о) «Ирансовтранс» НКВТ, которое во время войны занималось обеспечением всех транспортно-экспедиторских операций и взаимодействовало с иранскими властями по вопросам, связанным с движением грузов. По Каспийскому морю грузы перевозили пароходы Каспийского пароходства Наркомата морского флота (НКМФ). В/о «Техноэкспорт» занималось перегонкой импортных автомашин, а Инженерное управление НКВТ – военной техники и авиации. Наконец, в Иране находилась военная приемка от Главного автобронетанкового управления Красной Армии (ГАБТУ КА), которую возглавлял военинженер 2-го ранга Чурин. Именно эти две последние организации занимались перевозкой в СССР бронетанковой техники.

Первые танки по ленд-лизу прибыли в СССР в ноябре 1941 г. По архивным данным, в Иран первые танки поступили в декабре 1941 г., однако в войсках они оказались лишь в марте следующего года. Всего, по разным оценкам, до конца 1941 г. РККА получила от 700 до 900 единиц бронетанковой техники. В первой половине 1942 г. численность импортных танков в армии составляла 1/6 от общего количества, а в 1943 г. – 9%.

Поначалу в СССР поступали американские легкие танки М3 «Стюарт» и средние М3 «Ли». Советские специалисты справедливо критиковали эти машины, в частности, за недостаточную броневую защиту, слабое вооружение, пожароопасность двигателей и плохую проходимость. В итоге наша сторона отказалась от них, и с 1943 г. начались поставки среднего танка М4 «Шерман», ставшего самым массовым американским танком, поставленным в Красную Армию (3664 шт.). Из английских через Иран шли танки «Валентайн» канадской и британской сборки (3332 шт.).

Постепенно, с наращиванием темпов массового выпуска отечественных танков, Советский Союз отказывался от поставок танков союзников. Однако очень важными оставались поставки БТР и ЗСУ, так как советская промышленность аналогичные машины не производила. Самым массовым бронетранспортером в РККА являлся М3 «Скаут» (получено 3340 шт.). Поставлялись также английские БТР «Юниверсал» (2500 шт.). Из ЗСУ можно отметить М17, вооруженные четырьмя пулеметами М2 «Браунинг» калибра 12,7 мм, и М15 – с пушкой и двумя пулеметами «Браунинг» (обе машины – на шасси БТР М2); в общей сложности их было поставлено 1100 машин, из которых 824 – через Иран.

По иранскому маршруту в СССР прибыли 52 САУ М10 «Волверайн» и 365 М57, известные у нас больше как Т-48. По нему же пришли в СССР 20 британских десантных танков «Тетрарх». Кроме того, таким же путем шли образцы техники, использовавшиеся в Советском Союзе на испытаниях – например, британский танк «Кромвель» (6 шт.) или американская САУ Т70 (5 шт.). Интересно, что через Инженерное управление НКВТ, вместе с бронетанковой техникой осуществлялись поставки ремонтных мастерских (1447 шт.) и танковых трейлеров (40-тонные «Диамонд» – 140 шт., и 20-тонные RIO – 190 шт.).

Большой проблемой, выявившейся в ходе доставки американской техники в СССР, стала неукомплектованность танков инструментом и принадлежностями, в отличие от английских. В то же время и английские, и американские танки страдали от попадания в них морской воды, что приводило к выводу их из строя и необходимости проведения капитального ремонта.

Бронетанковую технику везли на железнодорожных платформах из южных портов Ирана в северные, откуда по Каспийскому морю ее доставляли в порты СССР, где проходила приемка в войска. Самый крупный пункт по приемке на советской территории находился в Баку. Планировалось создать в городе склад на 250–300 вагонов с целью «приемки, сортировки, обработки и выдачи запасных частей и боеприпасов» для танковых частей.

Однако фактически военная приемка располагалась не в самом городе, а в поселке Сумгаит (32 км от Баку), поскольку базирование в городе не разрешил начальник местного гарнизона. Первые танки прибыли в порт 4 августа 1942 г. Представители военной приемки ГАБТУ КА отмечали поздний приход запчастей к американским машинам, что вызывало сложности при передаче техники в войска.

Помимо приемки, советские специалисты были вынуждены заниматься обучением танковых экипажей из-за нехватки опытных войсковых командиров, знакомых с зарубежной техникой и способных подготовить экипажи для ее эксплуатации.

Хотя, как уже указывалось выше, импортные танки имели ряд недостатков, они сыграли немаловажную роль в боях, которые вела Красная Армия – особенно на южном направлении. Так, «в октябре 1942 г. в составе советских танковых частей на Кавказе действовали 302 танка, из которых 132 танка были производства США и Англии, поступившие на фронт через Иран»5. Импортная техника имела большую значимость и эффективность в боях с вермахтом. В боях за освобождение Крыма весной 1944 г. ленд-лизовские танки составляли до 40% от общей численности. Советские танкисты на танках «Валентайн» 13 апреля ворвались в Симферополь и очистили город от врага.

Всего через Иран в СССР поступило 2904 танка и 5496 других единиц бронетанковой техники; из них через Баку прибыло 2860 танков и 3449 БТР и других бронемашин. Надо отметить, что большая часть бронированных машин была поставлена в 1943–1944 гг., когда самый тяжелый период войны для Красной Армии был уже позади. Тем не менее, значение поставок по этому маршруту нельзя недооценивать. Они сыграли свою роль в победе Красной Армии во время Великой Отечественной войны.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии