Конец винного короля – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Конец винного короля

В 1950-е годы все винные заводы Советского Союза работали под контролем Николая Мирзоянца, которого за глаза называли винным королем. Будучи заместителем начальника Главвина. он распоряжался торговыми потоками и распределял должности за баснословные суммы. Чтобы попасть на собеседование к Мирзоянцу. кандидаты с «чемоданами» денег ждали неделями. Аудиенцию они покидали налегке, но зато с назначением на пост директора винзавода…

КУЛЬТУРНОЕ ПЬЯНСТВО

До начала 1950-х годов в СССР не уделяли особого внимания винной отрасли. Страна лежала в руинах — до вина ли тут? Оказалось, что да. Отсутствие качественной алкогольной продукции в магазинах привело к ростуиспекуляции: барыги торговали водкой по цене средней зарплаты за бутылку.

Чтобы покончить со спекуляцией, по распоряжению правительства повсеместно стали открываться рюмочные, где каждый гражданин мог культурно выпить рюмку-другую. Предполагалось, что постепенно народ откажется от крепких напитков и перейдет на благородные вина «с богатейшим букетом вкусовых тонов и ароматов», как советовала «Книга о вкусной и здоровой пище», изданная в 1952 году. Но, чтобы осуществить эти планы, требовалось производство качественного вина.

Сталин приказал построить несколько винно-водочных заводов, сырье для которых должны были поставлять грузинские, армянские и молдавские совхозы. А всеми вопросами виноделия стала заниматься такая структура Министерства пищевой промышленности, как Главвино. И в считаные годы отрасль виноделия превратилась в одну из основных в Минпроме, что оказалось для всех приятной неожиданностью: на старте основания Главвина никто не предполагал, что доходы от алкоголя окажутся столь высокими.

СВОЙ СВОЯКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА

Разумеется, тут же нашлись желающие погреть руки на успешном начинании. Заместитель руководителя Главвина Николай Мирзоянц, курирующий кавказское виноделие, сразу смекнул, что руководителями винзаводов надо ставить своих людей. Но и для них эти места были платными. Так, чтобы получить должность директора винного завода «Самтрест» в Куйбышеве, Тенгиз Алабидзе заплатил Мирзоянцу 170 тысяч рублей. А средняя зарплата по стране тогда была 500-600 рублей. Сам Алабидзе свой капитал в 200 тысяч рублей сколотил на подпольных публичных домах, которые работали при банно-прачечном комбинате в Тбилиси, где он директорствовал.

Читать:  Сестра своего брата. Приемный сын Анны Елизаровой-Ульяновой стал президентом Тайваня

Получив должность, Тенгиз Алабидзе сразу же придумал, как получать неучтенную прибыль. Поскольку виноградников в Куйбышеве не было, вино делали из виноматериала, который привозили из Грузии. Алабидзе заранее позаботился, чтобы поставщиками были его друзья. Они привозили ему винный концентрат 36%-й крепости. А по документам он проходил как 18%-й концентрат. За счет этого производилось в два раза больше вина. Концентрат разбавляли водопроводной водой, получая вместо пяти бутылок восемь — десять.

Чтобы было куда разливать неучтенную продукцию, Алабидзе организовал при заводе прием стеклотары, где платил за каждую бутылку на пять копеек больше, чем другие пункты. И из желающих сдать тару начали выстраиваться огромные очереди.

Бутылочные этикетки печатали в заводском подвале. Типографский станок помог приобрести один из постоянных клиентов тбилисского публичного дома, а макеты этикеток просто украли в типографии. В том же подвале вино разливали в бутылки, наклеивали на них этикетки, после чего нелегальную продукцию смешивали с легальной. Затем вино отправляли в магазины, рестораны и рюмочные. Конечно, директора знали о том, что берут на реализацию контрафакт, но они получали свой процент прибыли, а потому молчали.

ЛИХИЕ КУТИЛЫ

Махинации приносили сотни тысяч рублей. Львиную долю барышей Алабидзе передавал Мирзоянцу — при личной встрече в Москве. И подобных визитеров у замначальника Главвина было множество. Помимо участия в преступном сговоре, их объединяла страсть к кутежам. После аудиенции у всемогущего Мирзоянца они отправлялись в московские рестораны, где гуляли, не считая денег, чем сильно выделялись на фоне других советских граждан.

Читать:  Мошух-нанрен - создатель всемирно известных боевых искусств

Словом, в один прекрасный день сотрудники ОБХСС узнали о лихих приезжих с Кавказа. И вскоре выяснили, что богатые кавказские парни наведываются в столицу к Николаю Мирзоянцу, занимающемуся кадрами в винодельческой промышленности: именно он назначает директоров новых заводов. По странному стечению обстоятельств накануне в московский ОБХСС поступила информация о предполагаемых аферах в сфере виноделия. Поэтому в милиции решили присмотреться внимательнее и к самому Мирзоянцу, и к его посетителям, среди которых был и Тенгиз Алабидзе. Директор куйбышевского винного завода вызывал особое подозрение уже хотя бы потому, что на все ключевые должности в «Самтресте» поставил своих земляков. Что-то тут явно было нечисто…

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ НЕВЗОРОВ

К операции подключились сотрудники МУРа, среди которых был Федор Невзоров, в свое время расследовавший хищения в табачной и хлебной отраслях.

Невзорову пришлось изучить весь процесс виноделия от и до, чтобы понять, каким образом возможно производство лишнего вина на государственном предприятии. Овладев теорией, он отправился на практику — в Куйбышев.

Уже на месте он узнал, что у большинства земляков Алабидзе, заправляющих заводскими делами на «Самтресте», нет местной прописки, зато у некоторых есть судимости за хищения. Но чувствовали они себя настоящими хозяевами положения и вели себя соответственно: вечерами гуляли в ресторанах и ни в чем себе не отказывали.

Однако доказать, что на заводе имеются крупные хищения, Невзорову не удавалось: проверка ОБХСС их не выявила.

Вскрылась махинация случайно. Один из рабочих винзавода обронил в разговоре, что концентрат, который привозят из Грузии, горит, как спирт. Провели экспертизу и выяснили, что крепость винного материала и содержание в нем сахара в два раза превышают гостовские показатели. А по документам все было на уровне стандарта. Отсюда следователь сделал вывод, что на заводе винный материал разбавляют и получают 100% неучтенной продукции, на которой и наживаются.

Читать:  Десятка странных традиций

Чтобы окончательно во всем разобраться, Федор Невзоров с коллегами отправился в винсовхозы Грузии. Однако руководства они не застали. Видимо, кто-то предупредил директора, и тот скрылся в неизвестном направлении вместе с документацией. Тем не менее даже без отчетных документов следователи установили и оценили в миллион рублей недостачу сахара, спирта и виноматериалов. Параллельно с этой проверкой шла инвентаризация на куйбышевском заводе. В результате было обнаружено 25 тонн «лишнего» вина (35 тысяч бутылок). И это после того, как расхитители часть уже продали!

ПО ЗАСЛУГАМ

Задержать удалось всех: и Тенгиза Алабидзе, и его земляков-руководителей. Они долго не отпирались. Даже видавшие виды следователи поражались масштабу хищений на одном заводе. Алабидзе выдал всех, начиная с замначальника Главвина. Не сделал он исключения и для руководителя одного из самых крупных в СССР Московского винного завода, который тоже был замешан в этом деле. Столичный директор был арестован, как и Николай Мирзоянц, получавший треть барышей от всех махинаций. По приблизительным подсчетам, в масштабах страны виноделы имели теневую прибыль до 200 миллионов рублей в год. У них было изъято более 10 миллионов рублей, а также много золота и ювелирных изделий.

Самое большое наказание — 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества — получил Мирзоянц: как организатор. Остальные тоже понесли суровое наказание. На всех винных заводах страны, где директора были назначены замначальником Главвина, прошли проверки. А Федор Невзоров, раскрывший громкое дело, был награжден знаком «Заслуженный работник МВД».

3.3 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дядя Юлиус
Дядя Юлиус
21 дней назад

Вот так всегда. Русского бы расстреляли,а чуркам- прогулкаЧто за страна…