Мушкетеры короля выполняли функции спецназа – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Мушкетеры короля выполняли функции спецназа

В XVII веке в западноевропейских армиях вооруженные мушкетами пехотинцы – мушкетеры – составляли до половины от общей численности вооруженных сил. Однако для широкой публики название «мушкетер» ассоциируется исключительно с элитным подразделением личной охраны французских монархов.

Самый известный из мушкетеров – д’Артаньян, – являясь не только литературным, но и вполне реальным историческим персонажем, запомнился также по месту своего рождения как уроженец Гаскони. Эта провинция была главным поставщиком кадров для роты королевских мушкетеров, что объяснялось не только традициями землячества, но и конкретными политическими причинами.

Гвардия Беарнца

История мушкетерского спецназа уходит корнями в 1600 год, когда Франция только выплывала из кровавого омута так называемых гугенотских войн между католиками и протестантами. Мир измученной стране принес Генрих IV из сменившей династию Валуа династии Бурбонов. До восшествия на французский престол он был монархом северной Наварры, являвшейся независимым государством, но включавшей также и Беарн – одну из французских провинций, в которой Генрих родился. По этой причине французы-католики звали его Беарнец. Сам Генрих начинал борьбу за власть в качестве лидера гугенотов, преобладавших в южных провинциях. По этой причине основу его войска составляли, разумеется, беарнцы и уроженцы намного более обширной соседней провинции Гасконь.

Из тех и других в 1600 году он и сформировал конную роту своей личной охраны. Чтобы стать «королем всех французов», Генрих IV принял католичество. Но, например, для парижан он оставался чужаком и, конечно, нуждался в надежной охране, которая формировалась именно из земляков, которые частично принял и католичество, частично оставались гугенотами, но, во всяком случае, их благополучие было неразрывно связано с династией Бурбонов. Французских гугенотов, кстати, тоже не обидели, предоставив юго-западным провинциям широкое самоуправление, а крепость Ла-Рошель стала чем-то вроде столицы автономного государства.

В 1610 году короля Генриха IV убили. Его вступившему на престол сыну Людовику XIII было всего девять лет, так что реальная власть оказалась сосредоточена в руках королевы-регентши Марии Медичи и ее фаворита Кончино Кончини, маршала д’Анкра. Самовластье итальянца французскую знать не устраивало, поэтому был организован заговор, решающую роль в котором сыграл Николя де Витри, капитан королевской конной гвардии. 24 апреля 1617 года он со своими подчиненными подстерег Кончини во дворе Лувра и застрелил его. Людовик XIII начал править самостоятельно, передоверив повседневную государственную деятельность кардиналу Ришелье, своему первому министру.

Служить за 300 ливров

В 1622 году король решил реорганизовать свою личную гвардию. Входящие в нее подразделения именовались так называемым Королевским домом и были перевооружены с упором на огнестрельное оружие. Мечи окончательно уступили место шпагам, исчезли шлемы и кирасы. Элитная рота конной гвардии стала считаться пехотной и получила мушкеты, вес которых к тому времени благодаря проведенным модернизациям уменьшился с 8-10 до 5-6 килограммов.

Обычные армейские пехотинцы также на 60-70% были вооружены мушкетами, а остальные – пиками, причем жалованье пикинеров было примерно в два раза большим. Однако для несущих службу в основном при дворе гвардейских подразделений пики были неактуальны. Такое оружие предназначалось для противостояния атакам крупных масс конницы. А что делать таким конным массам в Париже? Поэтому на вооружение гвардейцы получили мушкеты и шпаги. И еще самая приближенная к королю рота (наследница подчиненных Витри) обрела характерную униформу – короткие лазоревые плащи, с нашитыми спереди, сзади и на боковых лопастях белыми крестами с золотыми королевскими лилиями на концах и алыми трилистниками на перекрестьях.

Читать:  Голландский связной - скандальное коррупционное дело эпохи Петра I

Плащ и мушкет выдавались за казенный счет, но лошадь и прочее вооружение мушкетер должен был покупать сам. Годовое жалование составляло 300 ливров, что уступало годовому доходу ломового извозчика. Добавим сюда расходы на слугу, который обязательно должен был иметься у благородного господина. А все бойцы королевской мушкетерской роты были именно дворянами. В общем, не имея собственных доходов, свести концы с концами было непросто. Зато даже рядовой королевский мушкетер при переводе в другую гвардейскую часть становился офицером. Но это означало удаление от двора и менее престижную службу. В общем, в мушкетеры действительно рвались, чтобы сделать карьеру.

Правда, такая ситуация была не характерна для 1628 года, когда, если верить Александру Дюма, юный гасконец д’Артаньян прибыл в Париж делать свое будущее. У мушкетеров тогда еще не было грозной боевой репутации, а завершенная в том же году осада Ла-Рошели стала их первой военной кампанией. Тогда же дебютировала на ратном поприще и рота гвардейцев кардинала – король разрешил Ришелье сформировать ее в 1626 году.

Определенный парадокс заключался в том, что при осаде твердыни гугенотов Ла-Рошели отличились именно мушкетеры, которые вели свою родословную от гвардейцев Генриха IV и среди которых гугенотов тоже было немало. Правда, король и кардинал затеяли этот поход не по религиозным соображениям, а для ликвидации последних ростков сепаратизма. Когда Ла-Рошель пала, на свободу вероисповедания гугенотов никто не покушался.

По-настоящему же мушкетеры прославились в 1629 году, когда лихой атакой взяли укрепления на перевале Сюз, защищаемое испанскими и савойскими войсками. После этого в структуре Королевского дома рота получила самостоятельность, замыкаясь прямо на короле, который с 1634 года носил звание ее капитана. Непосредственным же командиром подразделения с того же года считался капитан-лейтенант Жан Арман де Тревиль, отличившийся на перевале Сюз. К нему для зачисления в мушкетеры обращаться в 1628 году д’Артаньян не мог, но, судя по всему, обратился позднее.

Прототипы героев Дюма

Де Тревиль действительно поддерживал в роте земляческие гасконские традиции. Прототип Атоса приходился ему троюродным племянником, прототип Портоса – племянником, прототип Арамиса – кузеном. Д’Артаньян в родстве с де Тревилем не состоял, но тоже был гасконцем, причем из всех четверых мушкетеров самым старшим по возрасту. В реальности в Париж он прибыл в 1630 году, а служить вместе с Атосом, Портосом и Арамисом теоретически мог только в 1643 году.

Читать:  Король Великобритании Эдуард VIII - дружил с Гитлером и любил американку

Арман де Сийег д’Атос д’Отвиль не имел ни обширных владений, ни графского титула, а его мать была всего лишь купеческой дочкой. Погиб он в 1643 году близ Парижского рынка Пре-о-Клер, судя по всему, на дуэли. Предполагать, что он стал жертвой гвардейцев кардинала, было бы большой натяжкой, поскольку с таким же успехом он мог столкнуться и с другими гвардейцами Королевского дома, например, с Сирано де Бержераком, который в роту мушкетеров так и не прорвался, поскольку был не гасконцем, а парижанином. Впрочем, писатель, поэт и герой знаменитой пьесы Эдмона Ростана известен, пожалуй, не меньше д’Артаньяна…

Что касается Портоса, то на самом деле его звали Исаак де Порто, а окончание «с» Дюма придумал, так сказать, для рифмы. Его дед бы священником. В роте мушкетеров Исаак появился в 1643 году вместе со своим братом Жаном, о котором практически ничего не известно. В 1658 году он женился, в семье родились двое сыновей. Скончался в 1712 году в редком для того времени 95-летнем возрасте.

Об Анри д’Арамице известны его годы жизни (1620-1674), дата выхода в отставку (1648), имя супруги (де Беарн-Бонасс) и количество произведенных на свет отпрысков (трое).

Что касается, внешности и характера трех мушкетеров, то их Дюма срисовывал со своих знакомых.

Д’Артаньян – настоящий граф

Его полное имя – Шарль Ожье де Бац де Кастельмор д’Артаньян. Отец прикупил дворянство вместе с громко именуемым замком каменным двухэтажным домом в местечке Кастельмор. Однако благодаря матери, происходившей из обедневшей ветви графов де Монтескье, юноша действительно имел возможность щеголять своим происхождением.

Но прежде чем в 1643 году попасть в мушкетеры, он 14 лет служил в других гвардейских частях. Карьеру же начал делать в 1646 году благодаря кардиналу Мазарини, который роту мушкетеров расформировал, подозревая ее в нелояльности. Король Людовик XIV был тогда слишком мал, а правившие от его имени вдовствующая королева Анна Австрийская и кардинал не пользовались расположением даже собственной гвардии. Тем не менее д’Артаньяна Мазарини приметил и приблизил, доверяя ему разного рода секретные миссии. О том, что они собой представляли, в 1700 году поведал миру писатель Гасьен де Куртиль, выпустивший от имени реального д’Артаньяна книгу его мемуаров. Поскольку Куртиль мог лично знать своего героя, кое-что из поведанных в лжемемуарах фактах имеет под собой реальную основу. И уже на основе книги Куртиля Дюма написал «Трех мушкетеров».

В 1657 году Мазарини, ранее распустивший мушкетеров под предлогом экономии, воссоздал легендарное подразделение, решив, разумеется, держать его под контролем и назначив капитан-лейтенантом собственного племянника – герцога Неверского. Но поскольку герцог на службе не горел, д’Артаньяна приставили к нему заместителем (вторым лейтенантом).

Читать:  Как хотели назвать Москву

Людовик XIV в начале своего самостоятельного правления оказался в зависимости от генерального контролера финансов Николя Фуке. На организованном им приеме королю не понравился лозунг, выставленный хозяином на своем гербе: «Куда только я не взберусь?» Монарх резонно считал, что на вершине, где находится король, кому-нибудь еще делать нечего. И д’Артаньяну поручили арестовать генерального контролера. Поскольку Фуке при желании мог развязать против центральной власти настоящую войну, арест производился именно в стиле военной операции 5 сентября 1661 года.

Д’Артаньян взял с собой отряд из 40 мушкетеров и поджидал Фуке на выходе из здания нантской ратуши с заседания Королевского совета. Но народу было слишком много и пришлось выждать, когда генеральный контролер сядет в карету. Его экипаж перехватили на главной площади перед собором, после чего арестованного Фуке отконвоировали в Венсенский замок. Во французской истории XVII века этот арест стоит в одном ряду с ликвидацией маршала д’Анкра.

Д’Артаньяна назначили капитан-лейтенантом первой роты мушкетеров, численность которой к тому времени увеличилась со 100 до 300 человек. Кроме того, ему разрешили именоваться графом (раньше такое право у него оспаривалось), так что именно он, а не Атос был носителем высокого титула. Некоторое время он занимал должность губернатора Лилля, а в 1672 году, участвуя в войне с Голландией, получил звание «полевого маршала», примерно равное званию генерал-майора.

Погиб д’Артаньян, как и положено храброму воину, 25 июня 1673 года при осаде Маастрихта. Представлявший союзную Франции Англию герцог Монмут предпринял импровизированную атаку на одно из укреплений. Когда неудача стала очевидной, мушкетеры попытались спасти ситуацию, и их командир получил пулю в голову. Король охарактеризовал его как человека, которому «в высшей степени доверял и который годился для любой службы». Двое его сыновей продолжали служить Бурбонам, но без прежнего блеска и примерно в седьмом поколении династия зачахла.

Что касается двух рот королевских мушкетеров, то они продолжали блистать на полях сражений до 1745 года. Именно в этом году в битве при Фонтенуа они в последний раз снискали громкую славу, когда удар конной гвардии привел к поражению англо-голландского войска.

Это было уже царствование Людовика XV- короля, который предпочитал светские удовольствия бранным подвигам. Именно тяга к удовольствиям опустошила казну, для покрытия дефицита которой новый монарх Людовик XVI решил ввести режим экономии. В качестве одной из первых мер решили отказаться от мушкетеров. Монархия после этого прожила недолго. Когда 10 августа 1792 года восставшие парижане шли на штурм королевского дворца Тюильри, монарха защищали лишь полторы-две сотни французских дворян и 950 швейцарских гвардейцев, честно свои головы и сложивших.

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Олаф
Олаф
19 дней назад

Замечательная статья. Только, “если верить Дюма”, д’Артаньян прибыл в Париж не в 1628, а в 1625 году.

Orlt
Orlt
18 дней назад

Автору не мешало бы посмотреть специальные сайты посвящённые подразделениям Мэзон дю Руа. Там бы он узнал, что королевские мушкетёры не пехота, а рота тяжелой кавалерии гвардии. Образованы из роты королевских карабинов и предназначались для сопровождения короля в поездках, что пешком было бы затруднительно. И королевство Наварра не подразделялось на северную и какую-либо ещё – просто Наварра.