Наркомафия против Хо Ши Мина – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Наркомафия против Хо Ши Мина

Еще легендарный мафиози Аль Капоне утверждал, что капитализм – это не что иное, как законный рэкет правящего класса. Думается, что с хозяином Чикаго 20-30-х годов вполне были солидарны и его коллеги из криминального мира в далеком Южном Вьетнаме. Во всяком случае, французское правительство, дабы удержать под своим контролем свои владения в Индокитае, быстро нашло общий язык с крупнейшими преступными группировками в этом уголке Юго-Восточной Азии.

Три секты

В сентябре 1945 года Хо Ши Мин провозгласил создание независимой Демократической Республики Вьетнам. В 1946 году переговоры между французской колониальной администрацией и военно-политической организацией Вьетминь, лидером которой и был Хо Ши Мин, закончились безрезультатно. Франция, чей международный престиж после окончания Второй мировой войны был значительно подорван, а в сфере финансов она угодите цепкие лапы богачей с Уолл-стрит, искала любые лазейки, чтобы – пускай ненадолго – еще полакомиться оставшимися кусками пирога в своих бывших колониях. Нужно отметить один факт: все французские владения в Индокитае были объединены в единый Индокитайский Союз, но при этом статус колонии имела лишь Кохинхина. Франции пришлось волей-неволей признать независимость ДРВ, но территорию Кохинхины (Южного Вьетнама) она оставила за собой, создав там Автономную республику. Местная элита находилась под полным влиянием французов, и именно в этой среде они нашли себе пособников для дальнейшей борьбы с Вьетминем.

А где правит бал элита, которая привыкла к роскошному образу жизни, там рядом и криминальные группировки, лидеры которых всегда хорошо чуют запах власти и больших денег. Так представители французской администрации и подружились с южновьетнамским преступным миром. В Кохинхине в области криминала не имели себе равных так называемые три секты.

Секта №1

В 1920-х годах во всю мощь о себе заявило религиозное движение Каодай. В их учении чего только не было! Отцы-основатели умудрились смешать в одном флаконе понемногу всего: здесь можно найти постулаты всех крупнейших мировых религий, восточные практики, а также почитание таких, казалось бы, несовместимых фигур, как автора незабвенной классики Виктора Гюго и основателя партии Гоминьдан – Сунь Ятсена. Придерживаясь националистических взглядов, сектанты стали организовывать военизированные отряды для борьбы с французскими пришельцами. Когда настало время Второй мировой, они стали сотрудничать с японцами, которые открыто поддерживали любое антиколониальное движение. Но затем Япония была разбита в Великой войне, и лидеры Каодай, объединившись с Вьетминем, решили создать независимый Вьетнам и сражаться за него. Впрочем, этот союз просуществовал недолго: в 1946-1947 годах «каодаисты» пошли на сговор с французами, с которыми они совсем недавно активно боролись, получив в качестве презента провинцию Тэйнинь, где именно и зародилось их движение. Там они смогли создать порядка 60 «летучих бригад», группы самообороны и небольшие отряды партизанского типа. После этого Каодай вступил в сражение с Вьетминем. Потери «каодаистов» в борьбе с коммунистами были солидными, но на французов действия сектантов произвели самое благоприятное впечатление. В результате Каодай разместил свои отряды по всей территории Кохинхины.

Читать:  Чавинцы строили свои города для богов

Руководители секты стали набирать в свои ряды новых членов, а взамен обещали им полную защиту и покровительство. Это было время, когда секта Каодай была на вершине своего могущества – в ее рядах насчитывалось порядка полусотни тысяч бойцов. Когда французы окончательно покинули Вьетнам, «каодаисты» взбрыкнули, отказавшись подчиняться руководству Южного Вьетнама во главе с ее выбранным президентом Нго Динь Зьемом. Но дни «каодаистов» уже были сочтены: в секте произошел раскол, после чего все отряды под руководством полевых командиров, которые отказались сотрудничать с правительством, были разгромлены.

Секта №2

Движение Каодай проповедовало синкретическую религию, то есть соединение учений и культов самого разного рода. А вот секта Хоахао была плоть от плоти детищем вьетнамского буддизма. Конечно, и здесь дело не обошлось без вездесущих французов, которые с участием своих спецслужб просто-напросто пытались уравновесить растущее влияние последователей Каодай. Здесь мы можем наблюдать уже знакомую историю: сначала лидеры Хоахао нашли общий язык со все теми же японцами, а потом вступили с ними в борьбу. Затем японцев не стало, и пришло время сражаться с коммунистами Вьетминя. В этой военизированной секте насчитывалось около 15 000 человек. Все закончилось, когда пришел смертный час духовного лидера (а некоторые его считали даже пророком) Хюинь Фу Шо. Внутренние противоречия привели к тому, что секта развалилась на множество групп под командованием полевых командиров, которые не собирались никому подчиняться. Генерал Тран Ван Соай, который провозгласил себя лидером движения и преемником Фу Шо, весомого признания не получил. Кроме того, не надо забывать, что эта секта придерживалась буддистской веры, поэтому отношения с руководством Южного Вьетнама, а именно с Нго Динь Зьемом, который был убежденным католиком и местные религиозные учения не приветствовал, не сложились по определению. В итоге здесь повторился сценарий с Каодай: уже очень скоро правительство Южного Вьетнама подчинило себе все территории, подконтрольные ранее Хоахао.

Секта №3

Если первые две секты, о которых было рассказано выше, придерживались определенных религиозных взглядов, то Бинь Сюйен изначально была ягодкой с совсем другого огорода. По большому счету, слово «секта» к этому «коллективу» не имеет практически никакого отношения. Бинь Сюйен была изначально организованной преступной группой, которая со временем достигла уровня солидного криминального синдиката. Более того, имея более чем целеустремленных лидеров, она стала частью государственного аппарата.

История этого криминального сообщества берет свое начало в 20-х годах XX века. Недалеко от Тёлона, одного из пригородов Сайгона, где проживали в основном китайцы, в местности под поэтическим названием «Лес убийц» находили себе убежище самые разные представители криминального мира: начиная от китайских бандитов из триад и заканчивая вьетнамцами, которые переступили черту, после чего у них уже не было дороги назад. В районе деревни Бинь Сюйен нашли себе пристанище несколько банд. Среди них была и группировка под руководством Зыонг Ван Зыонга, в состав которой входили три сотни отморозков. Наверное, даже глупо спрашивать, чем занимались эти джентльмены удачи? Действительно, свое свободное время эти люди посвящали нападению на торговцев, занимались грабежом и нисколько не чурались вымогательства. Как только же им грозила опасность, они мгновенно «смывались» по водным артериям нижнего течения Сайгон, прячась в болотах и джунглях Леса убийц. Когда наступили 30-е, Ван Зыонг взял в свои ближайшие подручные Ле Бай Вьена, который, впрочем, скоро был арестован полицией и оказался в тюрьме. Зыонг же еще в преддверии начала Второй мировой войны нащупал связи с японцами и в годы оккупации тесно с ними сотрудничал. Представители Страны восходящего солнца французскую администрацию по законам военного времени арестовали. В 1945 году освобожденный Бай Вьен со своим дав-ним напарником при посредничестве японцев захватили всю власть в городе. Но время владычества Японии уже подходило к концу. Зыонг и Вьен быстро смекнули, куда ветер дует, и в августе 1945 года их банда, а точнее – уже практически армия: как-никак почти 10 000 бойцов, поддавшись убеждениям главы Вьетминя в Южном Вьетнаме Тран Ван Зяу, открыли боевые действия против французов и британцев, которые объявились на берегах Сайгона после бегства японцев.

Читать:  Йомсвикинги - лучшие бойцы средневековой Скандинавии

Но в результате викторию все же праздновали представители Парижа, которые смогли загнать банду Бинь Сюйен в их родной Лес убийц. Но еще несколько лет группировка вела подпольную борьбу с французскими колонистами. Все изменилось, когда грешный мир покинул Ван Зыонг…

Перетасовка

Бай Вьен, ставший лидером банды, тщательно взвесив все за и против, решил вести двойную игру. Вьен пошел на переговоры с Хоахао и представителями французских спецслужб. Задача у него была только одна: вернуть свой преступный бизнес в Сайгоне. Вьетминь узнал об измене бандита из Леса убийц, после чего начались боевые столкновения между бандой Бинь Сюйен и коммунистами. Потерпев поражение и лишившись базы в Лесу убийц, Бай Вьен окончательно решил продаться французам. Для этого он публично признал императора Бао Дая, которого французы восстановили на троне. Но самое главное: боевые отряды Вьена во взаимодействии с французскими колонизаторами начали уничтожать секретные базы Вьетминя в Сайгоне. И в результате Бай Вьену достался его кусок пирога: полный контроль над преступным сообществом в Сайгоне и окрестностях. После этого криминальная группировка Бинь Сюйен получила в свои руки практически неограниченную власть.

Французы в это время были озабочены событиями в Тонкине и им уже не хватало ни времени, ни сил бороться с Вьетминем и на юге тоже, а кроме того – контролировать правление бандитов Бай Вьена в Сайгоне. В результате Бай Вьен со своими подручными получал в полноценное пользование все новые и новые территории. Все, что от него требовалось, – это арестовывать и ставить к стенке пойманных агентов Вьетминя. Вот таким образом Бай Вьен со временем и стал самым богатым человеком в стране.

Читать:  Подкуп, жульничество и допинг Олимпийских играх в Древней Греции

Лас-Вегас по-сайгонски

Основной доход Бай Вьену и его подручным приносили два казино: в Сайгоне и Тёлоне. Чтобы получить полный контроль над игорным бизнесом, Бинь Сюйен использовала старые «добрые» методы: угрозы, насилие, захват заложников. Если кто-то не понимал, у кого он встал на пути, то пуля в голову быстро решала все проблемы. Например, примерно в таком стиле ребята из Леса убийц вытеснили из этой сферы своих конкурентов, китайцев из Макао. Доходы от казино – это, конечно, замечательно, но всегда же нужно стремиться к большему.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что вскоре Бинь Сюйен занялась наркотрафиком. Из архивов известно, что в ЦРУ предполагали, что Бай Вьен организовал один из самых больших каналов продажи наркотиков в мире. Не забывал Бинь Сюйен и о такой золотой жиле, как проституция. Французской разведке оставалось только сообщать в Париж, что с их непосредственной помощью Бинь Сюйен в итоге стала тем, кем и должна была стать, – влиятельнейшим криминальным синдикатом. Кстати, французские разведчики были отнюдь не против поучаствовать напрямую в криминальных делишках Бай Вьена. Поставка наркотиков в Европу – это выглядело так заманчиво с финансовой точки зрения! Нет-нет, конечно, какая-то часть заработанных денег, безусловно, шла на борьбу с Вьетмином, но самый большой куш оставался в закромах Бинь Сюйен.

Конец игры

Тем временем разгоралось соперничество между французами и американцами. Париж уже выдыхался и был согласен на полное признание ДРВ при сохранении тесных связей двух стран. А вот Вашингтон мыслил совсем другими категориями: на дворе стояла холодная война, а значит отдать весь Вьетнам коммунистам было никак нельзя. ЦРУ решило сделать ставку на лояльного к США премьер-министра Южного Вьетнама Нго Динь Зьема, который как раз в то время отказался от сотрудничества с Каодай и Хоахао и был настроен расправиться с Бинь Сюйен.

Узнав об этом, в конце февраля 1955 года лидеры всех криминальных группировок договорились о государственном перевороте. Финансировать акцию должна была Бинь Сюйен. 28 марта войска Нго Динь Зьема приступили к штурму главного управления полиции в Сайгоне, на что Бай Вьен открыл огонь по правительственным зданиям. В тот раз появившиеся французские танки бой предотвратили. Но через месяц столкновения возобновились, в результате правительственные войска выбили Бинь Сюйен из Сайгона в Тёлон. 2 мая жалкие остатки Бинь Сюйен бежали туда, где когда-то и начался их кровавый путь, – в Лес убийц…

3.8 15 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
2 месяцев назад

На что только не идут буржуи, чтобы и дальше сосать кровь народа.