Приказано бомбить Берлин – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Приказано бомбить Берлин

Шел третий месяц Великой Отечественной войны. Красная армия отступала по всему фронту, уже были оставлены Белоруссия и почти все прибалтийские республики. На шестой день войны был потерян Минск, осажденным оставался Таллин. 22 июля 1941 года немецкая авиация совершила первый налет на советскую столицу, за ним последовали другие. В Москве жаждали отмщения, был необходим ответный удар.

ПРИВЕТ С ОСТРОВА ЭЗЕЛЬ

Сталин требовал бомбить Берлин любой ценой. Но советские бомбардировщики не могли дотянуться до немецкой столицы и вернуться на свои аэродромы. Выход предложил главком ВМФ адмирал Кузнецов. Балтийский флот еще удерживал эстонский остров Эзель с аэродромом, на котором базировались дальние бомбардировщики ДБ-3.

Расчеты показали, что эти машины при полной заправке баков и с бомбовой нагрузкой до 500 килограммов, вылетев с Эзеля, способны долететь до Берлина и вернуться на свою территорию. 26 июля адмирал Кузнецов вместе с командующим морской авиацией Жаворонковым на встрече у Сталина предложили провести бомбардировки Берлина силами авиации Балтийского флота. 27 июля 1-му минно-торпедному авиационному полку ВВС Балтийского флота под командованием полковника Преображенского был передан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину.

Вечером 7 августа 1941 года 13 тяжело нагруженных ДБ-ЗФ взлетели с аэродрома Кагул на острове Эзель и взяли курс на Берлин. Командовал операцией полковник Преображенский, за штурва-лом флагманского самолета он возглавлял первую группу бомбардировщиков. Вторую группу вел капитан Гречишников, третью — капитан Ефремов. На случай, если до Берлина по каким-либо причинам не удастся дотянуть, летчикам были заданы запасные цели: Кенигсберг и Штеттин.

На подступах к Берлину немцы приняли советские самолеты за свои, сбившиеся с пути. Огня не открывали, лучами своих прожекторов предлагали сесть на один из ближайших аэродромов. Загипнотизированные геббельсовской пропагандой о разгроме советской авиации дежурные наблюдательных постов пришли в себя только тогда, когда на улицах Берлина начали рваться бомбы. Там возникла полная неразбериха. Воспользовавшись этим, бомбардировщики, освободившись от смертоносного груза, легли на обратный курс.

Читать:  100-я группа королевских ВВС - соединение специального назначения

В том историческом полете, в ночь с 7 на 8 августа 1941 года, над Берлином побывало пять самолетов группы, возглавляемой Преображенским. Остальные отбомбились по германскому городу-порту Штеттину.

Обратный путь оказался наиболее опасной фазой всей операции: приходилось отбиваться от своих истребителей И-16, принявших своих за врага. И все же сложнейшая операция была проведена почти без потерь. Только один самолет, дважды обстрелянный зенитками советской ПВО, потерпел аварию уже над своей территорией.

Очень довольный результатами первого рейда на Берлин Сталин сказал Кузнецову: «Ваши морские летчики достойны самых больших похвал. Они первыми по воздуху проложили путь на Берлин. Этот факт имеет историческое значение».

Конечно, проведенный налет носил главным образом пропагандистский характер. Не оказав какого-либо влияния на ход боевых действий на фронтах, он тем не менее имел определенное психологическое воздействие на противника: немецкие бюргеры, может быть, впервые задумались о возможном возмездии. Поблекло хвастливое заявление главкома гитлеровской авиации Германа Геринга: «Ни одна бомба никогда не упадет на столицу рейха!» 8 августа немецкое радио передало полностью лживое сообщение: «В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолетов, пытались бомбить нашу столицу. Из прорвавшихся к городу 15 самолетов 9 сбито». Незамедлительно последовал ответ Би-би-си: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала».

ВСЕГО ДВА ДНЯ

Следующий удар по Берлину Сталин решил нанести более мощной силой: были задействованы тяжелые бомбардировщики ТБ-7 и Ер-2. В бой были брошены два полка, вооруженные этими машинами. На разработку операции Сталин дал всего два дня. Для выполнения налета были выбраны 12 наиболее надежных и боеспособных ТБ-7 и 28 Ер-2.

Читать:  Захват Франции (5-24 июня 1940 г.)

10 августа отобранные самолеты перелетели на аэродром Пушкин под Ленинградом. Здесь после очередной ревизии состояния машин количество отобранных уменьшилось до 10 ТБ-7 и 16 Ер-2. Отведенные сроки на организацию операции были явно недостаточными. Отсюда поспешность в действиях штаба ВВС во главе с командующим ВВС генералом Жигаревым.

Многие экипажи не имели необходимых навыков взлета на полностью загруженных машинах, но только с полной загрузкой бомб и топлива имело смысл лететь на Берлин. Проведенные расчеты показали, что ТБ-7, оснащенные дизельными двигателями, с бомбовой нагрузкой 4 000 килограммов, могли обеспечить полет на заданную дальность со сбросом бомб в середине маршрута и благополучно вернуться на базу.

Секретность задания была такова, что ПВО Ленинграда и Балтфлота об этой акции ВВС ничего не знали. К тому же ни зенитчики, ни строевые летчики-истребители, как правило, не имели представления о новых бомбардировщиках советских ВВС. Учитывая это, незнакомые ТБ-7 и Ер-2 запросто могли стать для них целями, тем более что по своим очертаниям четырехмоторный ТБ-7 очень напоминал немецкий FW-200 «Кондор».

На ознакомление с новым аэродромом в Пушкине у экипажей было всего несколько часов. Уже вечером того же дня бомбардировщики начали разбегаться по полосе. Сразу же один из Ер-2 не уложился в длину местной взлетно-посадочной полосы и, выскочив за ее пределы, снес шасси. Затем у нескольких машин отказали двигатели. После такого лихого начала Жигарев приостановил операцию. В результате на Берлин ушла лишь десятка бомбардировщиков. Возглавлял ее один из первой семерки Героев Советского Союза известный полярный летчик Водопьянов.

УДРУЧАЮЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

В отличие от первого налета, на этот раз неудачи преследовали наших летчиков на всех этапах операции. В основном это были отказы двигателей, а также атаки собственных истребителей и зенитчиков. Долететь до Берлина и отбомбиться удалось лишь шести машинам. Один самолет пропал без вести, одному пришлось сбросить свой груз в 370 километрах от Берлина, после чего с двумя отказавшими двигателями он с трудом дотянул до своей территории. Еще один ТБ-7 на обратном пути над побережьем Балтики грамотно обстреляли наши зенитчики, добившись прямого попадания. Пилоту удалось посадить самолет на брюхо, при этом основательно разбив его. А одного из тех, кто добрался до Берлина, на обратном пути сбил свой истребитель. Экипаж бомбардировщика спасся на парашютах.

Читать:  Пустынная группа Long Range Desert Group (LRDG)

При вынужденной посадке другого ТБ-7 на территории Финляндии пять членов экипажа погибли, остальные при попытке перейти линию фронта и пробраться к своим были взяты в плен.

Самолет Водопьянова вскоре после взлета был атакован своими истребителями, но до Берлина все же дошел и отбомбился. Над Германией он попал под зенитный огонь, был поврежден, затем выполнил вынужденную посадку на территории оккупированной Эстонии. Самолет был разбит, но экипаж уцелел. Два дня пробирались летчики к своим. Вероятно, спасло их то, что вторым пилотом в экипаже был эстонец Пусеп, родившийся в Сибири, но не забывший родной язык. Это и помогло им уцелеть.

В целом результаты налета на Берлин были удручающие, за это кто-то должен был ответить. И виновником неудач был назначен Водопьянов…

..А налеты на Берлин повторялись еще не раз. Последняя попытка была сделана 5 сентября. Всего за 10 налетов было сброшено 311 бомб. Когда был оставлен Таллин, полеты с островов стали невозможны. Потом до 1945 года советские самолеты Берлин не бомбили. Но это с избытком компенсировали ковровые бомбардировки, методично выполняемые англо-американской авиацией.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии