ПЗРК «Стрела» и «Игла» (СССР-Россия) – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

ПЗРК «Стрела» и «Игла» (СССР-Россия)

К середине 60-х гг. ХХ в. в мире окончательно установилось геополитическое военное положение, остававшееся в основном неизменным вплоть до распада Советского Союза. Начавшаяся гонка вооружений заставила соревноваться в скорости разработки новых типов оружия два самых мощных на то время государства — СССР и США.

ПЗРК «Стрела»

Получилось так, что практически одновременно армии этих стран получили в распоряжение новейшее оружие пехоты — противовоздушные зенитные ракетные комплексы. И хотя советская разработка запоздала на несколько лет, ее лучшие тактико-технические характеристики быстро восстановили баланс в вооружении пехоты армий двух государств.

В 1966 г. закончились разработки первого советского ПЗРК, проводимые Конструкторским бюро машиностроения (КБМ) под руководством известного конструктора Б.И. Шавырина в г. Коломне Московской области. Тепловая головка самонаведения была разработана группой инженеров ОКБ-357 Ленинградского совнархоза (в дальнейшем оно вошло в состав Ленинградского оптико-механического объединения — ЛОМО), а также Государственного оптического института во главе с главным конструктором Пиккелем. Разработанный ракетный комплекс, получивший обозначение 9К32 «Стрела-2» (обозначение НАТО — SA-7 «Grail»), был принят в 1968 г. на вооружение Советской Армией. Самоходный вариант, имевший обозначение «Стрела-1», использовался в дальнейшем ограниченно. Главным преимуществом переносной «Стрелы» перед американским конкурентом ПЗРК «Redeye» явилась возможность поражения цели на встречных курсах, впрочем, весьма ограниченная в первых моделях советского комплекса. ПЗРК «Стрела» стал батальонным оружием, состоявшим поначалу на вооружении стрелков-зенитчиков ракетных рот из состава мотопехотного (танкового) батальона.

ПЗРК «Стрела-2» для своего времени был довольно эффективным оружием. Уже упоминалось о его превосходстве над единственным тогда конкурентом американского производства. Это превосходство было закреплено в 1970 г. вместе с разработкой Конструкторским бюро машиностроения нового ПЗРК 9К32М «Стрела-2 М». Это оружие разрабатывалось в соответствии с постановлением правительства от 2 сентября 1968 г. и испытывалось с октября 1969 г. по февраль 1970 г. на Донгузском полигоне (начальник полигона М.И. Финогенов) под руководством комиссии, возглавляемой Н.М. Орловым.

Существенная модернизация электронной части комплекса «Стрела» значительно увеличила эффективность этого оружия. Впервые появилась возможность селекции стрелком-оператором подвижной цели на фоне помех. Увеличились дальность стрельбы и высота поражения целей. Благодаря автоматизации прицеливания и захвата головкой самонаведения цели существенно упростилась работа стрелка-оператора. Новые ЗУР комплекса обеспечили поражение на встречных курсах целей, летящих со скоростью 150 м/с, и на догонных курсах — со скоростью 260 м/с.

ПЗРК «Игла»

В 1974 г. на вооружение Советской Армии была принята следующая разработка КБМ — ПЗРК «Стрела-3» (обозначение НАТО — SA-14 «Gremlin»). Модернизация в этот раз коснулась в основном ЗУР. Новая ракета 9М36 оснащалась высокочувствительной помехозащищенной головкой самонаведения (для этого применена технология глубокого охлаждения датчика самонаведения) конструкции КБ киевского завода «Арсенал» (главный конструктор головки — И.К. Полосин) и усовершенствованными двигателями, увеличившими по высоте и дальности зону поражения ракетой. ПЗРК «Стрела-3» обеспечивал поражение активно маневрирующих целей на догонных курсах, летящих со скоростью 310 м/с, и на встречных — со скоростью 260 м/с. Подобной эффективности американские разработчики ракетных комплексов смогли достичь лишь к 1978 г. Испытания комплекса «Стрела-3» проходили на Донгузском полигоне с ноября 1972 г. по май 1973 г. (начальник полигона О.К. Дмитриев) под руководством комиссии во главе с Д.А. Смирновым.

Специалисты оценивали все модификации ПЗРК «Стрела» как эффективное, простое в обслуживании, дешевое и легкое для транспортировки оружие. Боевые пуски ракет типа «Стрела» выполняются с плеча даже с неподготовленных позиций, а также с боевых и транспортных машин любых типов, движущихся по ровной местности со скоростью до 20 км/ч. В походном положении «Стрела-3» переносится на плечевом ремне за спиной стрелка-оператора. Расчет ПЗРК составляет 1 человек.

В Советской Армии переносные ЗРК стали широко использоваться в ВДВ и морской пехоте, на полевых аэродромах ВВС, на надводных кораблях, в береговых войсках и на аэродромах авиации ВМФ, в пограничных войсках, в оперативных формированиях внутренних войск.

Производимый серийно на Ковровском заводе имени В.А. Дегтярева, этот комплекс состоит на вооружении армий более 50 стран мира и успел поучаствовать практически во всех вооруженных конфликтах второй половины ХХ в. Комплекс поставлялся вооруженным силам Афганистана, Алжира, Анголы, Ботсваны, Бенина, Буркина-Фасо, Венгрии, Вьетнама, Ганы, Гвинеи-Биссау, ГДР, Египта, Замбии, Зимбабве, Индии, Ирана, Ирака, Иордании, Кубы, Кипра, Кувейта, Лаоса, Ливии, Мавритании, Марокко, Мозамбика, Никарагуа, ОАЭ, Перу, Польши, Северной Кореи, Судана, Сьерра-Леоне, Сирии, Сомали, Сальвадора, Словакии, Танзании, Финляндии, Чехословакии, Эфиопии, ЮАР, Югославии. Модели «Стрела-2 М» производятся в Египте (под обозначением «Ayn as Saqr»), Пакистане (ANZA MKI) и КНР (HN-5, «Hongying-5»). Используется «Стрела-2» и в ВМС — как с обычной пусковой установки, так и в специальном морском варианте (SA-N-5 «Grail» по обозначению НАТО).

В начале 1970-х гг. инженеры Конструкторского бюро машиностроения в соответствии с постановлением Совета министров СССР от 12 февраля 1971 г. приступили к созданию ПЗРК нового поколения для замены состоящего на вооружении Советской Армии комплекса «Стрела». Общее название новой советской разработки—«Игла». Перед разработчиками ставилась задача в первую очередь увеличить защищенность системы самонаведения ракеты от световых ловушек, повысить дальность и эффективность поражения цели, а также добиться лучшего взаимодействия стрелков-зенитчиков с пунктами управления ПВО в тактическом звене.

Головным разработчиком ПЗРК «Игла» являлось Конструкторское бюро машиностроения (главный конструктор—С.П. Непобедимый). В разработке принимали участие ЛОМО (создание тепловой ГСН во главе с конструктором О.А. Артамоновым), Научно-исследовательский институт измерительных приборов (разработка наземного радиолокационного запросчика во главе с Ю.В. Моисеевым) и Центральное конструкторское бюро аппаратостроения (создание переносного электронного планшета во главе с конструктором В.Г. Розенталем).

Однако столь внушительный список КБ, ответственных за разработку, не способствовал ускорению создания оружия. Работы затянулась на десять лет, что определялось, в основном, трудностями с созданием высокочувствительной и помехоустойчивой тепловой ГСН. Появление новых ПЗРК у стран-членов НАТО (английского «Blowpipe», шведского RBS70), а также форсированная замена армией США комплекса «Redeye» на «Redeye-2» (позже получивший обозначение «Stinger»), заставили руководство Советской Армии пересмотреть сроки разработки ПЗРК. С 1978 г. инженеры коломенского КБМ вели разработки упрощенного ПЗРК «Игла-1», получившего индекс 9К310.

Читать:  КС «Комета»

В 1981 г. после успешных испытаний, проводившихся с 15 января по 9 июля 1980 г. на Донгузском полигоне под руководством комиссии во главе с Ю.И. Третьяковым, новый комплекс был принят на вооружение Советской Армии. В странах НАТО это оружие имело обозначение — SA-16 «Gimlet». ПЗРК «Игла-1» предназначался для поражения активно маневрирующих воздушных целей, летящих со скоростью до 320 м/с на догонных курсах и до 360 м/с на встречных курсах. По сравнению с ПЗРК «Стрела-3» существенно улучшились характеристики дальности и высоты поражения целей. По некоторым сведениям, вероятность поражения высокоскоростных американских истребителей F-4 у ПЗРК «Игла-1» по сравнению со «Стрелой» увеличилась с 7–9% до 44–59%. Все это было достигнуто благодаря существенной переработке электронного оборудования ПЗРК «Стрела-3».

Для обеспечения большей мобильности ракеты комплекса на ней была установлена аппаратура послестартового разворота. Кроме того, ЗУР «Игла-1» (типа 9М313) была оснащена переключателем режима полета « навстречу — вдогон». Впервые в практике конструирования ПЗРК был применен режим подрыва остатков топлива ракеты при поражении ею цели. Вместе с использованием взрывчатого вещества повышенного действия это привело к существенному увеличению поражающей способности ЗУР.

Существенным минусом конструкции ЗУР «Игла-1» явилась ее низкая защищенность от активных видов искусственных помех (например, отстреливаемые тепловые ракеты) — сказалось форсирование работ по созданию этого оружия. Поэтому в развитие общей темы «Игла» инженеры коломенского КБМ в 1983 г., фактически вернувшись к первоначальным идеям, завершили разработку переносного ракетного комплекса 9К38 «Игла», получившего советское обозначение 9К38 и западное SA-18 «Grouse». Главное новшество ПЗРК — ракета 9М39, оснащенная новейшей высокочувствительной головкой самонаведения, обладающей схемой селекции целей на фоне помех. Такая модернизация позволила комплексу обеспечить поражение активно маневрирующих целей, защищающихся путем отстрела тепловых помех.

При этом мощность теплового излучения помех допускается большая, чем самой цели. Вероятность поражения теплозащищаемых целей ракетой 9М39 составляет 24–31%, притом что комплекс «Игла-1» при таких условиях практически небоеспособен. Выпускаются несколько вариантов ПЗРК «Игла», различающихся незначительно:

— «Игла-E» — экспортная модификация;
— «Игла-M» — модель для применения в военно-морском флоте (обозначение НАТО — SA-N-10);
— «Игла-Д» — модель для парашютистов и специальных сил с пусковой трубой и ракетой, разделенными на две части, соединяемые перед боевым применением, что позволило повысить компактность комплекса;
— «Игла-В» — воздушная модификация в виде блока из двух ракет в пусковых трубах, используется для установки главным образом на боевые вертолеты;
— «Игла-Н» — модель с более тяжелой боеголовкой, ракета имеет чуть меньшую скорость и дальность, однако за счет мощности боевой части вероятность поражения целей увеличена на 25–50% по сравнению со стандартными моделями;
— «Игла-С» — последний вариант, имеющий ЗУР с модифицированными двигателями с большей дальностью полета, более совершенной и помехозащищенной системой наведения и поиска и более тяжелой боеголовкой.

Для повышения боевых характеристик комплекса «Игла» коломенским КБМ разработана пусковая установка «Джигит», состоящая из двух ПЗРК «Игла» или «Игла-1» на турельной установке, в которой стрелок-зенитчик размещается во вращающемся кресле и вручную осуществляет наведение пусковой установки на цель. Массивная конструкция комплекса требует большого времени для боевой подготовки и колесной транспортировки. Однако за счет применения любого варианта сочетания ПЗРК «Игла» и «Игла-1», «Джигит»
увеличивает вероятность поражения цели в среднем в 1,5 раза при пуске ракет залпом.

ПЗРК «Игла» и «Игла-1», серийное производство которых ведется на Ковровском заводе им. В.А. Дегтярева, экспортировались более чем в 30 стран, включая Боснию и Герцеговину, Болгарию, Хорватию, Германию, Малайзию, Финляндию, Индию, Ирак, Польшу, Сингапур, Сербию и Черногорию, Словению, Южную Корею и Сирию. Несколько партизанских и террористических организаций, как известно, имеют на вооружении российские «Иглы». В 2003 г. стоимость одного комплекса составляла приблизительно 40 000 долл.

Комплексы «Стрела» и «Игла» весьма активно применялись во время многочисленных конфликтов на Ближнем Востоке.

В 1969 г. «Стрела-2» появилась на вооружении Египта, а затем и Сирии. Есть сведения, что это оружие использовалось и прибывшими в Египет в 1970 г. советскими частями ПВО.

А вот насчет эффективности советского комплекса поступали взаимно исключающие свидетельства. По заявлениям арабских источников, в августе 1969 г. за один день десятью ракетами «Стрела-2» были сбиты 6 самолетов «Phantom» ВВС Израиля, тогда как всеми другими средствами ПВО — только 4. Израиль утверждал, что за весь август 1969 г. на египетском фронте ВВС потеряли всего один самолет — А-4 «Skyhawk», сбитый зенитным артиллерийским огнем, а в конце 1969 г. (октябрь–декабрь) потерь вообще не было.

К началу войны Судного Дня 1973 г. в составе арабских армий было до 2000 комплексов «Стрела-2». Арабские источники утверждают, что в период с 6 по 23 ноября 1973 г. этими ПЗРК были сбиты 23 израильских самолета и еще 8 — в ходе битвы за Хермон (8 апреля — 30 мая 1974 г.).

Израиль подтверждает потерю лишь шести своих самолетов («Phantom» и «Skyhawk»). По другому источнику, всего в ходе войны было зафиксировано до 35 попаданий ракет комплекса «Стрела-2» в самолеты ВВС Израиля, 4 из этих попаданий были летальными для боевых машин, 3 самолета были тяжело повреждены, а остальные 28 удалось быстро вернуть в строй. При этом, по некоторым сообщениям, арабами было выпущено около 5000 таких ракет!

В ходе очередной арабо-израильской войны 1982 г. 5 июня «Стрелой» был сбит боевой вертолет AH-1 «Cobra» (летчики Амихай Спектор и Йоси Келер погибли), 6 июня — штурмовик А-4 «Skyhawk» (летчик, капитан Аарон Ахиз попал в плен) и вертолет «Bell 212» (5 членов экипажа погибли). Израильтянами отмечался факт, что по самолету Ахиза было выпущено до 50 ЗУР «Стрела-2», однако попала лишь одна. Вплоть до вывода израильских войск из Ливана в 2000 г. отмечались многочисленные случаи пуска ракет «Стрела-2» по израильским самолетам и вертолетам, однако потерь от них больше не было.

Читать:  Пистолет-пулемет Шпагина

Вообще, по подсчетам Израиля, с 1973 по 1988 г. арабами и русскими было использовано 6825 ракет «Стрела-2 М», при этом было сбито всего 10 израильских самолетов и вертолетов (2 F-4 E «Phantom», 5 A-4 «Skyhawk» и «Super-Mister», 3 вертолета). Вероятность попадания с учетом поврежденных машин составила 0,15%.

Такая вопиющая, по подсчетам израильтян, неэффективность «Стрелы-2», объясняющаяся низкой чувствительностью ее ГСН и небольшим весом боеголовки, тем не менее не помешала поставить на вооружение в Израиле большое количество трофейных советских ПЗРК. Долгое время этот комплекс был единственным типом ПЗРК в Израиле, и лишь к 1979 г. на вооружении появились американские комплексы «Redeye», а в 1989 г. — «Stinger».

В многочисленных антиколониальных, этнических и гражданских конфликтах в Африке советские ПЗРК также использовались весьма интенсивно, причем и здесь статистические данные об эффективности «Стрел» разнятся также порой на порядок. В длящейся с 1975 г. гражданской войне в Анголе ПЗРК «Стрела» разных моделей (а также более поздние «Иглы») применялись практически всеми воюющими сторонами: правительственными и кубинскими войсками, а также намибийскими партизанами организации СВАПО, с одной стороны, и как трофеи—формированиями движения УНИТА и южноафриканскими войсками—с другой. Причем бойцы УНИТА кроме советских «Стрел» использовали и китайские аналоги HN-5 C, а также американские ПЗРК «Redeye» и «Stinger».

По сведениям ЮАР, по летательным аппаратам ВВС этой страны с 1978 по начало 1988 г. было зафиксировано 255 пусков ПЗРК «Стрела-2», из них 65% — по вертолетам. Отмечено 5 попаданий. Сбит штурмовик «Impala», повреждены несколько самолетов «Mirage» и один транспортный самолет «Dakota». По другим источникам, было выпущено 450 ЗУР и сбито 9 летательных аппаратов. Согласно данным организации УНИТА, ее силы ПВО (в основном усилиями бойцов-ракетчиков) в период только с 1985 по 1986 г. сбили около 200 кубинских и правительственных самолетов (МиГ-21, МиГ-23, Ан-26) и вертолетов (Ми-8, Ми-25, «Aluett III»), как военных, так и гражданских. И в настоящее время количество ПЗРК у формирований УНИТА оценивается примерно в два десятка.

Во время партизанской войны 1968–1979 гг. в бывшей Южной Родезии (ныне Зимбабве) повстанцы, боровшиеся против режима белого меньшинства, активно использовали советские ПЗРК для борьбы с самолетами родезийской гражданской авиации. Так, 3 сентября 1978 г. в районе аэропорта Кариба был сбит двухмоторный пассажирский самолет авиакомпании «Air Rhodesia» (из 56 пассажиров выжили лишь восемь), 12 февраля следующего года в районе этого же аэропорта двумя ракетами через пять минут после взлета был сбит еще один самолет (погибли 5 членов экипажа и 54 пассажира). Эти потери вынудили руководство авиакомпании снять с линии турбовинтовые машины и пустить вместо них DC-3 с поршневыми двигателями, слабый выхлоп которых не так привлекал самонаводящиеся головки советских «Стрел».

В феврале-марте 1990 г. войска некогда большого друга Советского Союза эфиопского правителя Менгисту Хайле Мариама потерпели тяжелое поражение от эритрейских повстанцев в боях за эритрейскую столицу — г. Асмара. ВВС Эфиопии от пусков ПЗРК потеряли 3 самолета: 28 февраля МиГ-21, а 2 марта — два МиГ-23.

Во всех случаях летчики погибли. Весной 1991 г. (30 марта и 14 мая), накануне краха режима Менгисту, повстанческие «Стрелы» сбили еще два МиГ-23. После распада Югославии и начала серии многочисленных войн на ее территории ПЗРК «Стрела-2 М» и «Игла» (а позже и французские «Mistral» и американские «Stinger») стали основой хорватской ПВО, не имевшей поначалу ни истребительной авиации, ни ВВС вообще. При помощи этих средств (а также зенитной ствольной артиллерии) к ноябрю 1991 г. были сбиты 41 самолет и вертолет (югославы признали потерю лишь 30 летающих средств к середине 1992 г.). Как ни странно, сербские ПЗРК, также противодействовавшие только зарождавшимся ВВС Хорватии, поначалу успеха практически не имели: первая импровизированная эскадрилья хорватов была сформирована на аэродроме Осиек на базе десятка сельскохозяйственных бипланов Ан-2, чей слабенький поршневой двигатель не мог надежно быть засечен головкой самонаведения советских ракет. Так, были зафиксированы неудачные пуски по одному из хорватских Ан-2 восьми ракет ПЗРК.

В 1992 г. война охватила Боснию и Герцеговину, причем боснийские сербы, в отличие от хорватов, имели довольно солидные ВВС — несколько десятков боевых самолетов и вертолетов. Хорваты заявили, что к середине 1992 г. при помощи зенитной ствольной артиллерии и ПЗРК различных типов были сбиты пять самолетов и вертолетов противника, а также по ошибке — свой МиГ-21.

Вскоре к потерям воюющих сторон добавились и потери сил НАТО. 3 сентября 1992 г. неизвестно кем выпущенной «Стрелой» был сбит заходивший на посадку грузовой самолет итальянских ВВС «Aeritalia» G-222, 5 членов экипажа погибли. И это было только начало. 11 апреля 1994 г. попадание «Стрелы» в сопло повредило французский разведчик «Etendard IV» (самолет сумел благополучно приземлиться на одной из итальянских авиабаз). Похожий инцидент произошел и 15 апреля, только в этом случае «Стрела» повредила правый стабилизатор «Etendard», сумевшего дотянуть до палубы своего авианосца «Клемансо». 16 апреля при попытке нанести удар по сербским танкам в районе Карловаца «Стрелой» был сбит британский штурмовик «Sea Harrier» (летчику удалось катапультироваться).

2 июня 1995 г. в районе Банья-Луки ЗРК советского производства был сбит истребитель F-16C ВВС США. Катапультировавшегося летчика, капитана С.О. Грейди, прилетела спасать пара вертолетов СН-53 «Sea Stallion». Спасаясь от югославских «Стрел», им пришлось отстреливать термоловушки. 2 мая 1995 г. в районе Стара Градиска был сбит МиГ-21 ВВС Хорватии. Большой международный резонанс вызвала потеря вертолета Ми-8, уничтоженного сербской ракетой 28 мая в районе г. Цетинград. Среди погибших в этой аварии были министр иностранных дел мусульманского правительства, трое сопровождавших его лиц, а также трое россиян-контрактников из состава экипажа.

Много самолетов было сбито ракетами советского и российского производства в 1999 г. в ходе воздушной операции тринадцати стран НАТО против Югославии, в том числе — самые современные «Jaguar», F-16 и «Mirage-2000».

Читать:  Автомат Никонова АН-94 «Абакан» (СССР-Россия)

К началу операции «Решительная сила» югославские войска в относительно больших количествах (850 единиц) располагали ПЗРК типа «Стрела-2», «Стрела-2 М», «Стрела-3» и «Игла-1». По заявлению тогдашнего президента Югославии Милошевича, за три недели воздушных налетов совокупными средствами сил ПВО и ВВС страны были сбиты 36 самолетов и 119 крылатых ракет. Командование НАТО оценивало свои потери в 37 воздушных целей, при этом советские комплексы не сумели спасти страну от поражения: в течение первых 14 дней активной фазы воздушной операции были подавлены многие основные элементы военной инфраструктуры Югославии. Тем не менее на основании имеющихся фактов можно утверждать, что на протяжении всех лет войны в бывшей Югославии ПЗРК «Стрела-2/2 М» и «Игла» проявили себя как достаточно эффективное оружие и записали на свой счет довольно весомую часть сбитых летательных аппаратов. Не вызывает также сомнения, что стоимость даже впустую выпущенных ракет несравнимо мала по отношению к причиненным потерям. Во время операции «Буря в пустыне» ракетами комплекса «Стрела-2 М», по некоторым данным, силами ПВО Ирака сбили четыре истребителя «Harrier» ВВС Великобритании, а также штурмовик А-10 «Thunderbolt» и вертолет «Super Cobra».

Во время первой чеченской войны имели место случаи применения ПЗРК «Стрела-2 М» в Чечне со стороны незаконных вооруженных формирований. В конце 1999 г. ракетой «Стрела-2 М» был сбит бомбардировщик Су-24, при этом один летчик погиб, а второй попал в плен, но был вскоре освобожден. После распада СССР новейшее оружие практически бесконтрольно попадало к вооруженным формированиям различного рода по всему миру. Довольно значительные количества ПЗРК «Стрела» используются и палестинскими боевиками в их войне с Израилем. Так, среди партии контрабандного вооружения, перехваченной ВМС Израиля 6 мая 2001 г. на судне «Санторини», находились и 4 ПЗРК «Стрела-2».

По сообщениям информационных агентств, 28 ноября 2002 г. через 1,5 минуты после взлета из аэропорта города Момбаса (Кения) был обстрелян с земли самолет «Boeing-757» израильской авиакомпании «Аркия», направлявшийся в Израиль (международный аэропорт им. Бен-Гуриона, Лод) с 261 пассажиром и 10 членами экипажа на борту.

В момент обстрела самолет находился на высоте примерно 914 м над землей. На борту почувствовали взрыв, однако приняли его за столкновение самолета с небольшой птицей.

Поскольку все системы работали нормально, экипаж самолета принял решение продолжить полет в Израиль. Вскоре полиция Кении обнаружила в 400 м от забора аэродрома Момбаса два использованных ПЗРК «Стрела-2 М». В 12 часов «Boeing» благополучно приземлился в аэропорту.

Конструкция ПЗРК «Стрела»

ПЗРК «Стрела-2» (9К32) состоит из самонаводящейся зенитной управляемой ракеты 9М32, размещенной в транспортнопусковом контейнере 9П54 с пристыкованным к нему источником питания, и пускового устройства 9П53.

ПЗРК «Стрела-2 М» (9К32М) состоит из ЗУР 9К32М, транспортно-пускового контейнера 9П58, источника питания 9В17 и пускового механизма.

В состав ПЗРК «Стрела-3» (9К34) входят транспортно-пусковой контейнер 9П59 с пусковым механизмом 9П58М и ЗУР 9М36 (или 9М36-1), пассивный радиопеленгатор 9С13, предназначенный для раннего обнаружения воздушных целей на дальностях не менее 12 км, наземный радиолокационный запросчик 1РЛ247 (аппаратура опознавания «свой — чужой» на дальностях 7–8 км и высотах до 5 км, время опознавания составляет не более 3 с), радиостанция Р-147 у командира отделения и приемник Р-147П у стрелков-зенитчиков.

Пусковая труба выполнена из стеклопластика и предназначена для хранения ракеты, осуществления прицеливания и пуска ракеты. Она способна выдержать до 5 пусков.

Ракета почти полутораметровой длины состоит из 4 частей: головной, рулевой, боевой и двигательной. Головная часть ракеты содержит тепловую пассивную головку самонаведения (ТГСН), предназначенную для захвата цели и наведения на нее всей ракеты. В рулевом отсеке смонтирована аппаратура управления полетом ракеты. Боевая часть ракеты имеет общую массу 1170 г и содержит осколочно-фугасно-кумулятивный разрывной снаряд, имеющий механизм самоликвидации. Взрыватель предназначен для подрыва разрывного снаряда массой 350 г, находящегося в боевой части ракеты. Двигательная установка содержит выбрасывающий и маршевый двигатели, срабатывающие в разное время полета ракеты к цели.

При подготовке ракеты прежде всего включается пусковой источник питания. Запитывается головка самонаведения, и через 5 с ПЗРК готов к бою. Как только в поле зрения ГСН попадает тепловое излучение цели, раздается оповещающий звуковой сигнал. А когда головка перейдет в автоматический режим слежения, стрелок увидит световой сигнал, по которому можно произвести пуск.

После вылета ракеты из трубы ей придается вращательное движение со скоростью 15–20 об./с, при этом под действием пружин раскрываются рули. Этим достигается стабилизация в полете и увеличивается дальность полета ЗУР. На удалении 5–6 м от стрелка срабатывает маршевый двигатель.

Время самоликвидации ракеты при необнаружении цели составляет 14–17 с, время подготовки к пуску ракеты — 10 с.

Конструкция ПЗРК «Игла»

ПЗРК «Игла» (9К38) состоит из зенитной управляемой ракеты 9М39, транспортно-пускового контейнера 9П39, пускового механизма 9П516 с встроенным наземным радиолокационным запросчиком 1Л14. Для управления используется подвижный контрольный пункт.

В состав комплекса «Игла-1» входят ракета 9М313, пусковая труба 9П322, пусковой механизм 9П519 с наземным радиолокационным запросчиком 1Л14, переносной электронный планшет 1Л15-1 и подвижный контрольный пункт.

Запросчик 1Л14 обеспечивает опознавание целей и автоблокировку пуска ракеты по своему самолету.

Кроме традиционной для ПЗРК аппаратуры опознавания государственной принадлежности цели, электроника «Иглы» содержит в своем составе нетрадиционные компоненты. К таковым следует причислить переносной планшет 1Л15-1, являющийся разработкой НИИ МО. Это электронное оборудование взаимодействует со стационарными пунктами обнаружения целей, входящими в систему ПВО Российской Федерации. На экране планшета оператор-стрелок может наблюдать все обнаруженные в квадрате 25-25 км летящие цели, что существенно повышает боеспособность стрелкового расчета. Полевые испытания ПЗРК «Игла-1» свидетельствуют, что вероятность обнаружения цели на площади функционирования планшета составляет около 95% (испытания проводились при количестве целей до 50).

Командир отделения, обнаружив отображение цели на планшете, по радиостанции Р-147 или напрямую передает данные стрелкам, снабженным радиоприемниками Р-147 П. Габариты планшета составляют 345×240×170 мм, масса — около 7 кг, время перевода из походного положения в боевое — около 3 мин.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии