Loading Posts...

Станковые пулеметы «Maxim» (Великобритания)

Бурное развитие технической мысли и производства во второй половине XIX в. подталкивало мастеров к созданию оружия, обладающего фантастическими для того времени характеристиками. Наибольшего успеха в этой области добились конструкторы скорострельных артиллерийских систем, разработавшие механизм, позволяющий открывать и закрывать затвор, используя энергию пороховых газов. Было очевидно, что идея, заложенная в конструкции такого механизма, может с успехом использоваться при разработке автоматического стрелкового оружия.

Одним из первых, кто осознал это, стал американский инженер Х. Максим. Являясь скорее бизнесменом, чем оружейным конструктором, он тем не менее создал за свою жизнь автоматические винтовку и пушку. Однако наибольшую известность и славу ему принесло изобретение в 1883 г. пулемета. Еще через 2 года он получил на него патент и наладил производство, что позволило пулемету системы Максима появиться на вооружении некоторых европейских государств. По общераспространенной легенде, в 1881 г. Максим был откомандирован в Европу для посещения Всемирной электротехнической выставки в Париже, где один из друзей якобы сказал ему примерно следующее: «Если Вы хотите заработать много денег, создайте нечто, что позволит этим европейцам убивать друг друга быстрее и с наименьшими затратами». Правда это или нет, но идея повышения скорострельности оружия серьезно увлекла этого инженера, практически не имевшего специального образования.

Хейрам Стивенс Максим (1840–1916) родился 5 февраля 1840 г. в небольшом городке Броквей-Миллс в скромной семье фермеров. С 5 до 14 лет мальчик обучался в начальной школе в соседнем Сангервилле: здание школы состояло всего из одного класса. После учебы он поступил на работу (простым учеником) на вагоностроительный завод Дэниела Свита в Сангервилле, где, еще по одной легенде, и создал свое первое изобретение — автоматическую мышеловку, якобы полностью избавившую завод от мышей.

Вскоре молодой человек предпринимает путешествие через Канаду, Новую Англию и оседает в США, в штате Нью-Йорк, где встречает Спенсера Д. Шуйлера, владельца электротехнической компании «United States Electric Lighting Co», и поступает к нему на работу.

Первоначально область деятельности Хейрама Максима была далека от вооружения: фирма поначалу производила динамо-машины, лампы и прочие электрические устройства. Однако вскоре в списке 271 патентов Хейрама Максима, основная часть которых была связана с машиностроением (аппарат для размагничивания часов, магнитоэлектрические машины, паровые и газовые двигатели и т.д.), появились и «непрофильные» авиационные бомбы, корабельные торпеды, бездымный порох и даже заменители кофе.

Именно Спенсер Шуйлер и направил талантливого инженера-электрика в ту памятную командировку в Париж, которая изменила жизнь Хейрама Максима, а заодно историю войн и всего человечества.

Поначалу Максим занялся созданием автоматической винтовки, но успеха не добился и переключился на «картечницы». В 1882 г. Максим перебирается в Лондон, ведь «нечто, что позволит этим европейцам убивать друг друга быстрее», не особо нужно в Америке.

В 1883 г. в мастерской Максима на Хейтон-Гарден в Лондоне создается «автоматическая картечница», еще далекая от совершенства. Как и следовало ожидать, в Штатах с недоверием встретили новое оружие, зато представление в Британии было весьма шумным во всех смыслах. Спустя два года изобретатель представил новую, значительно усовершенствованную конструкцию, ставшую прототипом многих пулеметных систем конца XIX — первой половины ХХ в.

Читать:  Пистолет «Рот-Штайр»

Автоматика «картечницы» Максима действовала по принципу использования энергии отдачи ствола при его коротком ходе. Боепитание пулемета осуществлялось из матерчатой ленты с металлическими вставками-шпильками, за которые лента протягивалась. В качестве боеприпасов использовались стандартные винтовочные патроны. В процессе стрельбы ствол пулемета сильно нагревался, и для предупреждения прогорания конструктор окружил его кожухом, в который для охлаждения заливалась вода.

В принципе, создание подобной системы было обусловлено в значительной мере распространением по всему миру патронов с бездымным порохом. Дымный порох, применявшийся до этого в скорострельных системах с приводом от мускульной энергии стрелка (типа систем Гатлинга), давал много твердых остатков сгорания, которые неизбежно заклинили бы автоматику пулемета Максима.

Испытания показали, что это оружие могло стрелять со скоростью до 500 выстр./мин (в рекламных целях Х.С. Максим приписывал пулемету «дьявольскую» скорострельность — 666 выстр./мин), что было эквивалентно огневой мощи приблизительно 100 винтовок. По сравнению со многими современными пулеметами оружие Максима было большим и неуклюжим, требуя для обслуживания расчета от четырех до шести человек. Однако в то время эта «картечница» оказалась единственной альтернативой, позволившей, наконец, осуществиться мечте европейцев начать уничтожение друг друга.

Уже в 1887 г. пулемет испытывали военные Великобритании, Австро-Венгрии, Италии, Германии, России и Швейцарии. В мастерскую на Хейтон-Гарден зачастили высокопоставленные посетители, включая принца Уэльского (будущего короля Эдуарда VII). Уже через 2 года Великобритания приняла на вооружение пулемет Максима калибра .455 под патроны Генри-Мартини. Для серийного производства этого оружия небольшая фирма Максима «Maxim Gun Co.» была слита с британской «Nordenfeldt Guns and Ammunition Co.» с образованием компании «Maxim-Nordenfeldt». В 1893 г. в связи с распространением в Англии патронов уменьшенного калибра был сконструирован пулемет Максима калибра .303.

С 1896 г. пулеметы Максима начали выпускаться в Германии компанией «Deutsche Waffen und Munitionsfabriken» (DWM). К июлю 1898 г. Хейрам Максим объединился с производителем вооружения компанией «Vickers», чтобы сформировать «Vickers, Son & Maxim Ltd.» — компанию, которой позже под названием «VickersArmstrong Ltd.» было суждено кардинально повлиять на распространение пулеметов Максима по всему миру.

Русская армия долго испытывала пулеметы Максима на различных установках, поставляемых еще фирмой «Maxim-Nordenfeldt». В России новое оружие воспринималось с недоверием. Некоторые отвергали в принципе пригодность пулемета для использования на поле боя. Известный русский военный теоретик генерал Драгомиров писал о пулеметах: «Если бы одного и того же человека нужно было убивать по нескольку раз, то это было бы чудесное оружие». Созданная в русской армии в 1887 г. специальная комиссия изучила пулемет и пришла к выводу, что «пулеметы имеют для полевой войны весьма малое значение». Однако из-за опасений, что в оснащении армии современным оружием Россия отстанет от других стран, в 1891 и 1897 гг. у английской фирмы «Maxim-Nordenfeldt» были куплены образцы «для серьезного изучения».

28 мая 1895 г. «высочайший указ» императора российского повелел поставить на вооружение гарнизонов крепостей вместо 4,2-линейных картечниц «3-линейные автоматические пулеметы Максима». Однако закупать их стали лишь через насколько лет: уже у «Vickers, Son & Maxim Ltd» (174 пулемета) и немецкой DWM. Как это было тогда принято, в Россию поставлялись огромные установки на артиллерийских лафетах с высокими колесами, щитом и сиденьем для стрелка. Пулеметы сводили сначала в батареи при крепостях и полевых частях, а потом и в пулеметные роты при пехотных дивизиях.

Читать:  Истребитель Хоукер «Харрикейн»

Таким образом, к концу XIX столетия практически сложилась причудливая ситуация, определившая тот факт, что в будущих кровавых войнах первой половины ХХ в. все без исключения воюющие стороны будут использовать в качестве оружия класса «пулемет» системы одной конструкции.

Однако для начала «Maxim» сыграл главную роль в быстрой европейской колонизации тех народов Азии и Африки, что еще не были поделены между «расами господ», а также задержал на долгие десятилетия распад колониальной системы. Первым боевым применением пулеметов «Maxim» считается отражение англичанами в Трансваале в ноябре 1894 г. атак повстанцев Матабеле (теперь Зимбабве).

Пятьдесят британских солдат с четырьмя пулеметами смогли удержать натиск 5000 воинов восставших сил. В 1898 г. это оружие помогло англичанам в Судане и при подавлении выступлений китайцев в Гонконге. Испания закупила германские пулеметы «Maxim», имея в планах переправить их на Кубу, где американцы во время испано-американской войны применили пулеметы «Colt-Browning» обр. 1895 г.

В 1899–1900 гг. английские, немецкие и русские войска, вооруженные пулеметами Максима, участвовали в подавлении «восстания боксеров» в Китае.

Однако первое по-настоящему боевое крещение пулеметы системы Максима получили, находясь на вооружении британской армии во время англо-бурской войны (1899–1902) — конфликта, по общему мнению, оказавшего решающее влияние на развитие стрелкового оружия, военной науки и тактики. Причем, по некоторым сведениям, первыми «Maxim» стали применять именно «дикари» — буры, получившие это оружие от немцев. По старинке идущие в атаку строем в полный рост британские пехотинцы в пестрой униформе еще за 500–1000 м попадали под сокрушительный огонь буров из всех видов стрелкового оружия, в том числе и из пулеметов Максима. И лишь после колоссальных (и совершенно напрасных) потерь первых боев, очень красочно и в деталях описанных Луи Буссенаром в книге «Капитан Сорвиголова», Южноафриканский британский корпус начал вооружаться аналогичным оружием, а также существенно пересмотрел тактику ведения войны и ввел новые образцы униформы.

У хорошо обкатанного в этих войнах пулемета «Maxim» выявились и некоторые недостатки. Оказалось, что при интенсивном использовании в сложных климатических условиях Южной Африки работа узлов пулемета часто не соответствует требованиям надежности. В частности, механизмы его автоматики грешили отказами и задержками, причем довольно часто. Кроме того, после непрерывного огня в течение одной минуты вода в кожухе закипала, и пар выдавал позицию оружия. Поэтому воду постоянно приходилось менять, для чего на позиции всегда нужно было иметь под рукой внушительный бидон. Однако установленный на огромные колеса пулемет, с грохотом изрыгающий огонь по 300–400 раз в минуту, внушал диким племенам многочисленных колоний Британской империи такой суеверный ужас, что британские военные раструбили на весь мир о высокой эффективности нового оружия.

Следующий серьезный конфликт — русско-японская война — считается первой по-настоящему «пулеметной войной». Еще в 1902 г. с фирмой «Vickers, Son & Maxim Ltd.» был заключен контракт, в соответствии с которым Россия получила право на изготовление пулеметов Максима, одновременно покупая их по 80 фунтов стерлингов (750 руб. золотом) за каждый. По истечении 10-летнего срока оружие могло выпускаться в России в любом количестве без всякого вознаграждения. Контракт был весьма выгодным: хотя каждый пулемет, купленный у фирмы «Vickers, Son & Maxim Ltd», обходился русской казне почти вдвое дороже его производства на отечественном предприятии, с началом Первой мировой войны Россия могла производить (и производила) многие тысячи пулеметов, не заботясь о выплате вознаграждения патентообладателю.

Читать:  Конструкция винтовки «Johnson»

Серийное производство пулеметов было организовано на Тульском оружейном заводе в мае 1905 г., до 1908 г. было произведено 1376 пулеметов.

Первые русские пулеметные роты вооружались пулеметами Максима английского производства. В каждой роте было по 8 пулеметов. К началу войны на Дальнем Востоке в строю была только одна пулеметная рота, еще несколько пулеметных подразделений находились в Порт-Артуре и Владивостоке.

Часть пулеметных рот, сформированных во время войны, имела пулеметы Максима на колесных тяжелых лафетах, часть оснащалась вьючными пулеметами Максима на треногах.

Колесные лафеты были крайне неудобными для пулеметов полевых войск, так как вследствие значительного веса и громоздкости с большими трудностями перетаскивались за войсками на полях сражений, а из-за больших размеров колесного лафета, имеющего высокий щит, плохо маскировались.

В первом же бою под Тюренченом единственная пулеметная рота погибла, успев, однако, оказать существенную пользу своей пехоте. Это произвело сильное впечатление на русских генералов, и к концу русско-японской войны в русской армии насчитывалось около 370 пулеметов — намного больше, чем в японской армии. По опыту применения пулеметов во время русско-японской войны установился следующий взгляд на них:

— пулемет представляет собой сильное огневое средство, необходимое и для пехоты и для кавалерии;
— пулемет необходим как при обороне, так и при наступлении, а потому конструкции пулемета и его установочных приспособлений должны быть такими, чтобы пулеметы могли сопровождать войска всюду — как в бою, так и на походе, чтобы их можно было скрытно передвигать, быстро устанавливать и быстро перемещать.

Сам создатель «автоматической картечницы» Хейрам Максим в 1900 г. официально стал подданным Британской короны, а на следующий год был посвящен в рыцари королевой Викторией. Сэр Хейрам Максим умер на своей новой родине 24 ноября 1916 г. в возрасте 77 лет. Что же касается городка Сангервилль, также считающегося родиной Хейрама Максима, то он вскоре стал довольно известен.

Спустя почти три десятилетия после смерти конструктора еще один уроженец этого города — некто Гарри Ойкес — также был посвящен в рыцари английским королем, и Сангервилль стал называться не иначе, как Город Двух Рыцарей. И в заключение несколько цифр. Почти 50% огнестрельных ранений и смертей солдат во время русско-японской войны приходилось на оружие сэра Хейрама Максима. Во время начавшейся за два года до его смерти Первой мировой войны эта цифра составляла до 90%.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Loading Posts...