Т-34 в боях на литовской земле – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Т-34 в боях на литовской земле

Кроме споров о «минских» танках у историков возникают сомнения и по поводу других событий начального периода войны, в которых принимали участие «тридцатьчетверки». В частности, это касается действий 5-й танковой дивизии в Литве. Например, утверждается, что 22 июня 1941 г. младший командир Макогон (к сожалению, инициалы неизвестны), воевавший во 2-м батальоне 9-го танкового полка этой дивизии, вывел из строя шесть немецких танков. В большинстве источников говорится, что он воевал именно на Т-34, хотя во 2-м батальоне были и легкие БТ-7. Командовал батальоном старший лейтенант И.Г. Вержбицкий, который также сражался на «тридцатьчетверке». Батальон атаковал противника у Северного моста.

По мнению отдельных исследователей, никакого танкового сражения за литовский городок Алитус в июне 1941 г. просто не было: 5-я танковая дивизия без боя отошла на восток, никто не оборонял город и со стороны государственной границы. Наиболее агрессивно настроенные «борцы с советским прошлым», смакуя поражения Красной Армии в начале войны, пытаются в уничижительной форме отзываться и о действиях 5-й танковой дивизии в Литве.

Однако сохранившиеся фотографии разбитых немецких танков говорят об обратном. Более того, обер-ефрейтор Дитрих, воевавший в составе 21-го танкового полка 20-й танковой дивизии, в своей дневниковой записи от 22 июня 1941 г. признался: «Здесь мы впервые встретились с русскими танками. Они храбры, эти русские танкисты. Из горящей машины они стреляют до последней возможности».

Немецкие солдаты осматривают уничтоженный Pz.IV. Алитус, июнь 1941 г.

По словам командира танковой роты 25-го полка немецкой 7-й танковой дивизии X. Орлова (русского эмигранта из знаменитой династии графов Орловых), когда два десятка немецких танков перешли через мост в Алитусе, один танк был уничтожен выстрелом из Т-34, которому удалось скрыться, несмотря на огонь 37-мм орудий немецких танков. Южнее Алитуса за Неманом советская артиллерия вывела из строя еще шесть немецких танков. Затем последовала контратака советских танков, 15 из которых были уничтожены. В ходе отражения очередных атак 5-й танковой дивизии немецкий 25-й полк якобы подбил и сжег более 70 танков противника, однако и сам понес весьма чувствительные потери. Только за 22 июня он лишился половины своих боевых машин как подбитыми, так и безвозвратно потерянными.

В вечернем донесении немецкой 5-й танковой группы от 22 июня сражение за Алитус было названо как «крупнейшая танковая битва за период этой войны» для 7-й танковой дивизии. Конечно, при этом имелась в виду не война, развязанная гитлеровской Германией против Советского Союза, а Вторая мировая в целом, начавшаяся 1 сентября 1939 г.

Перевернувшийся немецкий танк Pz.IV. Район Алитуса, июнь 1941 г.

Бои в Алитусе практически за сутки обескровили 5-ю танковую дивизию: на следующий день она уже отступала к Вильнюсу. В Интернете можно найти фотографии горящего Т-34 образца 1940 г. с выбитым люком механика-водителя, сделанные в литовском населенном пункте Онушкис, расположенном примерно в 50 км от Алитуса на восток. Кроме того, известна фраза из журнала боевых действий немецкой 20-й танковой дивизии: «19.00 в Онушкис вражеский 40-тонный танк был уничтожен второй батареей 92 артполка, после того как серьезно повредил 2 орудия».

Об этом танке и его экипаже ничего неизвестно, да и подробностей боя практически нет. Высказываются предположения, что 23 июня Т-34 сумел протаранить два орудия, но их расчеты успели вовремя ретироваться Танк, принадлежавший 10-му танковому полку 5-й танковой дивизии, скорее всего, принимал участие в сражении у Алитуса и по непонятной причине не смог отойти на Онушкис вместе с основными силами дивизии. Когда вечером 23 июня «тридцатьчетверка» подошла к Онушкису, он уже был захвачен немцами. Поскольку германские танки к тому времени покинули населенный пункт, Т-34 встретила ураганным огнем противотанковая артиллерия. Экипажу пришлось вступить в неравный бой. Вероятно, снаряды в боекомплекте танка отсутствовали, иначе после взрыва боекомплекта он выглядел бы совершенно по-другому.

У Т-34 с пушкой Л-11 (из 50 таких танков 30 машин имели орудия производства Ленинградского Кировского завода) была перебита правая гусеница, а затем на обездвиженный танк немцы обрушили лавину огня. Наиболее серьезные повреждения видны на его лобовой броне: люк механика-водителя сбит, на броневом колпаке отсутствует шаровая установка лобового пулемета.

Наиболее известный бой одного из танков 5-й дивизии произошел у литовского населенного пункта Рудишкес (в то время он именовался как Рудзишки), который находился в 59 км северо-восточнее Алитуса и в 41 км на юго-запад от Вильнюса. Речь идет о поединке экипажа старшего сержанта Г.Н. Найдина с германскими «панцерами». По одним данным, бой завязался под вечер 23 июня на большаке Онушкис – Рудишкес (в 30-40 км юго-западнее Вильнюса), проложенном по заболоченной местности, по другим – 25 июня в районе Ошмяны – Сморгонь (примерно 60-76 км на юго-восток от Вильнюса).

Читать:  Гитлеровское наступление на Волгу и Кавказ

Прямыми и пока единственными доказательствами, подтверждающими данное событие, являются донесение, составленное на пальником отдела политпропоганды э-и танковой дивизии бригадным комиссаром Г.В. Ушаковым, и наградной лист. В политдонесении сказано: «Исключительный героизм показал экипаж взвода танков командования ст. сержант Найдин Г.Н. и красноармеец Копытов. Обнаружив движение противника, они со своей машиной замаскировались в лесу. Подпустив танки противника поближе, они огнем орудия подбили головную машину, а затем последнюю. Пользуясь замешательством, экипаж разбил и остальные 10 танков».

Наградной лист более интересен:

«25 Июня 1941 года будучи командиром танка командования 5ТД в бою под Рудзишки 20 км. Юго-западнее Вильно/уничтожил огнем из танка командира дивизии -12 танков противнике. Ведя бой в дальнейшем т. Найдин в этот же день уничтожил еще 5 танка противника и 10 противотанковых орудий. Отважный стрелок танкист т. Найдин внес полное расстройство в наступавший передовой отряд 19 ТД противника и дал полную возможность командованию дивизии организовать оборону города Вильно и взять в руки управление дивизии в бою. Благодаря умелым и геройским действиям экипажа противник был задержан на 2-е суток…».

Советские танки Т-34 и БТ-7, подбитые у моста через речку Воке рядом с поселком Казбеяй (рядом с трассой Алитус – Вильнюс в Литве) во время боя на сдерживание противника в ходе отступления к Вильнюсу, июнь 1941 г.

Правда, в этих документах не указан тип танка Найдина. В донесении говорится о том, что он входил во взвод танков командования, в наградном листе – являлся командиром танка командования 5-й танковой дивизии и немецкие танки уничтожал из машины комдива, полковника Ф.Ф. Федорова. На каком танке воевал сам командир дивизии, опять-таки неизвестно. По основной версии тех событий, Найдин выбивал из засады танки противника на «бэтэшке», но не исключено, что в его распоряжении был именно Т-34. Примеров с использованием «тридцатьчетверок» в качестве командирских машин предостаточно. Вспомним хотя бы командира 6-го мехкорпуса генерал-майора М.Г. Хацкилевича, командира конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И.В. Болдина или маршала Советского Союза Г.И. Кулика. Возможно, что и комдив 5-й танковой пересел на новенькую «тридцатьчетверку».

Такой выбор в 1941 г. был вполне оправданным. Здесь уместно привести оценку, которую дал новым советским танкам командир 4-й танковой дивизии 6-го мехкорпуса генерал-майор А.Г. Потатурчев. Приведем отрывок из протокола его допроса, проведенного 30 августа 1941 г. в оперативном отделе штаба немецкой 221-й охранной дивизии в г. Бобруйске. Возможно, генерал высказал мнение всего командного состава 6-го мехкорпуса о среднем Т-34:

«…Легкие немецкие противотанковые орудия были неэффективны против тяжелых русских танков, с другими танками, в том числе Т-54, они боролись успешно. Разрывной снаряд пробивал броню танков. Относительно обстрела танков немецким пехотным вооружением он сказал, что оно было бессильно против танков. О немецких боеприпасах, способных пробить броню легких танков (бронебойные патроны SmK(H), ему ничего не известно.

На вопрос о том, насколько успешными были действия немецкой авиации против танков, он ответил, что во время ее удара по колонне из 16 танков ни один не получил повреждений. Прямых попаданий бомб не было, а осколки не оказали никакого воздействия, боевой дух экипажей танков, если они находились в своих боевых машинах, оставался хорошим.

Относительно боеспособности русских танков он сообщил, что тип Т-54 себя оправдал. У него самый лучший двигатель. Тяжелые танки слишком медленные, их моторы слишком быстро перегреваются. Неисправности двигателей, по его мнению, встречались редко, поскольку его дивизия была оснащена почти исключительно новыми танками…»

В 5-й танковой дивизии танки командования обычно находились при отдельном батальоне связи (обе) дивизии; такая же картина наблюдалась и в соседней 2-й танковой дивизии генерал-майора Е.Н. Солянкина. По общепринятой практике тех лет, в 5-м обе 5-й танковой дивизии должны были находиться только легкие БТ-7 и бронеавтомобили. Однако если речь идет о танке комдива, то им вполне мог быть и Т-34.

Читать:  617-я эскадрилья королевских ВВС - «Разрушители плотин»

Наконец, только в политдонесении можно найти фамилию еще одного танкиста, входившего в экипаж Найдина, – красноармеец Копытов. Отметим также интересную деталь. В различных источниках утверждается о том, что свой первый немецкий танк Найдин подбил под Алитусом, а после боя на дороге Онушкис-Рудишкес – еще три. В наградном листе сказано несколько иначе: 12 танков противника уничтожил под Рудзишками и еще три в тот же день, но несколько позже.

Вызывает сомнения и дата боя. В наградном листе фигурирует 25 июня 1941 г. Как уже ранее сообщалось, Рудзишки находятся юго-западнее Вильнюса, а столица Литвы пала 24 июня. В этот день командир 5-й танковой дивизии полковник Ф.Ф. Федоров уже находился в Молодечно, более чем в 100 км на юго-восток от Вильнюса. К тому же в боевом донесении штаба Северо-Западного фронта, адресованному наркому обороны СССР маршалу С.К. Тимошенко, этот эпизод (под наименованием «сражение под Радзишки»), связанный в первую очередь с оборонительными действиями 5-й танковой дивизии, также зафиксирован 24 июня 1941 г. Без сомнения, под Радзишками подразумевалось наименование литовского населенного пункта Рудишкес. В сводке Совинформбюро о бое экипажа Найдина сообщалось лишь 10 июля 1941 г.

Разнятся и данные о противнике. В наградном листе упоминается 19-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Отто фон Кнобельсдорфа, которая как раз наступала от Алитуса в сторону Вильнюса. По другой версии, этот бой произошел с танками 20-й танковой дивизии вермахта. Во всяком случае, немецкие источники сообщают о потере в районе Рудишкес по меньшей мере двух Pz.IV из состава 3-го батальона 21-го танкового полка 20-й танковой дивизии, причем безвозвратно. Немцы при этом заявляют о том, что подбили несколько советских танков. О потерях в танках 19-й дивизии сведений не имеется.

О типах немецких танков, которые подбил в том бою Найдин, тоже нет достоверных данных. Обычно называют легкие Pz.II и средние Pz.III,однако в составе 19-й и 20-й танковых дивизий «троек» не было. Вероятно, что за Pz.III принимали другие средние танки – Pz.IV.

В 1941 г. Красная Армия отступала, поэтому подтвердить достоверность результата Найдина никто не сможет – поле боя неизменно оставалось за противником. Немецкие источники не помогут выявить истину, поскольку их очень мало либо вообще нет. На сегодняшний момент не имеется в полном объеме документов по действиям всех танковых подразделений вермахта в той или иной операции. К тому же, в немецкой армии в годы Второй мировой войны существовала довольно сложная система подсчета подбитых и уничтоженных танков. Подробные отчеты ремонтных рот германских танковых дивизий также практически отсутствуют.

Танк Т-34 из состава 5-й танковой дивизии, перевернувшийся в ходе боя с немецкой моторизованной колонной. Район Вильнюса, июнь 1941 г. Хорошо видны попадания немецких снарядов в ствол пушки, в борт корпуса и ходовую часть «тридцатьчетверки».

Многочисленные фотографии, «гуляющие» по Интернету, вряд ли можно считать серьезными доказательствами. К тому же их качество зачастую оставляет желать лучшего.

Но какой же танк отличился в бою у литовского населенного пункта Рудикшес? Если им действительно был Т-34, то тогда данный эпизод является очередным подтверждением его высоких боевых характеристик, а если же речь идет о БТ-7,то в таком случае успех экипажа Найдина напрочь опровергает отдельные утверждения об абсолютной непригодности этой машины к боевым действиям. В умелых руках, при правильном и грамотном использовании «бэтэшка» вполне могла показать себя даже в 1941 г.

Не исключено, что в период неразберихи и хаоса начального периода войны два боевых эпизода (у населенного пункта Рудишкес и в районе Сморгони) с участием разных танков по каким-то причинам совместили друг с другом. И поединок экипажа танка под командованием старшего сержанта Найдина являлся всего лишь одним эпизодом из череды событий, связанных с участием 5-й танковой дивизии в приграничных сражениях в Литве.

Впрочем, этот бой мог кануть в неизвестность, если бы не своевременное содействие командования Челябинского танкового училища, где танкист оказался после ранения. Лишь 3 июня 1944 г. командиру тяжелого танка лейтенанту Григорию Николаевичу Найдину присвоили звание Героя Советского Союза. Это произошло только благодаря подтверждениям свидетелей той танковой дуэли – иначе такое награждение вряд ли бы прошло.

Читать:  Ливийская кампания - операция «Компас»

Сохранились и упоминания о памятном знаке, якобы установленном в 1970 г. на 5-м километре дороги Рудишкес-Онушкис на месте боя экипажа танка старшего сержанта Г.Н. Найдина. Однако на камне почему-то красуется эмблема, относящаяся скорее к авиационной тематике, нежели к танковой. Текст на знаке прочесть совершенно невозможно.

Еще один бой экипажа танка Т-34 из состава 5-й танковой дивизии с наступающими немецкими частями произошел недалеко от Рудишкеса, на подступах к столице Литвы, западнее поселка Казбеяй, у моста через реку Воке (примерно в 12-13 км на юго-запад от Вильнюса). Поселок Казбеяй расположен рядом с трассой Алитус – Вильнюс. Вероятно, здесь танкисты 5-й танковой дивизии в очередной раз постарались задержать продвижение противника к Вильнюсу, но попали в окружение. Во время прорыва из вражеского кольца «тридцатьчетверка», по всей видимости, тащила на буксире поврежденный БТ-7. К сожалению, другие подробности этого боя автору неизвестны.

Прямо у моста у Т-34 была разбита гусеница и он съехал с дороги. Протаранив ограждение моста, «тридцатьчетверка» едва не свалилась под откос. Второе попадание для обездвиженного танка, вероятно, стало последним – Т-34 взорвался, а его экипаж погиб. Не исключено, что он был уничтожен из 88-мм зенитного орудия. Тем не менее, и в этом случае танкисты выполнили свой боннский долг до конца.

Известна фотография еще одного Т-34 из состава 5-й танковой дивизии, сделанная немцами в районе Вильнюса. По мнению исследователеи, этот танк вступил в бои с колонной немецких войск. В ходе атаки машина опрокинулась, танкисты погибли.

Напомним, что 5-я танковая дивизия, измотанная тяжелыми и непрерывными боями, отходила на восток в разных направлениях. К тому же командование утратило управление дивизией уже в первый день войны. Основные силы беспорядочно отходили на Сморгонь и Молодечно. 23 июня части 10-го танкового полка отступили на юг, в полосу действии Западного фронта. Не исключается возможность появления танков 5-й дивизии на территории Белоруссии, в районе городка Воложин (70 км на северо-запад от Минска) и населенных пунктов Беняконе и Вороново (в 53 и 60 км соответственно на юг от Вильнюса). Согласно донесению АБТУ Северо-Западного фронта №1 от 2 июля 1941 г., появление отступающего личного состава (вернее, вспомогательных частей дивизии) было отмечено 26 июня в районе Полоцка, а 30 июня – даже в районе Пскова. Это, соответственно, 325 и 465 по прямой от Алитуса.

Конечно, в 1941 г. случалось всякое – и отступление, и бегство, и позорная сдача в плен. Но ведь были и те, кто бился с немцами до последнего вздоха и в конечном итоге остановили натиск германской военной машины. Например, экипажи 5-й танковой дивизии. Приведем слова начальника штаба 29-го стрелкового корпуса полковника П.Н. Т0ищенко: «Подступы к Вильнюсу со стороны Алитуса были усеяны трупами и уничтоженными танками, как фашистскими, так и нашей славной 5-й танковой дивизии. Кажется, на южной окраине Вильнюса я присоединил к штабу корпуса башенного стрелка из 5-й танковой дивизии. Едва передвигая ноги, он упорно брел вперед с танковым пулеметом на плече. Танкист рассказал, что 5-я танковая дивизия геройски билась, пока были горючее и боеприпасы. Потом его экипаж вынужден был подорвать танк, сняв предварительно пулемет».

5-я танковая самоотверженно сражалась и наносила противнику ощутимый урон. Например, в районе города Ошмяны экипаж Т-34 под командованием сержанта Н.В. Томильченко уничтожил семь автомашин с пехотой и несколько бронетранспортеров. Отличились в боях в районе Сморгони и два танка под командованием политрука И.И. Нужного.

Существует версия о попытках прорыва частей 5-й танковой дивизии значительно севернее, на участке фронта, где действовал германский 2-й армейский корпус под командованием генерала пехоты Вальтера графа фон Брокдорф-Алефельдта, входивший б состав 16-й армии группы армий «Север». В составе корпуса действовала и 12-я пехотная дивизия. Бывший офицер этой дивизии Б. Винцер рассказал о танках Т-34, которые пытались вырваться из окружения. Поскольку на Северо-Западном фронте «тридцатьчетверки» имелись только в 5-й танковой дивизии, то Винцер вполне мог стать свидетелем боя с танками, входившими в состав именно этого соединения:

«…Наши 37-миллиметровые противотанковые орудия посылали снаряд за снарядом в лобовую броню танков «Т-34». Попадание за попаданием, но никаких пробоин. Круто в небо уходил светящийся след от взорвавшегося снаряда, с диким визгом и жужжанием ударяли рикошетом стальные снаряды в порядки советской пехоты и в деревья. Так мы впервые столкнулись с «Т-34». Видимо, от нас утаили его существование, когда внушали, что ничто не может устоять против наших 37-миллиметровых противотанковых пушек. Во всяком случае, советские танки прорвали наши позиции и, гремя гусеницами, покатили дальше
на восток…»

Данный эпизод лишний раз говорит о том, что танки Т-34 из состава 5-й танковой дивизии смогли пройти от границы с боями от 230 до 300 км. И далеко не все из них были потеряны непосредственно у Алитуса.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
В.Ю.
В.Ю.
3 месяцев назад

советская земля=территория СССР.!а литовской землёй она была до Отечественной войны и после убийства СССР.Подлее лжи только полуправда!

Евгеньевич
Евгеньевич
1 месяц назад

“железный дождь” Курочкина действие не в Алитусе происходит?