Торговля индульгенциями привела к расколу католической церкви – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Торговля индульгенциями привела к расколу католической церкви

В Средние века все знали точно – в рай попадают только праведники. Но если человек успел покаяться на исповеди и получить отпущение грехов, это меняло дело. Вот только не все успевали умереть, полностью очистившись от грехов. И со второй половины XI века по специальной булле папы Александра II грешники за деньги могли получить отпущение грехов – индульгенцию.

В средневековом христианстве существовал догмат: добрые дела, совершенные самим Иисусом Христом и святыми, никуда не деваются, а накапливаются на небесах. Самим святым и праведникам эти добрые дела не нужны, они и так уже оказались в раю, но эту благодать можно передать другим христианам, которые искренне раскаиваются в своих поступках и помыслах, избавив их от посмертных мук. Так появилось представление о Сокровищнице добрых дел, которая воистину неисчерпаема. Дары из этой Сокровищницы считались милостью святых, и передавать эту милость грешникам имела право только католическая церковь.

Хитрый ход

Незадолго до Крестовых походов папа Александр II заменил записи о церковном отпущении грехов в исповедных книгах особыми грамотами, получившими название индульгенции. Первоначально у индульгенций никакого денежного эквивалента не было, просто священники, исходя из прегрешений своей паствы, могли назначить более легкую и выполнимую форму наказания. Например, обязывали совершить паломничество по святым местам или построить новый храм, или регулярно выполнять для церкви какую-то работу. Но в основном такие индульгенции давались заключенным, ожидающим казни, или грешникам, пребывающим на смертном одре, потому что они и так скоро должны были предстать перед лицом Господа. В своей булле Александр детально расписал, за какие грехи и какая дается индульгенция.

Впервые в массовом варианте индульгенцию, то есть полное прощение прежних грехов, включая самые тяжкие, получили участники Первого крестового похода. Просто так, без освобождения от посмертных мук, невозможно было собрать огромную армию на глобальную войну за Гроб Господень. Причем впервые за всю историю христианства папа Урбан II пообещал воинству Христову отпущение не только прежних, но и всех будущих грехов. Мы-то знаем, какие грехи этого воинства были прощены и сколько крови пролили рыцари и простолюдины в Крестовых походах. Но походы походами, они заканчиваются, а навоевавшиеся ратники возвращаются домой. Оказалось, что, поскольку им прощены «все будущие грехи», они теперь и грешить не боятся. И не гнушаются убийством и вероотступничеством. К тому же епископы, которые имели право выдавать индульгенции, пользовались этим правом, чтобы поправить финансовое положение вверенных им церквей и монастырей. Такое положение сохранялось и после Крестовых походов, и во время раскола внутри церкви. Пришлось отобрать у епископов столь соблазнительный источник дохода. Теперь распоряжаться индульгенцией мог один только папа римский, поскольку он непогрешим. Он-то и ввел догмат о Сокровищнице добрых дел. 27 января 1343 года папа Климент VI издал буллу Unigenitus Dei filius, где черным по белому было записано, кто хозяин этой Сокровищницы.

Читать:  Суп графа Румфорда. Популярный рецепт XVII-XlX веков придумал английский шпион

Самый нужный товар

Индульгенция давалась только за грехи, которые уже заглажены и прощены церковью, она могла быть частичной или полной, в зависимости от тяжести содеянного. Самые строгие правила выдачи индульгенций существовали для смертных грехов, самыми «легкими» из них считались страсти и пороки, а самыми тяжкими – прегрешения против Святого Духа и умышленные злодеяния. Добродетельная жизнь, совершение добрых дел, молитвы и покаяние открывали путь к вечной жизни. О чем и свидетельствовал документ, выданный от имени папы. Получить такую бумагу могли и грешники, которые не успели искупить своей вины до смерти, с 1476 года церковь разрешала выдавать индульгенции и мертвецам. Существовал даже особый термин – индульгенция per modum suffragii, то есть по ходатайству, «ходатаями» обычно выступала родня умерших.

Постепенно индульгенции стали выдаваться не за обет совершить какое-то благое дело, а просто за деньги. Например, одна из башен Руанского собора называется Масляной, потому что она построена за счет продажи индульгенций, разрешивших есть масло во время Великого поста! Существовали даже устоявшиеся расценки на все виды грехов, которые можно было «погасить» индульгенциями. В той же Франции, где построили Масляную башню, изнасилование девушки священником стоило 2 ливра 8 су, прелюбодеяние священника с родственницами – 67 ливров 12 су, сожительство монахини с мужчинами – 131 ливр 15 су и так далее. Учитывая, что за ливр можно было снять целый этаж с полным пансионом на полгода, за 30 ливров – построить двухэтажный дом, а за 150 ливров купить деревню с крестьянами, то стоимость индульгенций была заоблачной.

Читать:  Крепостные души полководца Суворова

Непогрешимый Лев Х

В марте 1513 года римским папой стал Лев X, урожденный Джованни ди Лоренцо Медичи, сын того самого Лоренцо, правителя Флорентийской республики. Папа был всем хорош – ценитель прекрасного, покровитель науки и искусства, настоящий светский человек, на момент избрания не имеющий священнического сана и рукоположенный в епископы уже после выборов. Оказавшись на Святом престоле, он продолжал заниматься тем, что умел – развязал войну с Францией и взялся за восстановление базилики Святого Петра. Папа влез в долги по самые уши и даже заложил папские драгоценности, но денег все равно не хватало. Вот тогда-то он и решил воспользоваться продажей индульгенций. Средство было опробованное и верное.

И в 1517 году по всей католической Европе стали курсировать папские продавцы. Добрались они и до Германии. Обставлялась вся эта вакханалия максимально помпезно. Целая процессия с крестами и папской буллой на бархатной подушечке подходила к воротам городов и возвещала о благодати, а затем процессия двигалась в собор, папский герб и красный крест устанавливались на алтаре – и после пламенной проповеди начиналась торговля. Самым ретивым из всех продавцов индульгенций оказался настоятель доминиканского монастыря Иоганн Тецель, которому покровительствовал архиепископ Майнцский, которому тоже неотложно требовались деньги, и часть выручки он думал оставить себе. Тецель был великолепным оратором и умело стращал сбежавшихся, как на праздник, горожан всеми карами небесными, если они не приобретут для себя и своих страдающих в чистилище родственников прекраснейший дар Божий – индульгенцию. Даже нищие после этого отдавали милостыню. Так Тецель добрался до окрестностей Виттенберга, где жил будущий реформатор церкви Мартин Лютер. Узнав, что в соседнем Ютербоге продают документы, избавляющие от грехов, жители Виттенберга ринулись туда толпами. А Лютер поклялся разоблачить не только обманщика Тецеля, но и самого Папу. И в считанные дни на-писал свои «95 тезисов», с которых началась Реформация, и немецкие земли приняли протестантство.

Читать:  Фидель Кастро: дамская охота на команданте

Главный удар Лютер нанес как раз по продаже индульгенций. И выдумывать ему ничего не пришлось, Лютер попросту пересказал то, что проповедовал Тецель. А тот говорил толпе, что не хотел бы поменяться местами со святым Петром, пребывающим в раю, потому что продажей индульгенций он спас больше душ, чем сам Петр; что если кто-то за душу, находящуюся в чистилище, опускает деньги в ящик для сбора средств, то, как только пфенниг коснется дна ящика и зазвенит, душа сразу же направляется из чистилища в рай. Средства на ремонт базилики Лев X собрал. А вот свару между Тецелем и Лютером погасить не удалось. Даже отстранение Тецеля ничем не помогло. Рим немецкие земли потерял. Протестанты никаких индульгенций не признавали. Тем более за деньги. В 1567 году это понял и папа Пий V. Он навсегда запретил продажу индульгенций.

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии