Черномырдин дал огоньку. Как «Газпром» стал «второй кассой» правительства – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Черномырдин дал огоньку. Как «Газпром» стал «второй кассой» правительства

Мало кто знает, что гегемон нашей «углеводородной иглы» – «Газпром» – был создан еще в советское время, прямо в обход или официально вместо министерства газовой промышленности СССР. Вспомним, как так получилось и какую роль сыграл в создании «национального достояния» будущий глава правительства демократической России Виктор Черномырдин.

На ПАО «Газпром» ныне приходится 12% мировой добычи газа и доступ к 16% его запасов на всей планете. Много это или мало, вопрос довольно дискуссионный. Мы погорим о другом – как газовый монополист сформировался еще в горбачевскую перестройку. И учтем фактор личности в истории – Виктор Степанович Черномырдин стал для «Газпрома» неким библейским Ноем. Он то ли спас газовую промышленность страны, то ли похоронил газификацию труднодоступных районов России. Будем разбираться в теме хронологически.

Концерн вместо министерства

Сейчас уже довольно трудно представить, что ранний СССР был практически без газа. Углеводород просто не разведан еще был. А газификация страны началась только с 1960-х годов. Не только из-за обнаружения месторождений, но и потому что создали соответствующие институты – что в педагогическом смысле, что в практическом. Урал, Поволжье, Север дали огоньку. Именно в 1965 году было создано министерство газовой промышленности СССР, которое отвечало за поиски месторождений, добычу, обработку и продажу «голубого топлива». И невиданное дело – целое министерство огромной империи, да в советское время, в августе 1990 года было преобразовано в концерн «Газпром». Государственный концерн, правда. Его главой стал председатель упраздненного министерства газовой промышленности Советского Союза, всем известный Виктор Степанович Черномырдин по прозвищу ЧВС, уникальный автор по-своему стильных простонародных афоризмов («Надо же думать, что понимать» – здесь и далее в скобках цитаты Черномырдина).

В 1991 году, после распада СССР, «Газпром» потерял около трети своих газопроводов, оставшихся «за границей». Не случайность, что сейчас Россия газифицирована на 64%, а, скажем, Туркмения – на 92%. Конечно, в условиях общего безденежья 1990-х годов и невысоких тогда мировых цен на углеводороды Черномырдину пришлось применить весь свой управленческий талант. А был ли он у него? Современники и коллеги, почти все, отвечают утвердительно.

Читать:  Все письма граждан СССР читали спецслужбы

Выходец из низов

Да, Виктор Степанович свою «газовую» тему знал хорошо. Он в ней специализировался, иначе бы его не поставили на должность – в советское время не было универсальных топ-менеджеров, которые могли бы возглавлять хоть армию, хоть театр. Как героиня фильма «Москва слезам не верит» прошла путь от рабочей до директора крупного завода, Черномырдин в Орске на местном нефтеперерабатывающем заводе начинал в 1957 году простым слесарем, затем стал машинистом компрессоров и насосов.

Потом была армия на три года, а дальше карьера вес на том же заводе – в 23 года Виктор стал начальником технологической установки. В 1966 году окончил Куйбышевский политехнический институт. И на родном Орском заводе пошел по политической линии – отработал партийным инструктором.

Это хорошая школа для будущих политиков – там учат языком работать («Я языком могу со всеми, но стараюсь этим инструментом не пользоваться»).

В 1972 году Черномырдин окончил Всесоюзный политехнический институт (заочно) по специальности «инженер-экономист» и получил действительно первую крупную должность – возглавил Оренбургский газоперерабатывающий завод. С этого момента жизнь Виктора Степановича была связана с «голубым огоньком». В 1981 году он защитил диссертацию на тему «Исследование и разработка технологи и процесса очистки природного газа от органических соединений серы». Через год стал уже заместителем министра газовой промышленности советского правительства. С 1985 года – министром.

Исследователи личности и биографии Виктора Степановича в один голос отмечают, что концерн «Газпром» решил создать именно он, это была его личная инициатива. Но зачем? Почему он решил отказаться от газового министерства? Желание иметь больше личной власти или чисто прикладные цели («Вечно в России у нас стоит не то, что нужно»)?

Читать:  Торговля индульгенциями привела к расколу католической церкви

Покрывал долги страны

Концерн «Газпром» был создан в конце 1989 года – полностью документы и правовой статус были оформлены в 1990 году, поэтому существует некоторая путаница с годом основания. Но главное, что будущий гигант своего рынка, пугающий Америку всякими «северными потоками», появился еще в советское время, хоть и перестроечное. Впрочем, историки вопроса отмечают два факта: с одной стороны, до ваучерной приватизации предприятий «Газпром» полностью принадлежал государству, но с другой – был сформирован уже де-факто как акционерное общество. И такое устройство вряд ли могло образоваться без сильного желания Черномырдина.

5 ноября 1992 года за подписью президента Бориса Ельцина «Газпром» стал РАО («Все говорят, что недовольны итогами приватизации, и я недоволен, и не говорю»). В том же году Черномырдин стал премьер-министром России и родную «контору» стал продвигать уже на самом высшем уровне («В гостях хорошо, когда дома не лучше»). Акционерное общество получило значительные налоговые послабления, а его руководителем стал заместитель Виктора Степановича Рем Вяхирев, большой поклонник футбольного клуба «Зенит» из Петербурга. Именно он первым стал патронировать клуб (потом уже этим занялся нынешний руководитель компании Алексей Миллер), ныне называемый недругами ФК «Газпром».

Мы не будем напоминать читателям про политическую карьеру Черномырдина – это все известно, но скажем, что «Газпром» при его непосредственном участии стал, как писала в свое время газета «Коммерсант», некой «второй кассой» правительства РФ. И смысл тут скорее положительный. Поясним. Уже с середины 1990-х годов мировые цены на углеводороды заметно подпрыгнули в сравнении с 1980-ми годами, а потому «Газпром», который частично отвечал и за нефтянку, стал стремительно наполнять свою кубышку. И она во многом была сопоставима с общим бюджетом России. Известны случаи, когда правительство просило «Газпром» погасить задолженности перед пенсионерами (например, в 1996 году перед выборами Бориса Ельцина), а также за счет валютной выручки удержать курс рубля (в 1998 году). Богатейшая компания России тогда четко оформилась в своего рода теневое правительство, что, мягко говоря, не исчезло и при следующем президенте России. Да и почему уж теневое? Сейчас глава ПАО «Газпром» Алексей Миллер куда влиятельнее всех министров правительства, потому что приносит в бюджет «длинные» доллары, а не рубли.

Читать:  Бэзил Браун открыл миру древнюю Англию

А начало этому экономическому явлению положил 1997 год, когда по дну Черного моря был протянут в Турцию трубопровод «Голубой поток». Хотя для РАО «Газпром» уже следующий год стал невероятно сложным, как всегда в России, по политическим причинам. Ельцин был вынужден уволить Черномырдина с должности премьера под натиском оппозиционной Думы, а потерявший покровителя «Газпром» был вынужден по требованию нового правительства Евгения Примакова заплатить многомиллиардные налоговые долги. Тогда это позволило стране выйти из приснопамятного дефолта. Одно из самых голодных времен новой России.

2000-е годы «Газпрома» уже не были черномырдинскими («Что говорить о Черномырдине и обо мне?») – в 2000 году пост главы газовой корпорации занял Дмитрий Медведев. Велика ли заслуга Виктора Степановича в создании газовой империи («Мы выполнили все пункты – от А до Б»)? Безусловно. Можно ли было сделать лучше («Хотели как лучше, а получилось как всегда»)? Наверное, вопрос к профильным отраслевым специалистам. Факты в том, что «Газпром» живет и является для Европы партнером, от которого нельзя отказаться.

Виктор Черномырдин умер в 2010 году, а через три года и его верный заместитель Рем Вяхирев. Как говорили люди, плотно знакомые с ЧВС, с ним очень душевно было посидеть в бане, а уважал он сильно охлажденную водку. Напоследок, приведем афоризм от Виктора Степановича на эту тему: «Вино полезно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку».

4.7 3 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии