Царь и Евдокия: от любви до ненависти – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Царь и Евдокия: от любви до ненависти

В нынешнем, 2021 году исполнилось 290 лет со дня кончины первой жены Петра I Евдокии Лопухиной. Жизнь последней русской царицы вполне может служить основой для увлекательного любовно-авантюрного романа, только, увы, без традиционного для этого жанра хеппи-энда.

ТЕРЕМНАЯ КРАСАВИЦА

Первую женитьбу царя-реформатора многие исследователи считают весьма неудачной, но сам 16-летний Петр вначале едва ли так думал, вступая в январе 1689 года, по настоянию матери, в брак с красивой боярышней Евдокией Федоровной (при рождении Прасковьей Илларионовной) Лопухиной, которая была старше мужа почти на 3 года. Современники находили, что молодая «лицом изрядная, токмо ума посреднего и нравом несходная к своему супругу».

Как и было положено, она воспитывалась в строгой православной традиции. Царица искренне верила, что угодить мужу очень легко — достаточно стать его послушной рабой. Первый год супружества был счастливым. Но затем быстро наступило охлаждение. Петр все чаще оставлял жену в одиночестве. Вначале главной причиной служили воинские и морские «потехи» молодого царя. Затем к ним прибавилась его новая интимная привязанность.

ПОТЕХИ ГОСУДАРЯ

В Немецкой слободе Петр познакомился с дочерью виноторговца Анной Монс. Веселая, любвеобильная, всегда готовая пошутить, потанцевать и поддержать разговор в кругу друзей царя, Анна представляла разительный контраст скованной «теремной красавице» Евдокии. Все свободное время Петр проводил с новой подругой, совершенно забыв о законной жене. Напрасно она пи-сала ему нежные письма, адресованные «лапушке моему». Ни на одно из них он так и не ответил. Не улучшило отношения супругов и рождение первенца и наследника престола царевича Алексея. На похороны умершего младенцем второго сына Александра царь даже не приехал. К моменту отбытия за границу в составе Великого посольства в 1697 году Петр уже твердо решил развестись с женой. С этой целью он поручил боярам Льву Нарышкину и Тихону Стрешневу, чтобы они «сманили» Евдокию добровольно постричься в монастырь.

Читать:  Йомсвикинги - лучшие бойцы средневековой Скандинавии

После возвращения Петра в Москву в августе 1698 года в доме думного дьяка Андрея Виниуса между супругами состоялось бурное объяснение. Петр в ярости кричал на жену: «Как смела ты ослушаться, когда я приказывал неоднократно письмами отойти в монастырь?» Царица отвечала, что на попечении ее находится маленький царевич, и категорически отказывалась добровольно покинуть свет. Через три недели после этого почти четырехчасового драматического разговора Евдокию насильно повезли в простой карете в Суздаль и заключили в Покровском девичьем монастыре. Со времен Василия III, который отправил туда свою бездетную жену Соломонию Сабурову, этот монастырь стал одним из главных мест, куда ссылали неугодных высокопоставленных особ.

СТАРИЦА ЕЛЕНА

В мае 1699 года 29-летнюю женщину постригли в монахини под именем старицы Елены. Петр был так сердит на жену, что не дал ей прислугу и не назначил особого содержания. Однако постепенно ее положение улучшилось. Специально для ссыльной царицы построили «брусчатую келью» с несколькими просторными горенками и сенями. В услужении у нее были шесть девушек, старицы, монахини и даже вернулся любимый карла Терентьев. Два повара готовили ей пищу, в праздники к царице приходили с поклоном местные светские и духовные лица. Епископ Ростовский Досифей пророчествовал, что Евдокия снова станет царицей.

«Старица Елена» сбросила монашеское платье, забыла про иноческие обеты и спустя несколько лет даже завела себе любовника — майора Степана Глебова, который был послан в Суздаль для набора рекрутов. Хотя Глебов имел жену Татьяну Васильевну и детей, влюбленные почти не скрывали свои близкие отношния. Глебов по ночам приходил к Евдокии без всяких предосторожностей. Царица писала Степану Богдановичу нежные письма, сыгравшие впоследствии в его судьбе роковую роль. «Носи, сердце мое, мой перстень, меня люби… Я тебя до смерти не покину, никогда ты из разума не выйдешь».

Читать:  Реквием по полярникам. Гонка за царскими рублями закончилась двумя трагедиями

СУЗДАЛЬСКИЙ РОЗЫСК

Прошло уже почти 20 лет, и, казалось, Петр I навсегда забыл о своей первой жене. Гром грянул неожиданно 8 февраля 1718 года, когда в связи с делом царевича Алексея Петр отправил в Суздаль капитана-поручика Григория Скорнякова-Писарева с именным указом: «Ехать тебе в Суздаль и там в кельях жены моей и ее фаворитов осмотреть письма и, ежели найдутся подозрительные, по тем письмам… взять за арест и привесть с собою, купно с письмами…» Царский посланник окружил монастырь часовыми, явился прямо в келью к Евдокии и нашел ее в светской одежде. Открылись все подробности ее переписки с царевичем Алексеем и его окружением, в монастырской церкви были также обнаружены записки, где инокиню Елену поминали «царицей Евдокией». Привлеченные к следствию лица показали, что она «многажды к себе пускала днем и по вечерам» Степана Глебова. На очной ставке с Глебовым в Москве 21 февраля бывшая царица призналась: «…с ним блудно жила, как он был у рекрутского набора, и в том я виновата».

Петр пришел в ярость не только от обнаружившейся измены. Он полагал, что за всем этим кроется новый заговор. От Глебова добивались признания в том, что он осуждал поведение царя, вторично женившегося при живой супруге, и пытался поднять бунт. Глебов, однако, выдержал три жестокие пытки и отрицал все обвинения, кроме прелюбодеяния. «Суздальский розыск», по которому было привлечено 35 человек, закончился страшными казнями. 15 марта 1718 года на Красной площади в Москве при огромном стечении народа в присутствии самого царя Степана Глебова посадили на кол, где он мучительно умирал 14 часов. Епископа Досифея колесовали, казнили также духовника царицы, несколько монахинь били кнутом и отправили в тюрьму.

СМОТРЕТЬ НАКРЕПКО

Сама Евдокия, которую царь заставил смотреть на казнь Глебова и других осужденных, уже 20 марта 1718 года отправилась в новую ссылку — в Ладожский Успенский женский монастырь. Строгие инструкции о ее содержании подписал лично Александр Меншиков. В них вообще ничего не говорилось о материальном положении узницы, а лишь указывалось «смотреть накрепко», чтобы бывшая царица ни с кем не состояла в переписке. Съестные припасы для инокини Елены капитану Маслову, командовавшему стражей, приходилось покупать за свой счет, поскольку местные власти не получили об этом никаких указаний.

Читать:  За что расстреляли руководителей советского спорта

ЦЕНА ВЕЛИЧИЯ

В царствование Екатерины I «известную персону», как именовали Евдокию в официальных документах, из монастыря перевели в Шлиссельбургскую крепость. О ней стали проявлять больше заботы, чем прежде. Велено было «пищею довольствовать, чего когда пожелает, и для того всяких припасов покупать и пив, и медов готовить с довольствием, чтоб ни в чем ни малой нужды не имела».

После воцарения своего внука Петра II Евдокия в сентябре 1727 года была с почестями перевезена в Новодевичий монастырь. В феврале следующего года юный император, прибывший в Москву на коронацию, встретился со своей бабушкой. Он заявил, чтобы «ее величество, бабушка, была содержана по своему высокому достоинству во всем довольствие». Так неожиданно сбылось пророчество казненного Досифея: «Будешь царицею и после смерти Петра и с сыном!» Теперь на содержание ее двора отпускалось ежегодно 60 тысяч рублей, а ведь еще недавно шлиссельбургской узнице полагалось 365 рублей в год, то есть по одному рублю в день.

Утомленная превратностями судьбы, Евдокия не вмешивалась в придворные дела, молилась, много помогала бедным и тихо скончалась в царствование Анны Иоанновны 27 августа (7 сентября) 1731 года, пережив и своего мужа, и сына, и внука. По преданию, ее последними словами были: «Бог дал мне познать истинную цену величия и счастья земного».

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии