Крепостные души полководца Суворова – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Крепостные души полководца Суворова

Генералиссимус Александр Васильевич Суворов знаменит в первую очередь своими военными достижениями – в частности тем, что не проиграл ни одной битвы. О мирной жизни полководца известно гораздо меньше. А между тем он был крупным помещиком, занимался своим хозяйством и имел в подчинении не только солдат и офицеров, но и большое количество крепостных. Как же жилось крестьянам в нескольких имениях прославленного военачальника?

Подарок императрицы

Отцом полководца был генерал-аншеф Василий Иванович Суворов – один из руководителей тайной канцелярии, крестник Петра I и автор первого русского военного словаря. Род происходил от шведского дворянина по фамилии Сувор, который еще при царе Михаиле Федоровиче приехал в Москву и принял российское подданство.

Василий Суворов был рачительным хозяином и в течение жизни сумел обустроить солидное поместье. После его смерти в 1775 году сын получил в наследство имение Кончанекое в Новгородской губернии и 1900 крепостных душ. В последующие годы Александр Васильевич приобрел еще несколько усадеб – и в 1785 году владел уже 2626 крепостными.

В конце XVIII века произошел раздел территории польско-литовского государства (Речи Посполитой) между Прусским королевством. Российской империей и Габсбургской (Австрийской) монархией. Российская армия под командованием генерала-фельдмаршала Александра Суворова разгромила польских повстанцев Тадеуша Костюшко. пытавшихся бороться за независимость своей страны. За это в 1795 году императрица Екатерина II пожаловала военачальнику земли возле города Кобрина (территория нынешней Западной Белоруссии) с семью тысячами крепостных душ.

Вся жизнь Суворова носила походный характер, и в основном на территориях, удаленных от его имений. Тем не менее полководец не просто постоянно интересовался своим хозяйством – но и проявил себя как просвещенный и гуманный помещик, опередивший в этом отношении большинство своих современников.

На плоту с лопатой

В своих имениях Суворов отказался от барщины (принудительного труда на земле хозяина) и повсеместно ввел оброк (выплату дани продуктами или деньгами). Хозяйства приносили примерно в полтора раза меньше дохода – зато при такой системе помещику не требовалось постоянно контролировать крестьян. По сравнению с другими землевладельцами оброк у крепостных Суворова был небольшим – от 3 до 6 (в отличие от принятых 10-12) рублей в год.

Читать:  Операция "Змеиное гнездо" - Вячеслава Молотова спас... венеролог?

Полководец выработал принципы гармоничного развития своих хозяйств. Он требовал, чтобы во всех имениях соблюдались оптимальные соотношения пашни, огородов, лугов, пастбищ, садов и лесов. Не разрешал крестьянам распахивать пустоши, если новые земли не были обеспечены достаточным количеством органических удобрений, и требовал сначала наращивать поголовье скота, чтобы получать больше навоза. Известно, что в некоторых своих деревнях Суворов запретил резать или продавать скот, пока не будет выращено нужное его количество. В записке «Причины упадка крестьянского хозяйства военачальник указывает: лучше сельчанам год-два посидеть на хлебе и молоке, чем подорвать плодородие почвы и остаться вообще без хлеба.

Полководец старался вникать в крестьянские дела. В 1784 году, будучи генералом-поручиком, он несколько месяцев провел в одном из своих имений, в селе Ундол недалеко от города Владимира. Весной после обильных дождей местная речка Ундолка разлилась, мост через нее унесла вода. Господский дом оказался отрезанным от села, где должен был состояться крестьянский сход. Суворов лично сколотил плот и. гребя деревянной лопатой, переправился через реку, чтобы присутствовать на собрании. Управляющий села, желая выслужиться перед барином, на общие деньги купил для него лодку за 10 рублей. Александр Васильевич отругал его и велел вернуть лодку продавцу.

Деньги на корову

Сохранилось немало записей хозяйственных распоряжений Суворова. Эти документы свидетельствуют о том. что полководец заботился о своих крепостных. К ним, как и к солдатам, военачальник был строг, но справедлив, а часто даже великодушен.

К примеру, в 1784 году соседский помещик Толбухин по суду взыскал с Суворова три тысячи рублей (очень значительную по тем временам сумму) за захват своей земли крестьянами полководца. Чтобы отдать, Суворов был вынужден занимать деньги под проценты – но никого из крепостных наказывать не стал.

В записке «Причины упадка крестьянского хозяйства» военачальник приводит возмутительный с его точки зрения случай: «У крестьянина Михаила Иванова одна корова! Следовало бы старосту и весь мир оштрафовать за то. что допустили они Михаила Иванова дожить до одной коровы. Купить Иванову другую корову из оброчных моих денег».

Читать:  Бесстрашные фракийцы - воинам Ареса не было равных в бою

Помещик требовал, чтобы зажиточные сельчане помогали беднякам: «Богатых крестьян и крестьян скудных различать, и первым пособлять в податях и работах беднякам. Особливо почитать таких неимущих, у кого много малолетних детей». Эту мысль Александр Васильевич развивает и в другом месте записки: «В неурожае крестьянину пособлять всем миром заимообразно, чиня раскладку на прочие семьи, совестно, при священнике, и с поспешностью».

Также Суворов строго регламентировал порядок набора в армию. По указанию помещика своих туда не посылали, чтобы не разорять хозяйства. Рекрутов покупали на стороне. Их цена составляла от 150 до 200 рублей. Суворов вносил половину суммы, остальное в складчину добавляли крестьяне.

Однажды полководец узнал, что сельчанин, которого хотели отдать в рекруты из-за отсутствия семьи, отрубил себе палец, чтобы не идти в армию. Гнев Суворова обрушился не на членовредителя, а на старосту деревни, за нарушение запрета его прилюдно высекли. А беспалого сельчанина женили, невесту обеспечили приданым из денег полководца.

Отметим, что, по сравнению с другими помещичьими хозяйствами, наказания в имениях Суворова были очень умеренными. Они, в зависимости от вины, делились на три вида: «словесно усовещевать», сажать на хлеб и воду, сечь розгами. В добавление к этому практиковались денежный штраф и церковная епитимья.

Главное богатство

Суворов всемерно способствовал созданию и укреплению крестьянских семей, считая население главным богатством Российской империи. Новобрачным из средств полководца выделялось по 10 рублей. Если в деревнях не хватало невест, помещик покупал их у других хозяев.

Семейный вопрос полководец решал с солдатской прямотой. Известен случай, когда Суворов приказал неженатым мужчинам построиться по росту. То же самое сделали потенциальные невесты. Из тех, кто оказался напротив друг друга, были образованы пары, которые местный священник тут же обвенчал.

За каждого рожденного ребенка полководец платил по рублю в год – до достижения пятилетнего возраста. Для старших детей в деревнях Суворова обустраивались школы.

Дворовых людей у военачальника было немного: к примеру, во время проживания полководца в имении села Ундол их насчитывалось 22 человека (в то время помещики имели по 100-150 человек дворни). По моде того времени Суворов хотел, чтобы в его доме были музыканты, певцы и актеры. Но заводить для этого отдельных людей не стал – искусством занимались повара, конюхи или лакеи. Известно, что они проявляли незаурядные способности: домашний оркестр барина исполнял квартеты, квинтеты и даже симфонии. Среди крепостных оказались неплохие артисты. Из записей полководца понятно, что Суворов лично обучал их сценическому мастерству: «Васька комиком хорош, а трагиком лучше будет Никита; только должно ему поучиться выражению, что легко по запятым, точкам, двоеточиям, вопросительным и восклицательным знакам… В рифмах выйдет легко. Держаться надобно каданса в стихах, подобно инструментальному такту, без чего ясности и сладости в речи не будет».

Читать:  Чумные рестораторы. «Винные окна» появились в Италии из-за эпидемий чумы

Водка для боевого соратника

Проживая в деревне, Суворов всегда вставал с рассветом и сам поднимал крестьян на работу. Днем много читал (его книги занимали 14 сундуков) – в основном книги военного и религиозного содержания. Выписывал несколько газет, в том числе одну на немецком языке. Иногда ходил на окоту, но егерей или собачников у полководца не было. Зимой Суворов устраивал для крестьянских детей катание на коньках и санках.

Обслуживал Александра Васильевича его многолетний денщик Прошка (Прохор Дубасов). Изредка боевой соратник запивал, но Суворов его не наказывал. Скорее, наоборот – в распоряжениях встречается фраза: «Прошке выдать штоф водки».

В доме Суворова обычно проживали несколько солдат-инвалидов и престарелых крестьян – даже когда полководец надолго уезжал. Всем им выдавалось денежное содержание. Вот одно из распоряжений Суворова, датированное 1786 годом: «Инвалидных солдат-стариков ныне в Кончанском 6 человек. Жалованья им от меня по 10 рублей в год. Платье из простого сукна погодно. Пища обыкновенная, без роскоши. Ежели старики эти пожелают от праздности работать землю, то и оную уделить, только не иначе, как по собственной их воле».

Как видим, взгляды помещика Суворова можно назвать либеральными – но отнюдь не революционными. Полководцу даже в голову не приходило задуматься
об освобождении крепостных, хотя он делал все, чтобы жизнь крестьян была менее тяжелой.

4.7 13 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
1 месяц назад

первым делом при раскрепошении крестьян Александром освободителем у них встал вопрос а делать то что

Мария
Мария
12 дней назад
Ответить на  Владимир

Конечно же без земельного надела куда крестьянину податься?

Panagama
Panagama
1 месяц назад

Правильный во всех отношениях мужик был, в бога верил, христовы заповеди ценил как воинский устав, ну и следовал им во всем, совесть на благородство принципиально не разменивал, чему нынешним генералам поучиться. Потому то и будут его помнить, покуда русский дух не переведётся вовсе.