Морская кавалерия – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Морская кавалерия

Так в шутку называли конно-подрывной отряд Кавказской туземной конной дивизии, воюющей на фронтах Первой мировой войны. Отряд, сформированный полностью из моряков-добровольцев Балтийского флота. Но обо всем по порядку…

ДИКАЯ ДИВИЗИЯ

Народы Кавказа, согласно законам Российской империи, не несли на себе бремя всеобщей воинской повинности. Но 1 августа 1914 года грянула Великая Отечественная война (именно так ее называли верноподданные императора Николая II), и горцы тоже вызвались сражаться за царя и Отечество. Царским указом от 23 августа 1914 года была сформирована Кавказская туземная конная дивизия, включавшая в себя Кабардинский, Дагестанский, Татарский, Чеченский, Черкесский и Ингушский конные полки. Дивизия имела и свою пехоту — Осетинскую стрелковую бригаду. Это воинское формирование вскоре получило неофициальное название «Дикая дивизия». Ведь ее всадники в большинстве своем не знали даже языка империи, за которую сражались. Устав русской армии они соблюдали весьма условно, форменное обмундирование — за исключением офицеров и прикомандированных специалистов — не носили.

Это был скорее некий симбиоз партизанского отряда, части народного ополчения и штрафного батальона, чем классическое воинское соединение. Но дрались «туземцы» отчаянно. Ведь выше всего здесь ценились не чины и звания, а личная храбрость и верность.

ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ БОИТСЯ СМЕРТИ

Пылкие джигиты были хороши в схватках холодным оружием, а современная война требовала подрывников, пулеметчиков, саперов. В то же время личный состав русского Балтийского флота практически бездействовал, а горячие головы в бескозырках рвались в бой. Нашлись и лихие офицеры. Вот они-то — 80 матросов и унтер-офицеров под командованием капитана 2-го ранга Страдецкого и морских офицеров-добровольцев — и стали ядром конно-подрывного и пулеметного отряда Кавказской дивизии.

Читать:  Как США заставили снять «Конкорд» с производства

Какие боевые задачи ставило командование перед моряками-кавалеристами? Ну, например, ночью скрытно проскакать в тыл противника и взорвать железнодорожный мост или склад боеприпасов, вырезав охрану. Кинжальным пулеметным огнем из замаскированной засады выкосить наступающие цепи врага, ведя стрельбу с расстояния 40-50 шагов… Поручения для тех, кто не боится смерти.

СПИСАННЫЙ ТОВАР

Главными требованиями для зачисления в конно-пулеметный отряд являлись личная отвага и умение держаться в седле. Но ясно, что квалифицированных флотских специалистов с кораблей в кавалерию никто бы просто так не отдал. Большая часть офицеров морской команды Кавказской дивизии состояла из тех, кто в силу преклонного возраста или пошатнувшегося здоровья больше не мог служить в армии. Таких на кораблях уже не особенно и ждали. А в «туземцы» брали охотно.

Например, лейтенант флота Георгий Колоколов, ветеран Русско-японской войны, вышел в отставку по здоровью еще в 1908 году, но в 1914-м попросился воевать. Его взяли в кавалеристы, где бывший моряк рубился так лихо, что был награжден Георгиевским оружием.

Еще один ветеран Русско-японской войны — лейтенант флота Владимир Кротков — командовал подрывным взводом. Лейтенант О’Брайен де Ласи приехал добровольцем аж из Парижа, где жил, выйдя в отставку. А кавалер трех орденов за войну с Японией мичман Владимир Дитерихс стал командиром пулеметной команды после того, как врачи запретили ему служить на флоте.

Читать:  Дятловцев убили... американцы?!

Даже военно-морской врач Вячеслав Малышев, будучи штатным медиком конно-подрывной флотской команды, не удержался и сменил скальпель на пулемет. Вместе с мичманом Дитерихсом и группой раненых матросов он дождался, когда цепи австрийской пехоты подойдут почти вплотную к лазарету и ударил из пулеметов в упор. А потом доктор поднял своих перебинтованных пациентов в штыковую контратаку. Редко кому из флотских эскулапов вручали боевые ордена Святого Владимира и Святого Станислава с мечами.

МЫ – ШТРАФНИКИ

Ряды конно-пулеметного отряда пополнялись и штрафниками. В частности, разжалованным морским офицерам предлагали искупать вину кровью — службой в «Дикой дивизии». И очень скоро они делом доказывали свою отвагу и преданность Отечеству. Из приказа по дивизии от 27 декабря 1914 года: «За храбрость, проявленную в бою, матросов Александра Михеева, Петра Елисеева, Иоганна Тутенпоста, Густава Кольбера представить к награждению Георгиевскими крестами 4-й степени и представить к возвращению им чинов унтер-офицеров». Всего реабилитированных и награжденных матросов в списке было 11. Причем двое из них, судя по фамилии, были этническими немцами.

15-ЛЕТНИЙ УНТЕР-ОФИЦЕР

Слава о моряках-кавалеристах гремела и кружила головы юным романтикам. В морскую команду «Дикой дивизии» перевелся гардемарин Владимир Стельмалук. Ему компанию составили юнкера флота Квеналий Барабанов и Владимир Стельманников. Кадет 5-го класса Суворовского кадетского корпуса 15-летний Владимир Бейсбах удрал в морскую команду дивизии из родного Харькова. За храбрость, проявленную в разведке в тылу противника, беглого суворовца произвели в чин унтер-офицера флота и наградили Георгиевским крестом. За юным героем приехал разгневанный родитель. Но как выпороть унтер-офицера и георгиевского кавалера?! Отцу и командованию дивизии удалось лишь уговорить героя вернуться на учебу в корпус.

Читать:  Чему Петр I научился у шведов?

КАЗАКИ-МОРЯКИ

В личный состав флотской команды Туземной дивизии входили даже… казаки из Войска Донского и Уральского. Они служили на кораблях Балтики, но вызвались в «морскую кавалерию». И не напрасно! Флотские минеры — донцы Борис Румянцев и Александр Смирнов — заслужили Георгиевские кресты и чины прапорщиков по адмиралтейству.

Но настоящими легендами дивизии стали уралец Семен Петрухин, заслуживший полный бант Георгиевских крестов всех степеней, и сотник Уральского Войска Георгий Завьялов. Прапорщик флота в запасе, до войны он ходил на промысловых судах Каспия. Но нашел себя в рядах «туземцев». Трижды командование рекомендовало наградить его Георгиевским оружием и трижды Георгиевская Дума отклоняла это предложение. Уже в январе 1917 года Завьялов, словно насмехаясь над тыловыми бюрократами, отправил тем подарок: добытое им знамя разгромленного австрийского полка с запиской о том, что он не нуждается в их одобрении.

В других дивизиях такой выходки не простили бы, но в «Дикой» можно было и не так хулиганить. В ней служили представители старейших аристократических фамилий Кавказа, Польши, России, Туркестана… Но не графы, князья, эмиры и султаны крались в разведку, и не они «гуляли» по тылам противника. Ужас на врага наводили ветераны Русско-японской, безусые кадеты и осужденные матросы Балтфлота. Всадники «морской кавалерии» Первой мировой войны.

4.5 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Луференко Алексей Михайлович
Луференко Алексей Михайлович
29 дней назад

А что случилось с офицерами из “Морской кавалерии” в Гражданскую войну , их судьба?

Денис
Денис
27 дней назад

Фамилия Завьялов есть у Уральцев, Петрухин-нет. Есть Петрунин