О каких проблемах стеснялись рассказывать женщины в Красной армии? – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

О каких проблемах стеснялись рассказывать женщины в Красной армии?

Военные потери СССР в Великой Отечественной войне в два раза превышали потери гитлеровской Германии и стран Оси. Чтобы компенсировать убыль мужского населения, власти Советского Союза стали привлекать на фронт женщин, чего в истории Второй мировой войны не делала ни одна другая страна.

Через горнило войны прошли 800 тысяч советских представительниц прекрасного пола, из которых 80 тысяч имели офицерское звание. 150 тысяч фронтовичек заслужили ордена и медали. Особенно много женщин служило в медсанбатах и службах связи, но немало было также разведчиц, летчиц и снайперов. Женщинам тяжелее давалась адаптация к суровому фронтовому быту. Кроме того, они сталкивались со специфическими трудностями, о которых неловко было рассказать даже командирам.

Внешний вид

Поступая в армию, девушки меняли туфли и сапожки на кирзовые сапоги. Тяжелая и неудобная обувь, не приспособленная под женскую ногу, сильно затрудняла передвижение. А ведь требовалось еще и выполнять боевые задачи! Много возни было с портянками и обмотками для ботинок. Девушки-военнослужащие вспоминали, что не успевали как следует намотать их на ногу за те пять минут, что отводились на утренний подъем.

В первые годы войны полностью отсутствовало женское обмундирование, так что женщинам приходилось надевать «стандартные» брюки, гимнастерки и ремни. Некоторые фронтовички связывали с ношением мужской формы неожиданные «побочные эффекты» армейской службы. Оружейница авиаполка Галина Комкова-Коржикова весьма недоумевала, описывая в дневнике возникшую у нее симпатию к летчице-наставнице Марине Расковой.

«Прочитала вчерашнюю запись и пытаюсь дать ей ответ. Что это? Это не “влюбление гимназисток” типа Чарской и не патологические изменения в нас оттого, что мы в брюках?» – задавалась она вопросом.

Лишь со временем советская промышленность освоила производство юбок и женских гимнастерок.

Читать:  Захватнические амбиции Японии. Нападение на Пёрл Харбор (7 декабря 1941 г.)

«Выдали нам чулки, шьют юбки. Хоть походить на девушек будем», – писала в 1942 году военная медсестра Анна Бритвина.

Конечно, даже женское обмундирование приходилось вручную подгонять по фигуре, подшивать и обрезать. Но девушки все равно очень радовались, ведь прежде они выглядели попросту нелепо.

Еще острее стояла проблема нехватки нижнего белья. Как рассказывала прожектористка Евдокия Козлова, лифчики в армии приходилось шить из ветоши, выданной для чистки оружия.

Некоторых выручали посылки из дома. Например, военный фельдшер Татьяна Атабек в письме с фронта так благодарила свою мать: «Я теперь спасена: и платочки, и бюстгальтеры, и воротнички – все это здесь так нужно, а достать невозможно».

Лишь в 1944 году был налажен выпуск специализированного нижнего белья для женщин РККА.

Многие чисто бытовые аспекты фронтовой жизни смущали женщин. У них возникали трудности даже со справлением естественной нужды. Если мужчины не стеснялись посторонних глаз, то девушкам приходилось искать укромный уголок, что не всегда было возможно.

Очень трудно оказалось на войне содержать в чистоте волосы и тело. Многим женщинам приходилось расставаться с пышными прическами, чтобы не страдать от вшей. Гигиену поддерживали с помощью холодной воды и даже снега. Поэтому настоящими праздниками для женщин становились «банные дни». Мужчины в подобных случаях уступали женщинам право мыться первыми. По возможности баню совмещали со стиркой одежды, которая тоже сильно пачкалась.

В записках разведчицы Софьи Аверичевой описан эпизод, когда она отдала свое обмундирование подруге Валентине Лавровой, чтобы та могла выступить на комсомольской конференции в штабе дивизии. У Лавровой брюки и гимнастерка залоснились от грязи – это воспринималось как «позор для девушки». Правда, для обмена одеждой потребовалось разрешение командира роты, который позволил Аверичевой на время переодеться в гражданское.

Читать:  Грозные кайтэны - бесполезные морские камикадзе

Особенности физиологии

Много хлопот женщинам на войне доставляли месячные. Чтобы решить проблему, фронтовички выдергивали из ватников вату или подкладывали в белье портянки. Несмотря на недомогания, командиры не давали женщинам никаких поблажек в критические дни. Однако у некоторых месячные пропадали – иногда из-за душевных потрясений, а порой и из-за недоедания.

Настоящим бичом представительниц прекрасного пола в РККА стали женские болезни, возникавшие из-за холода и антисанитарии.

«Расстройство специфических функций и особенности клинического течения ряда заболеваний у женщин в военное время были связаны в основном с отсутствием условий для соблюдения личной гигиены, алиментарными и нервно-психическими факторами, – говорится в статье Дианы Кренть «Становление и развитие военной гинекологии». – В структуре санитарных потерь среди военнослужащих-женщин в годы войны преобладали гинекологические больные – 60,8%».

Поначалу заболевшим женщинам даже не к кому было обратиться. Ситуация улучшилась лишь со второго года войны, когда главным гинекологом Красной армии назначили профессора Иосифа Жорданиа. К 1943 году он сумел наладить работу гинекологической службы, включая фронтовых, армейских, гарнизонных и дивизионных гинекологов. В госпиталях появились гинекологические отделения, создавались многопрофильные женские госпитали.

Мужское внимание

Но, конечно, главной трудностью для женщин было постоянное мужское окружение. То, с чем сталкивались наивные комсомолки, уходившие на войну добровольцами, сильно шло вразрез с образом «фронтового содружества», созданного пропагандой.

Многим женщинам оказалось сложно выбрать «среднюю» линию поведения с мужчинами. Те, кто выглядел пугливыми недотрогами, встречали неприязнь. Но вести себя приветливо тоже было опасно – «изголодавшиеся» по плотским радостям сослуживцы легко распалялись страстью. Многие женщины уступали натиску «нахалов» и «сумасбродов».

Читать:  Швайнфурт и Регенсбург - малые результаты больших планов

Особенно грешили домогательствами командный состав и политруки. Случалось, что офицеры заранее «распределяли» между собой прибывающих женщин. Неуступчивых насиловали. А тем женщинам, кто оказывал сопротивление, грозили женские штрафбаты. Но чаще в дело шли разные формы соблазнения.

«У Клавы четвертый месяц беременности. Жалко ее, – писала Татьяна Атабек об одной из своих сослуживиц. – Обычная история, польстилась на “великую честь” – обратил на нее внимание командир полка».

Некоторые женщины соглашались со статусом ППЖ (походно-полевых жен) из прагматичных соображений – ради улучшенного питания или возможности «отсидеться» в штабе. Да и в конце концов, чтобы избежать посягательств других мужчин. Хотя случалось, что рядовые вламывались в бани, когда там мылись любовницы командиров. Как пишут историки Артем Драбкин и Баир Иринчеев в книге «”А зори здесь громкие”. Женское лицо войны», медаль «За боевые заслуги», которой награждали женщин, завистники окрестили медалью «За половые потуги».

Есть свидетельства, что некоторые женщины, мобилизованные на фронт из сельской местности, сознательно стремились забеременеть – чтобы живыми вернуться домой. В подобных случаях их «отпускали» на шестом месяце беременности. По статистике, например, из 20 тысяч женщин, призванных в Военно-морской флот в 1942 году, почти 2 тысячи были впоследствии уволены из-за беременности или с формулировкой «распущенность в поведении».

Подобные факты привели к тому, что после войны к фронтовичкам зачастую относились не лучше, чем к женщинам легкого поведения. Многие из них даже стеснялись носить награды. С другой стороны, оказалось немало и девушек, сумевших на войне сохранить девственность, – это особенно удивляло фашистских врачей, которые осматривали советских женщин-военнопленных.

3 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии