София Яблонская повторила судьбу Лени Рифеншталь – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

София Яблонская повторила судьбу Лени Рифеншталь

Галичанка Софья Яблонская-Уден – украинская путешественница, журналистка, писательница, фотограф – должна была стать домохозяйкой, во всем разделяющей взгляды мужа. Но вместо этого она в 30-х годах XX века, взяв в руки кинокамеру, отправилась в кругосветное путешествие…

Софию Яблонскую часто называли украинской Лени Рифеншталь. И в самом деле, их судьбы чем-то похожи: ведь далеко не каждая женщина готова посвятить себя любимому делу.

С мечтой о кино

Будущая путешественница родилась в семье греко-католического священника в мае 1907 года в селе Германов (сегодня Тарасовка, Пустомитовский район Львовской области).

Отец-священник обладал даром врачевания и всегда бесплатно лечил людей. Но уже во время Первой мировой войны Иван Яблонский стал москвофилом, принял православие и в конце войны с женой и детьми выехал сначала в Киев, а потом в российский Таганрог, где существовала колония галицких переселенцев. Так что София окончила начальную школу уже в России.

Семейство узнало все прелести жизни после революции. Яблонские потеряли там сына Мирона и в 1921-м снова вернулись в Галицию. Отец раскаялся и скоро получил парафию УГКЦ. Жена снимала номера туристам на Лемковщине (теперь территория Польши), так и зарабатывала на хлеб. София после возвращения на родину поступила в учительскую гимназию, освоила бухгалтерию, окончила курсы кройки и шитья, начала изучать кинопроизводство. Посещала драматическую школу, готовясь стать актрисой – ее очень увлекло кино. В 1925-м в Тернополе вместе с братом она открыла кинотеатр. Но это все было не то: София мечтала сниматься и снимать, поэтому на заработанные деньги в 1927 году она уехала в Париж, в мировую столицу искусств.

Вначале мыла окна, работала уборщицей, но не сдавалась и даже успела сняться в небольшой роли, в одной из лент компании Pathe Natan. А уже вскоре ей удалось устроиться журналисткой в фирму «Опторг Юнан-Фу». Она мечтала путешествовать в экзотические страны, снимать храмы, дворцы, пагоды, изучать и описывать обряды и традиции жителей этих стран.

Читать:  Николай Ватутин - «где Ватутин - там победа»

И первым в ее жизни стал вояж в Марокко. В результате путешествия вышла ее первая книга об этой стране, успешными стали документальные кинорепортажи и очерки, которые принесли ей признание.

По всему миру

В начале 1930-х годов у Софии появилась возможность осуществить свою мечту. И она отправилась из Марселя в Египет до Цейлона, далее в Малайзию, Таиланд, Китай, Вьетнам, Таити, США.

Совершенно не зная восточных языков и пользуясь только французским и английским, Яблонская полагалась на жесты, искренность улыбки и попадала туда, куда женщине-европейке вход был запрещен. Она умела настолько деликатно вести себя с незнакомыми людьми, что им было самим интересно рассказать о себе.

Во Францию она передавала кинорепортажи и фотоматериалы, а на Галичину – репортажную прозу. Редакции украинских журналов «Жшоча доля» и «Нова хата» постоянно получали фрагменты репортажей ее путешествий, а читатели с нетерпением ждали новостей из разных уголков мира.

Во многих странах с ней случались разнообразные происшествия. Так, на острове Бора-Бора местные жители дали ей имя Теура («красная птица»), так как она старательно училась плавать и лазать по деревьям, соблюдая все местные традиции и ритуалы. В одном репортаже она рассказывала об участии в охоте на тигра (именно ей отдали право первого выстрела) и показала фотографию убитого зверя. Была почетным гостем на свадьбе вьетнамского императора Бао-Дая, позднее к репортажу добавила и портреты молодоженов. Посетила она и остров Бали, о котором высказалась: «Это настоящий земной рай». Она хорошо понимала местное население, китайцев, арабов, вьетнамцев.

Читать:  Последний выстрел Ленки Пантелеева

Украинка, путешествуя по Востоку, принципиально избегала установленных туристических маршрутов, стараясь сопоставить экзотику и реальную человеческую жизнь, пыталась по возможности осматривать и оценивать окружающую среду с точки зрения простого человека.

С риском для жизни

А опасность подстерегала ее на каждом шагу. Однажды после укуса страшной «банановой змеи» ее жизнь спас местный целитель, которому она не побоялась довериться. В Бангкоке украинку сразил приступ малярии, но она вылечилась. София успешно находила общий язык с жителями экзотических стран, которые зачастую считали ее своей. Гораздо трудней было объясняться с европейцами, которые не понимали, что украинцы – большой европейский народ, а не дикие племена, одетые в казацкие жупаны и синие штаны, с гиканьем носящиеся по бескрайним степям. А именно такое представление у них возникало после прочтения талантливых зарисовок Оноре де Бальзака. Особо следует отметить пребывание галичанки в экзотическом Китае. Там она нашла много интересного материала и обрела свое личное счастье. Приходилось жить в глухих местах, ночевать в избушке без печи и камина. Снимать репортажи во многих провинциях Китая было очень сложно, китайцы считали, что камера забирает их души, тогда приходилось идти на хитрости. Но ей все-таки удалось снять ежедневное движение караванов, грузчиков, поход осужденных, настоящий свадебный обряд и похороны одного китайского богача. Во время одного из очередных вояжей в Китай она познакомилась с послом Франции Жаном Уденом. И вскоре они стали мужем и женой. В Поднебесной в 1938 году у них родился сын Богдан-Мишель.

После этого ей удалось побывать на своей исторической родине. Софии хотелось показать мужу красоту украинских Карпат. В 1939 году, уже во Вьетнаме в семье родился второй сын Жан-Марко. Известие о Второй мировой войне семейство Уден встретило в Китае. Софии не удалось приехать на похороны отца в октябре 1939 года. В это время она полностью посвятила себя воспитанию детей, стараясь дать им все необходимое.

Читать:  Анатолий Клопов - советник Николая II

В 1946-м семья Уден переехала в Париж, и вскоре София перевезла к себе свою мать. Последние послевоенные годы стали для нее очень тяжелыми: вначале она пережила смерть матери, а позднее и сестры Ольги. Алжирская война забрала у нее первенца Богдана-Мишеля, а в 1955 году умер и муж Жан.

Всю жизнь она мечтала иметь свой дом, и уже во второй половине жизни ей удалось построить роскошную виллу, заложить сад, огород, посадить множество цветов. Друзья называли ее аппартаменты «царством Атлантиды».

Софию Яблонскую творческие планы не покидали до конца жизни. И вскоре появилась «Книга про батька», в которой она рассказала европейцам о Галичине и Центральной Европе. Книга была написана на украинском, а поэтесса Марта Калитовская перевела рукопись на французский. В зрелые годы галичанка сберегла силу, энергию духа, много ходила пешком, работала физически, плавала в море с ранней весны до поздней осени.

4 февраля 1971 года она везла в Париж рукопись очерков и рассказов «Два веса – две меры», которую она подготовила к изданию. Но случилась трагедия – ее автомобиль врезался в грузовик.

София Яблонская погибла мгновенно. Ей было 63 года. Вначале ее похоронили в местечке Вернуе, а позднее прах и самой Яблонской, и ее мужа перезахоронили на острове Нуармутье.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Григорий
Григорий
13 дней назад

А в чем ее сходство с Лени Рифеншталь? Она тоже нашла себе своего маленького украинского гитлера и вдохновленная им сняла несколько великих фильмов?