Алексей Михайлович Щастный - патриот, враг государства – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Алексей Михайлович Щастный – патриот, враг государства

Капитан первого ранга Алексей Михайлович Щастный. Это имя не найти ни в одной книге советского периода. Но именно из-за него В ЦИК отозвал Декрет об отмене смертной казни, принятый сразу после революции. Началась эра ревтрибуналов.

Первая мировая война закончилась 3 марта 1918 года подписанием Брест-Литовского договора. Россия, признавшая свое поражение, потеряла огромные территории, в том числе Великое княжество Финляндское. А именно в Гельсингфорсе (Хельсинки) располагалась крупнейшая база Балтийского флота. Россию обязали в кратчайшие сроки вывести свои корабли, в противном случае они подлежали конфискации. Но путь в Кронштадт преграждал лед толщиной 75 см и торосы величиной от 3 до 5 м. Тонкостенные корабли и подводные лодки были абсолютно не приспособлены для плавания в таких условиях. Англичане, понимая это, настоятельно потребовали от России взорвать корабли, опасаясь, что их захватит Германия и тем самым усилит свою военную мощь.

ИЗМЕНА

Алексей Щастный попал на флот обычным для потомственного дворянина путем: морской кадетский корпус, служба на различных должностях. Воевал в Русско-японскую, Первую мировую войну встретил старшим офицером линкора «Полтава», позже командовал эсминцем «Пограничник». После революции перешел на сторону большевиков и весной 1918-го был назначен начальником Балтийского флота.

В марте ситуация в Гельсингфорсе оказалась сложнейшей. К претензиям Англии и Германии присоединились белофинны, у которых были свои виды на русский флот. Их многотысячные отряды пробивались к портам. В такой обстановке Щастный получил от наркома по военным и морским делам Льва Троцкого странное распоряжение: немедленно взорвать корабли, но… не полностью. Для операции привлечь верных революции макросов.

Разобраться в ситуации командующему Балтфлотом помог Петр Новопашенный — дипломат, разведчик, специалист по радиосвязи и шифрованию. Он перехватил переписку англичан, немцев и большевиков и передал Щастному фотокопии директив немецкого Генштаба Ленину и Троцкому. В них прямо говорилось: в целях успокоения англичан нужно так подорвать корабли Балтфлота, чтобы их можно было быстро восстановить и передать Германии в счет погашения долга большевиков перед немецким Генштабом. Узнав об измене, Щастный пришел в ярость. Для него, морского офицера, ситуация была немыслимой!

Читать:  Танкист Михаил Калашников

МОРСКОЙ ПОКЕР

И тогда он начал свою игру. Ему удалось убедить Троцкого, что экипажи полностью деморализованы и не подчиняются приказам. Что найти людей, способных втайне заминировать корабли, а тем более взорвать их, невозможно. Алексей Михайлович лукавил. Ему — в условиях депрессии и упаднических настроений — удалось сохранить на флоте непостижимые для тех времен боевую готовность и дисциплину. И это на сотнях кораблей!

Петр Новопашенный взял на себя переговоры с немцами и сумел заключить с ними договор: если русские корабли покинут гельсингфорский порт в течение ближайших дней, они получат полную безопасность на время перехода. И Щастный, невзирая на тяжелейшую ледовую обстановку, принял решение: всем кораблям следовать в Кронштадт! Так началась операция, до сих пор не имеющая аналогов в истории всех флотов мира.

В конце марта домой отправился первый караван, состоявший из двух ледоколов, четырех линкоров и трех крейсеров. 5 апреля ушел второй отряд: два линкора, два крейсера и две подлодки. Основная же часть — 167 кораблей — вышла несколькими эшелонами 7-12 апреля под непосредственным руководством Щастного. Сам он покинул Гельсингфорс одним из последних.

Читать:  И на войне есть звезды

О тяжести перехода говорит хотя бы тот факт, что вместо обычных 20 часов корабли пробивались сквозь льды по 8-9 суток! Тем не менее до Кронштадта дошли все 236 судов. Кроме полусотни военных транспортов и сторожевых судов, это 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок, 5 минных заградителей — гордость русского военного флота!

ДИКТАТОР

Алексея Михайловича встретили в Петрограде как героя. Газеты взахлеб рассказывали о спасении флота, «народного адмирала» провозгласили «диктатором Петрограда». Эта информация дошла до Троцкого, и Щастного тут же вызвали в Москву. Многие думали, что обратно он вернется с наградой, но сам адмирал понимал: все не так. Он объявил о созыве в Москве Совета морских комиссаров. Там он собирался заявить о том, что германское правительство тайно финансирует советскую власть, то есть Россия находится под управлением Германии. С помощью документов, полученных от Новопашенного, он готовился доказать, что Троцкий — предатель.

Но 26 мая 1918 года, сразу по прибытии в Москву, Щастный был задержан чекистами и доставлен на допрос к Троцкому. А 30 мая в прессе появилось сообщение, шокировавшее всех: «Приказом по флоту и Морскому ведомству начальник морских сил Щастный, обнаруживший недостаток твердости духа и распорядительности, сеявший панику среди моряков Балтийского флота, вместо того чтобы вносить мужество и решительность к борьбе, и вмешивавшийся в политические вопросы с явно реакционными целями, уволен со службы и предается суду».

В Москве у ворот Кремля и в Александровском саду стали собираться агрессивно настроенные матросы и офицеры, требующие немедленного освобождения легендарного адмирала. Ленин и Троцкий очень боялись балтийских моряков: в их памяти еще свеж был Кронштадтский мятеж, случившийся менее года назад. Они знали: флот заражен бациллой анархизма. Но еще больше Троцкий и Ленин страшились нового конфликта с Германией, неизбежного в случае выступления Алексея Щастного на ближайшем съезде Советов. Не хотелось им отвечать и на очень неприятные вопросы множества других людей…

Читать:  Маршал Шапошников - царский полковник на службе РККА

ТРИБУНАЛ

Опасаясь вооруженного мятежа, ЦИК принял решение о немедленном суде над Щастным. Для этого в спешке было разработано и разослано по всей стране «Руководство для устройства революционных трибуналов», главная мысль которого сводилась к следующему: «В своих решениях революционные трибуналы свободны в выборе средств и мер борьбы с нарушителями революционного порядка».

Суд над героем был скорым. Гособвинитель Крыленко заявил: «Я утверждаю, что начальник морских сил Щастный поставил себе целью свергнуть советскую власть. Во всех действиях Щастного видна определенная, глубоко политическая линия». Выдающиеся заслуги командующего в спасении вверенного ему флота объяснялись так: «Щастный, совершая героический подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

Единственным свидетелем, допущенным ревтрибуналом, стал личный враг Щастного — Троцкий. После его показаний трибунал приговорил человека, спасшего российский флот, к расстрелу. Защита протестовала: «Смертная казнь отменена!» Но Крыленко цинично усмехнулся: «Чего вы нервничаете? Щастный приговорен не к смерти, а к расстрелу! А это не одно и то же».

21 июня 1918 года героя казнили. Первым после Декрета об отмене смертной казни. Его жене отказали в выдаче тела. Могила Алексея Щастного не найдена до сих пор.

3 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии