Герцог Мальборо - изобретатель тотальной войны – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Герцог Мальборо – изобретатель тотальной войны

Джон Черчилль, 1-й герцог Мальборо, на родине считается фигурой неоднозначной. Многие историки называют его малограмотным неудачником, всю жизнь одержимым жаждой денег. Другие, напротив, считают герцога великим полководцем и дипломатом, лишь из-за происков конкурентов остановившимся в шаге от выдающейся победы. И даже трехтомный труд Уинстона Черчилля о своем знаменитом предке не внес в его биографию окончательной ясности.

Среди родственников Джона Черчилля были люди выдающиеся. Например, известный пират и спаситель Англии Фрэнсис Дрейк приходился прямым предком его матери. Отец – Уинстон Черчилль (1620-1688) – прославился как один из самых горячих приверженцев короля Карла I, свергнутого парламентом.

После поражения роялистов вся семья оказалась поражена в правах. На Уинстона Черчилля, к примеру, был наложен такой неподъемный штраф за противодействие республике, что он потерял все имущество. Хорошо, что его теща Элеонора Дрейк была сторонницей парламента и сохранила состояние. Иначе после рождения в 1650 году будущего генерала молодой семье не на что было бы жить.

Грехи отцов

Политические конфликты в семье и без того не красили быт. Учился маленький Джон сначала дома, под присмотром отца. Школу он начал посещать лет в 10 или 11, когда семейство перебралось в Дублин, где Уинстон Черчилль получил место в администрации.

И лишь в 1663 году Джона перевели в более или менее приличное учебное заведение – школу Святого Павла в Лондоне. Некоторые биографы Мальборо полагают, что к этому времени было поздно: интереса к наукам у него уже так и не возникло. В качестве доказательства приводят письма, написанные в зрелом возрасте и содержащие чудовищное количество ошибок.

Правда, тогда не очень понятно, что юный Черчилль делал в Оксфорде с 1667-го по 1673 год. Он уверял, что учил алгебру, философию, историю, литературу, экономику, латынь и древнегреческий. Насчет латыни, скорее всего, правда: трактат древнеримского полководца Вегеция о военном искусстве стал настольной книгой Мальборо.

В остальном есть сомнения, так как многие современники отзывались о герцоге как о человеке невежественном, а иногда и бравировавшем своими пробелами в образовании. А вот французский язык Черчилль знал в совершенстве, и это никто не отрицает. К тому же он обладал исключительно острым умом.

Ищите женщину

После реставрации Стюартов дела семейства Черчилль пошли в гору. Отец избрался в Палату общин и быстро стал заметной фигурой в парламенте. Это приблизило его ко двору, и в 14 лет Джон был зачислен пажом к брату короля Якову. Вряд ли у него оставалось много времени на учебу, если вспомнить, что писали современники о веселье, царившем при дворе Карла II.

В 20 лет будущий полководец обрел популярность в свете, став любовником герцогини Кливленд. Она была старше его на 10 лет, красива, богата и, что самое главное, была одновременно и любовницей короля. Об этом знала вся Англия, кроме Карла II, что делало молодого Черчилля самым популярным персонажем светских салонов.

Однажды, чтобы разминуться с королем, будущий герцог вынужден был выпрыгнуть в окно и порвал камзол. В качестве утешения мадам Кливленд послала ему 5000 фунтов. Черчилль при этом был бережлив, именно в те годы заложив основы многомиллионного состояния. Кстати, не прогадал Джон и после того, как Карл II умер, и герцогиня Кливленд утратила статус фаворитки.

Читать:  Жорж Пак - «Крестный отец» Берлинской стены

В 1685 году на престол взошел новый король – Яков. Он не только давно был знаком с Черчиллем, но и много лет крутил бурный роман с его сестрой Арабеллой. В довершение всего Джон до невозможности удачно женился. Его супругой стала Сара Дженнингс – ближайшая подруга Анны Стюарт, дочери короля Якова.

Яков оказался слишком уж ярым католиком, и в 1679 году ему пришлось отправиться за границу, чтобы успокоить народное возмущение. Черчилль с супругой последовали за принцем, чем заслужили благодарность и его, и правящего монарха. Позднее он был произведен в генерал-майоры и титулован бароном, что позволяло ему заседать в Палате лордов.

Мятеж – школа для генерала

В 1685 году, после воцарения Якова, Черчиллю доверили командование войсками, определенными для подавления мятежа альтернативного претендента на престол – герцога Монмута.

С военной стороной дела Черчилль справился на пятерку, но немного перегнул палку с жестокими мерами, принятыми к пленным. Вместе с казнью Монмута все это подорвало репутацию Якова, и без того непопулярного в народе. Черчилль умудрился дистанцироваться от своего недавнего благодетеля и даже вступил в переписку с голландским штатгальтером Вильгельмом Оранским – злейшим врагом Якова.

В 1688 году тот высадился в Англии, однако даже среди протестантов далеко не все поддерживали идею свержения короля-католика в пользу иностранца. Тем не менее Черчилль открыто переметнулся на сторону голландца, а его жена уговорила сделать то же самое Анну Стюарт.

Такой поворот парализовал волю к сопротивлению Якова, и он эмигрировал во Францию, под защиту Людовика XIV. Джон Черчилль стал графом Мальборо и членом Тайного совета. Когда французы помогли Якову продолжить гражданскую войну в Ирландии, его послали туда.

Он без конца вдалбливал своим солдатам, что они воюют не за Вильгельма против Якова, а против ирландцев-католиков за владения короны. Благо под его началом не было наемников, составлявших большую часть войск Оранского. Затем Черчилля отправили во Фландрию, где вновь намечались столкновения с французами.

Но пока он был на войне, его позиции при дворе пошатнулись. Жена и соправительница Вильгельма – Мария – считала Черчилля, предавшего в свое время Якова, способным на новое предательство. По настоянию королевы его лишили всех постов и заключили в Тауэр.

Анна на троне

В 1694 году Мария умерла от оспы, и Вильгельм тут же вернул Мальборо ко двору. Позже он был назначен воспитателем сына Анны Стюарт, что позволило вернуть утраченные позиции. Королю Черчилль был нужен как ярый сторонник войны с Францией. Сподвижников у Вильгельма в этом вопросе и в самом деле было маловато – английские аристократы предпочитали заниматься своими домашними делами, а не лезть на континент.

Тем более английская армия на рубеже XVII-XVIII веков представляла собой довольно убогое зрелище. Около 7000 пехоты и не более 2000 кавалерии – вот и все, на что мог рассчитывать король для ведения войны за пределами Британии. Остальные войска пришлось бы нанимать, но парламент мог и отказать в ассигнованиях. А ополчение на континент не пошлешь. Но Черчилль, жаждавший славы, готов был приложить все усилия, чтобы втянуть Англию в войну. Именно его Вильгельм сделал послом в Голландии.

Читать:  Арсений Ворожейкин - дважды герой Советского Союза

А события тем временем набирали ход. В 1700 году умер бездетным испанский король Карл. Трон он завещал французскому принцу Филиппу с тем условием, что тот откажется от французской короны. Однако принц Анжуйский короновался, не сдержав слова. Это означало, что династия Бурбонов вот-вот объединит под своей властью Францию, Испанию, Неаполь и кое-что еще по мелочи.

В ответ Англия, Голландия и Австрия заключили антифранцузский союз. Правда, британские консерваторы, контролировавшие парламент, вся-чески противились войне. Вильгельм, кстати, так и умер в марте 1702 года, не дождавшись ее. На престол взошла королева Анна Стюарт.

Это ознаменовало собой настоящий взлет Черчилля. Уже в апреле Англия объявила войну Франции, Черчилля назначили главнокомандующим, а лордом-казначеем стал его ярый сторонник и друг Сидней Годольфин. Анна была женщиной амбициозной, но глупой. Она думала, что реально руководит политикой Англии, но на самом деле ею вертели Мальборо с супругой и Годольфин. Королева же была громоотводом, конфликтуя с консерваторами в парламенте и прикрывая Черчилля. Хотя в решимости и твердости ей не откажешь. Например, она стала последним британским монархом, наложившим «вето» на парламентский акт.

Пуля дура – штык молодец!

Первые военные кампании Черчилля были трудными. Основные силы его армии составляли ганноверцы (Ганновер был владением Англии в Германии), датчане и голландцы. Все они были наемниками и сражениям предпочитали мародерство и грабеж. К тому же голландский парламент буквально вязал Мальборо по рукам и ногам, отвергая любые наступательные операции.

Не меньшей проблемой были и собственные офицеры – немцы, голландцы и датчане, которые -наотрез оказывались нарушать нейтралитет мелких князьков, из-за чего любой маневр превращался в мучения. При этом Мальборо в первый же год войны умудрился взять важнейшую французскую крепость – Льеж. Королева Анна за это пожаловала ему титул герцога и хотела подарить 5000 фунтов. Но парламент денег пожалел.

Черчилль понял, что не найдет поддержки на родине, хотя воевал он именно за интересы Англии, так, как он их понимал. В самом деле, объединись Франция с Испанией, британцам пришлось бы туго. И при этом армия Мальборо испытывала нужду во всем – от денег на оплату гессенцев и ганноверцев до боеприпасов. О кавалерии Мальборо и не мечтал, слишком уж она была дорога.

И тогда английский генерал начал «выкручиваться по-своему». Он первым в европейских армиях отказался от пикинеров. Благо лет за десять до начала войны изобрели втульчатый штык, который крепился к мушкету, не препятствуя стрельбе. Противник, использовавший багинеты (штык, вставляемый вдуло), оказывался в заведомо проигрышной позиции. К тому же пехотинец-универсал мог действовать в бою и в строю и сам по себе.

Пикинеры для поддержки ему были больше не нужны. А именно их обучение стоило дороже всего. Потом Мальборо взялся за конницу. Вместо вооруженных пистолетами и палашами кирасир он использовал драгунские полки. Это были те же мушкетеры, но посаженные на коней для быстроты передвижения. Теперь, когда неприятельская конница простаивала из-за бескормицы или падежа, английская могла действовать, хоть бы и в пешем строю.

Читать:  Генерал сэр Перси Хобарт

Безоговорочное главенство пехоты на полях сражений сделало линейную тактику боя общепринятой. Теперь солдат становился «дешевле». Его не надо было учить сложным перестроениям: сблизился с противником, выдержал в строю залп и дал ответный, желательно с 45-50 метров. Дальше по ситуации – либо перезарядил и дал второй залп, либо бросился в штыковую атаку. Главное все делать синхронно.

Огнем и мечом

Такую тактику за время войны переняли все, но именно Мальборо был первым. Это позволяло ему одерживать победы над превосходящими силами противника практически без кавалерии и артиллерии, да еще и с не самыми качественными в Европе солдатами.

При линейной тактике куда важнее наличие грамотных младших и средних офицеров, способных вести бой на уровне батальонов. А в них у англичан недостатка никогда не было: при британской системе наследования младшим отпрыскам дворянских фамилий, кроме армии, податься было некуда.

Мальборо разбил французов при Гохштедте (1704), Рамильи (1706) и Ауденарде (1708). Если в первом случае это воспринималось как неожиданность, то за шесть лет войны к его победам привыкли. Франция оказалась на грани полного проигрыша в войне, но не столько даже благодаря поражениям, сколько из-за совершенно новой для Европы стратегии Мальборо.

Он не моргнув глазом нарушал нейтралитет небольших государств, если ему нужны были территория для прохода войск, продовольствие, зимние квартиры или возникала опасность, что всем этим воспользуются французы. Так, например, произошло с Баварией, которая формально на стороне Франции не выступала, но угрожала Австрии.

Если во время 30-летней войны враждующие армии разоряли земли противника в религиозном угаре, то Мальборо делал это сознательно. Он разрушал укрепления всех взятых крепостей, реквизировал материальные ценности и буквально выкорчевывал французов с занятых территорий. Это вынудило их ограничиться обороной своих границ, а в войне на истощение у Бурбонов шансов не было.

Практически Мальборо предложил правительству и союзникам вести тотальную войну не против французской армии, а против французов, как народа. Солдаты Людовика ответили нецензурной песенкой прогерцога – «Мальбрук в поход собрался». Мальборо в ответ одержал оглушительную победу при Мальплаке (1709). Даже Людовик XIV задумался о капитуляции. Но его отговорил маршал Виллар, убедивший короля, будто потери союзников так велики, что они не в состоянии продолжать активные боевые действия.

Цена и в самом деле была высока – победители потеряли до 30 000 солдат, а французы, хоть и оставили поле боя, вдвое меньше. Если бы в Британии и Голландии прислушались к Мальборо, то дела Франции стали бы совсем плохи. Но вместо этого в Лондоне составили заговор против герцога.

Лидер парламентской оппозиции Генри Болингброк и придворная дама Мэшем настроили королеву Анну против Мальборо и его жены. Несмотря на протесты герцога, с Францией заключили перемирие. Раздосадованный Мальборо наговорил лишнего, но результатом скандала стало обвинение в растратах и лишение всех должностей.

В Англию Черчилль вернулся только после смерти королевы. Служил новому монарху – Георгу I, выполнял деликатные дипломатические поручения, но прежней славы уже не добился. Скончался герцог Мальборо, окруженный почетом и уважением, на 73-м году жизни, передав титул и гигантское состояние внукам.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии