Индо-китайские разборки - пограничные конфликты двух самых населенных стран – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Индо-китайские разборки – пограничные конфликты двух самых населенных стран

В июне 2020 года на границе Индии и Китая впервые за 45 лет погибли 20 военных. Выстрелов никто не слышал, так как применение огнестрельного оружия в этом регионе означает уход от давних традиций. Рукопашные драки на китайско-индийской линии разграничения в Ладакхе – это как раз то, что «доктор прописал». Сначала стороны обходились кулаками, иногда в ход шли булыжники, а в мае китайские пограничники впервые применили против индийцев палки, обмотанные колючей проволокой. В результате ситуация сильно ухудшилась – стороны то пытались договориться о разведении сил, то стягивали к линии разграничения все больше войск. При этом традиция неприменения огнестрельного оружия все равно сохранялась.

На пределе

Еще во времена существования Британской Индии было проведено две линии: линия Арда-Джонсона и линия МакМагона. Проведены они были в пользу Британской империи – и не в пользу ее соседей. Китайцы от такого распределения земель, естественно, не в восторге. В Поднебесной уверены – у них отторгли значительные территории.

Индия обрела независимость, и тут же возник вопрос: что делать с этими линиями дальше? Было решено временно оставить эти щекотливые вопросы без ответа, так как считалось, что сотрудничество намного важнее и выгоднее. Но сколько веревочке ни виться, а конец все равно будет. К решению проблемы вернулись в 1962 году, когда между странами накопилось достаточно разногласий. Это вылилось в пограничную войну, в которой Китай одержал победу. Он оккупировал территорию Аксайчина, имеющую большое стратегическое значение для Пекина и сравнительно небольшое для Индии. С остальных территорий китайцы ушли.

Несколько стычек произошли и в последующие годы, но в серьезные столкновения они не перерастали. Последние выстрелы там прозвучали в 1975 году, когда в Сиккиме попал в засаду индийский патруль.

С тех пор все разборки в регионе происходили с отстегнутыми магазинами. В ход шли руки, палки, камни. Такое противостояние в теории международных отношений принято называть «кодекс поведения на границе». Следование нормам такого негласного кодекса – что с одной стороны, что с другой – до последнего времени обеспечивало отсутствие жертв. Драки случались постоянно, до крови – но без убитых. Кому-то неплохо прилетало от булыжника, метко запущенного с территории соседнего государства, кто-то не выходил победителем из рукопашной схватки. Однако все-таки удавалось не допускать эскалации конфликта.

Линия разногласий

Проблема в том, что линия фактического контроля между Китаем и Индией плохо демаркирована, при этом присутствие в этом районе рек, озер и снежных вершин означает, что ее географическое расположение может меняться. Это приводит к тому, что военные Индии и Китая во многих точках оказываются лицом к лицу, и каждые считают, что именно они охраняют родную землю от «захватчиков».

Читать:  Полвека битве за Даманский. Как в 1969 году китайцев побил «Град»

В 1993 году, в ходе визита премьера Индии Нарасимхи Рао в Китай, было подписано соглашение о поддержании мира в пограничных районах вдоль линии фактического контроля, а в 1996-м – соглашение, в котором страны договорились «не предпринимать действий по пересмотру границы». В 2013 году, после нового витка напряженности в спорном приграничном районе Гималаев, стороны договорились соблюдать статус-кво.

Самое серьезное в XXI веке противостояние между двумя странами произошло летом 2017 года, когда рабочие из Китая приступили к прокладке автомобильного шоссе через спорное плато Доклам – горный участок на схождении границ Китая, Индии и Бутана. Тогда власти Бутана выразили протест, который был проигнорирован китайской стороной. После этого в дело вмешалась Индия: ее военнослужащие перешли государственную границу и после короткой стычки вытеснили с плато военных КНР. Спустя несколько месяцев, после серии консультаций, внешнеполитические ведомства Индии и КНР сообщили о достижении договоренности по разведению сил в Докламе.

В октябре 2019 года Си Цзиньпин и Нарендра Моди объявили о «начале новой эры» в отношениях двух стран во время дружеского визита в Индию председателя КНР. Но дружеская эра продлилась недолго.

Новые жертвы

Трагический инцидент, произошедший 15 июня 2020 года, унес жизни по меньшей мере 20 индийских солдат. Стычка произошла в довольно специфической местности: обрывы, высокие склоны высотой в 5 метров с каменными глыбами и каменной крошкой. Внизу – холодная, бурная река. Драка произошла ночью, поэтому в возникшем хаосе люди легко падали в реку. Как утверждают индийцы, кто-то и сам прыгал, спасаясь от китайских дубинок. В таких условиях удивительно то, что в собственно потасовке погибли только трое. Остальные 17 индийцев получили тяжелые травмы, которые оказались несовместимыми с жизнью.

Отметим, что произошедшая драка мало чем отличалась от тех, которые с завидной регулярностью происходили на протяжении предыдущих 45 лет. Единственное отличие – количество жертв. Ведь пострадавших-то быть не должно. Ну как-то же справлялись с этой задачей на протяжении почти что полувека? Что китайские, что индийские власти считали, что такие потасовки – это шанс выпустить пар, продемонстрировать силу. Конечно, власти двух государств не могли быть всецело за такие потасовки, но и прекратить их были не в состоянии. Поэтому приходилось закрывать глаза на стычки и изредка грозить пальцем.

Читать:  Третья Англо-Афганская война

А тут… 20 убитых за одну ночь. В шоке от произошедшего оказались и индийцы, и китайцы. Обеим сторонам сразу было не очень понятно, как на все это реагировать, потому что драка произошла уже в процессе очередного разведения сил. Никто не пытался действовать так, как в случае с ассамскими стрелками в 1975 году, – когда их заманили в засаду и просто расстреляли. Тут же имела место самая обычная драка, которая вдруг обернулась кучей трупов.

Заторможенная реакция

Драка произошла в буферной зоне, когда уже была достигнута договоренность, что, мол, «расходимся»: китайцы в одну сторону, индийцы в другую. По заявлениям индийской стороны, китайцы просто не убрали вовремя, как положено, свои палатки. Была отправлена индийская группа, которая эти палатки снесла и сожгла. Китайцев такое отношение к казенному имуществу, видимо, расстроило. Поэтому они ночью атаковали расположившихся на ночлег индийцев.

В Индии особое негодование вызвало то, что тела некоторых индийских военных, которые побывали у китайцев, были изуродованы. Согласно индийской версии, сам инцидент был спланированной провокацией, цель которой – помешать строительству Индией дороги в Ладакхе. С ноября по май этот район покрыт снегом. Инциденты в Галване начались тогда, когда здесь стало возможно вести дорожные работы.

По версии индийского командования, китайская сторона отслеживала перемещение индийского военного патруля с помощью беспилотников и этот патруль китайские пограничники встретили в защитных костюмах и шлемах, вооруженные металлическими дубинками с гвоздями.

Но настоящая проблема заключалась в том, что ни одной стороне – ни Индии, ни Китаю – война без надобности как с геополитической точки зрения, так и с экономической. Китай – второй после США крупнейший торговый партнер Индии, а Индия – крупнейший партнер КНР в Южной Азии. Слишком уж многое связывает эти две страны помимо общих границ и множества претензий по отношению друг к другу.

Так, индийский премьер Нарендра Моди до последнего пытался возникшую проблему замять. «Никто не находится на нашей территории и не захвачен ни один из наших постов. Двадцать наших доблестных солдат принесли высшую жертву, заставив врага заплатить высокую цену и преподав ему урок навсегда», – заявил Моди. Но с таким количеством трупов индийских военных в мирное время долго в кустах не просидишь. Тогда ему пришлось привести в повышенную готовность индийские войска, после чего было собрано совещание политических партий, чтобы коллегиально решить, что же делать дальше. Дальнейшая эскалация конфликта привела бы к решению многих внутренних проблем в стране. Обострять – это хороший прием для внутриполитической ситуации. Второй вариант – как можно быстрее сказать: «это была трагедия, которая не должна повториться». Ну а для этого нужно наконец решить пограничный вопрос, развивать отношения с чистого листа и поддерживать дружественные отношения. Есть и третий вариант: ситуация «подвешивается», граница остается неурегулированной, а затем идет новая волна столкновений.

Читать:  Карл Мартелл остановил натиск арабов на Европу

В сентябре 2020 года стало понятно, по какому пути пошли политики. Китайские пограничники в Ладакхе были запечатлены с… алебардами. Точнее – с глефами (пехотное оружие ближнего боя с массивным наконечником), которые для китайцев являются чуть ли не священным оружием. По легенде, это оружие использовалось еще во времена легендарного китайского военачальника Гуань Юя, но на самом деле оно применялось в еще более поздние времена. Китайские мастера сумели адаптировать глефы для массовой армии. Модернизированные глефы называются пудао – «простой клинок» – и представляют собой классический китайский тесак или фальшион дао на длинном копейном древке. Им гораздо проще пользоваться при минимуме подготовки и еще проще изготовлять кустарно в подходящей мастерской. Понятно, что таким образом китайцы вооружились совсем не для фотосессии. Глефы могли пойти в ход в любой момент. Готовы были дать отпор и индийские военнослужащие.

Международная реакция на обострение индийско-китайских отношений свидетельствовала о том, что в мире еще не в полной мере осознали масштабы происходящих в регионе изменений. «Мы с удовлетворением отметили, что обе страны вовлечены в действия по деэскалации ситуации. И мы ценим эту деэскалацию», – попытался не драматизировать ситуацию заместитель официального представитель генсека ООН Фархан Хак.

А вот в США были настроены менее оптимистично. Лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл обвинил Пекин в провоцировании «самого жесткого столкновения с Индией со времен войны 1962 гда». Поставив ситуацию в Ладакхе в один ряд с событиями вокруг Гонконга, Тайваня, а также с территориальными спорами Пекина с Японией и государствами Юго-Восточной Азии, Митч Макконнелл выразил мнение, что Китай «переделывает международный порядок, как ему вздумается, и ведет перекройку карты мира».

Но пока все остается на своих местах. Граница по-прежнему четко не определена.

И китайцы, и индийцы истово продолжают чтить традиции своих предков и не применять огнестрельное оружие в зоне конфликта, а командование ждет удобного случая, чтобы показать противнику, «где раки зимуют». Чтобы демонстрация сил выглядела более эффектно, солдат вооружили алебардами. Что ж, все-таки это лучше, чем камнями кидаться…

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван
Иван
5 месяцев назад

Не индейцы, а индусы