Как большевики брали власть – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Как большевики брали власть

Пожалуй, нет в истории более мифологизированного события. В общественном сознании укрепилась даже абсурдная версия, по которой большевики в октябре 1917 года уничтожили самодержавие и «сбросили царя». Все было гораздо проще и сложнее. А тактическая игра, которую на протяжении нескольких месяцев вел Владимир Ленин, до сих пор остается примером эффективного перехвата власти. Причем действовать ему приходилось не только против Временного правительства и его сторонников в армии, но и против весьма влиятельной фракции «осторожных» в собственной партии.

БЕЗ МОНАРХОВ

В феврале — марте 1917 года с монархией в России было покончено. С тех пор ни одна серьезная политическая сила не поддерживала ее реставрацию. Кто же составил костяк Временного правительства? Сначала — кадеты, респектабельные либералы, равнявшиеся на британскую политическую систему. Но ситуация требовала перехода к мышлению более левого толка. Разговаривать с «улицей» могли только социалисты, и на первые роли выдвинулись правые эсеры и меньшевики во главе с любимцем публики, блестящим оратором Александром Керенским. Освободили всех политзаключенных, из эмиграции вернулись Ленин, Петр Кропоткин и Лев Троцкий. Ленин сразу же попытался встряхнуть свою партию — большевиков — и превратить ее в боевую оппозицию. Чем же не устраивало его — левака — полевевшее Временное правительство? Основных противоречий было два. Керенский намеревался продолжать войну с Германией, выполняя союзнические обязательства перед Антантой. Ленин говорил о необходимости немедленно заключить мир. Кстати, в этом его поддерживало большинство солдат, что и предопределило популярность больше-виков летом и осенью 1917-го. И второй вопрос — это, конечно, собственность. Временное правительство опиралось на «владельцев заводов, газет, пароходов». Ленин предлагал все это национализировать. Два противоречия — война и собственность. В них — скрытая пружина русской революции.

Читать:  Мушкетеры короля выполняли функции спецназа

КТО ЗАЩИЩАЛ «ВРЕМЕННЫХ»?

В сентябре большевики уже почти не скрывали своих планов. В Москве и Петрограде формировались вооруженные рабочие отряды. В Кронштадте базировались матросы Балтфлота — тысячи вооруженных людей, симпатизировавших анархистам и большевикам. Они давно готовы были сбросить власть «министров-капиталистов». У Временного правительства не было спецслужб. Жандармерию разогнали еще в феврале — марте, и даже полицейским в те дни пришлось трудно: во время уличных революционных стычек их нередко просто убивали. Опорой власти оставался столичный гарнизон — военные. Плюс традиционно в разгоне митингов участвовали казачьи отряды. Постепенно перевес в вооруженной силе в столице переходил к большевикам.

На первые роли в окружении Ленина выдвинулись большевики с военным опытом, такие как Николай Подвойский или его тезка Дыбенко. Они умели вести агитацию в войсках и добывать оружие. Вооружением занимались и старые партийцы — Сталин, Рыков, Ногин… Добывали и надежно прятали до заветного часа ружья и пулеметы.

ПЛАН ВОССТАНИЯ

На заседаниях ЦК прорабатывалась технология восстания: как контролировать мосты, захватить почту, телеграф, телефон, блокировать верных Временному правительству юнкеров и пробиться к Зимнему дворцу, где заседали министры, попавшие как кур в ощип. Шли споры: какой город станет форпостом большевиков — Петроград или Москва. Главным доводом в пользу Северной столицы оказалась близость Кронштадта и почти неуправляемых, но все-таки полезных для захвата власти моряков. К тому же в московском гарнизоне достаточно сильны были эсеровские позиции, что и показали уличные бои в ноябре. Появился еще один спорный вопрос. В конце октября — начале ноября должен был открыться II съезд Советов. Некоторые активные большевики — например, Троцкий — считали, что захватывать власть нужно после соответствующего решения съезда. Это будет красиво и «по закону». А значит, прежде всего нужно позаботиться о большинстве на съезде. Ленин считал эту позицию безвольной в ситуации, когда «промедление смерти подобно». Нужно взять власть, а уж потом съезд утвердит программу. И первое гораздо важнее второго.

Читать:  Как продавали Аляску

В ленинском ЦК было два активных противника вооруженного восстания: Лев Каменев и Григорий Зиновьев — кстати, ближайшие соратники и ученики Ильича. Известно, что они в меньшевистской газете «Новое время» раскрыли план и даже дату «последнего, решительного боя» — 25 октября (по старому стилю). Ленин в гневе распорядился вывести «предателей» не только из ЦК, но и из партии. Но в революционной суматохе об этом распоряжении просто забыли.

ЭТО ЕСТЬ НАШ ПОСЛЕДНИЙ

И все-таки некоторые меры Керенский пытался принять. В Зимний дворец прибыла рота ударного женского-батальона (около 200 человек) и 68 юнкеров Михайловского артиллерийского училища. Не много, но и не мало. Во дворце уже пребывали 134 офицера и около 2 тысяч штыков из школ прапорщиков Петергофа, Ораниенбаума и Гатчины. Стремясь воспрепятствовать переброске верных большевикам частей в центр города, полковник Георгий Полковников приказал развести Литейный, Троицкий и Николаевский мосты через Неву и установить строгий контроль над неразведенным Дворцовым мостом.

Наконец 25 октября, в четвертом часу ночи, крейсер «Аврора» встал на якорь у Николаевского моста. В 06:00 отряд матросов занял здание Государственного банка. В 07:00 солдаты Кексгольмского полка под командованием члена ВРК большевика Михаила Лашевича установили контроль над Центральной телефонной станцией.

В то же утро, назначив министра торговли и промышленности Александра Коновалова временным главой правительства, Керенский на двух автомобилях (один из них принадлежал посольству США) в сопровождении адъютантов выдвинулся по направлению к Пскову, где рассчитывал найти воинские части, готовые по мановению его руки ринуться в бой. В тот момент он не переодевался в женское платье. Вряд ли он устраивал такой маскарад и через несколько дней в Гатчине, когда окончательно бежал прочь от «театра революционных действий». Но его растерянность и бессилие в те дни очевидны.

Читать:  Суп графа Румфорда. Популярный рецепт XVII-XlX веков придумал английский шпион

В 14:35 Троцкий открыл экстренное заседание Петросовета словами: «От имени Военно-революционного комитета объявляю, что Временного правительства больше не существует». Сообщив, что Предпарламент распущен, а узловые пункты города заняты войсками ВРК, он передал слово Ленину. Встреченный овацией, лидер большевиков произнес: «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась». Ленин заявил, что «у нас будет советское правительство», цель которого — «немедленно закончить войну», передать помещичью землю крестьянам, а контроль над производством — рабочим. Эту резолюцию победившей партии на следующую ночь принял и II съезд Советов… В 21:40 крейсер «Аврора» произвел легендарный холостой выстрел — это был сигнал к началу штурма дворца, который оказался почти бескровным.

ВСЕРЬЕЗ И НАДОЛГО?

Мало кто тогда понимал, что Ленин и его соратники пришли всерьез и надолго. Мало кто — даже среди большевиков — верил, что можно выстроить политическую систему на основе одной-единственной партии. Но… выборы в Советы и Учредительное собрание показали, что в крупных промышленных городах и в армии большевикам доверяют. Главной проблемой для «строителей нового мира» стали даже не белые армии (сравнительно слабые), а крестьянство, которое никак не хотело отказываться от «частной собственности» на средства производства… Под этим знаком и прошли следующие 10 лет нашей истории.

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анатолий К.
Анатолий К.
1 месяц назад
  • Пересказ с мифами советского агитпропа! За исключением штурма Зимнего дворца.
Дмитрий
Дмитрий
1 месяц назад

“меньшевики во главе с любимцем публики, блестящим оратором Александром Керенским. Освободили всех политзаключенных, из эмиграции вернулись Ленин, Петр Кропоткин и Лев Троцкий. Ленин сразу же попытался встряхнуть свою партию — большевиков — и превратить ее в боевую оппозицию”
Это всё, что нужно помнить сторонникам либерального отношения к “пятой колонне”