Как президент Мексики Фелипе Кальдерон боролся с наркокартелями – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Как президент Мексики Фелипе Кальдерон боролся с наркокартелями

Мексика – страна, фактически контролируемая наркокартелями, и с каждым годом ситуация становится только хуже. В 2006 году президент Фелипе Кальдерон пообещал восстановить в своём отечестве мир и порядок и начал бескомпромиссную борьбу с наркоторговлей силами полиции и регулярной армии. Увы, новый президент не рассчитал силы. Благое намерение вылилось в чудовищную волну противодействия.

Цена закручивания гаек

Устранение больших боссов привело к тому, что некогда крупные картели без лидера превратились в свору сорвавшихся с поводка разобщённых группировок, которые начали захватывать новые регионы Эстадос Унидос Мексиканос. Стремительно заматеревшее поколение новых криминальных авторитетов развязало войну за территории, которая нередко перерастала в перестрелки посреди крупных городов. Всплеск насилия, последовавший за войной с наркотиками, навлёк бурю гнева на правительство и правоохранителей.

Как ни парадоксально, но по мере ужесточения методов картелей правительство становилось всё более лояльным к теневым баронам. Бандиты опытным путём выясняли, как далеко власти позволят им зайти, и не планировали останавливаться на достигнутом. А страдал, как водится, народ.

Люди начали бояться заводить собственное дело, потому что картели неизбежно начнут вымогать у них деньги. Отказ от «сотрудничества» равносилен смертному приговору. Впрочем, у наркобоевиков и без того достаточно рычагов давления на простого человека. Похищение с целью выкупа – излюбленная бизнес-стратегия картелей. Причём далеко не факт, что после передачи затребованной суммы несчастные родственники получат заложника невредимым. Многие жертвы похищений возвращались домой калеками. Или в пластиковых мешках.

Картель нового поколения

Сегодня наиболее страдающим от произвола картелей считается Мичоакан. Штат на западном побережье Мексики десятилетиями был полем битвы картелей, потому как открывал беспрепятственный выход к морю. Сегодня власть в нём сосредоточилась в руках картеля нового поколения Халиско (CJGN) и лично его лидера Эль Менчо, контролирующего все пути наркотрафика и 23 из 32 штатов Мексики. Управление по борьбе с наркотиками США считает Халиско, самым жестоким картелем в мире – список его зверств безграничен. На совести бойцов Эль Менчо кровь тысяч людей, в числе которых есть и стражи порядка. В октябре 2019 года 30 боевиков CJGN расстреляли из крупнокалиберного оружия полицейскую колонну, в результате чего 13 офицеров погибли и девять оказались на больничной койке. Четырьмя годами ранее мафиози организовали аналогичную засаду, в которой погибли 15 полицейских. Им также приписывается расчленение семи человек и повешение девяти трупов на опорах моста.

Читать:  Армяно-Азербайджанские конфликты

Всего за годы войны с картелями погибло и пропало без вести более 200 тысяч человек. Мексика настолько привыкла к бесчинствам, что трупы и отрезанные части тел, разбросанные на улицах, начали вызывать у мирных жителей-не больше эмоций, чем брошенный на тротуар окурок.

Любая, даже поверхностная связь с наркокартелем может стоить жизни. Но есть и такие счастливчики, которым удалось побывать в самом потаённом нутре криминального мира – и вернуться к нормальной жизни. Если бегство из родного города и существование в постоянном страхе можно считать нормальным.

«Я догадывался, на кого работаю»

В 2019 году 28-летний мексиканец, по понятным причинам пожелавший сохранить настоящее имя в тайне, в интервью британскому новостному агентству ВВС поделился подробностями своей работы на картель. В какой-то степени парню – назовём его Диего – повезло: его род деятельности помог ему максимально дистанцироваться от криминала как такового, но от общения с первоисточником беспорядков это мало спасало.

«Если честно, я догадался, на кого работаю, в тот момент, когда впервые увидел в офисе своих боссов с мешками наличных». Что такое наркокартели и почему от них стоит держаться подальше, парень знал с детства. Самих боёв он не застал, но трупы на улицах видел регулярно: «Первый раз это шокировало, но потом, к сожалению, я к этому привык. Сегодня это кажется ужасным – насколько это жестокое насилие стало частью нашей повседневной жизни», – говорит Диего.

Читать:  Синьхайская революция

Впервые парень лично столкнулся с членами картеля, когда начал ходить по ночным клубам. Опыт был не из приятных: один из вышибал завил, что Диего стащил стакан выпивки со стола босса и приказал больше не показываться в заведении. Бедняга так перепугался, что сбежал в ту же минуту. Этот страх он запомнил надолго, но донёсшийся из прекрасного далека шелест купюр пересилил осторожность.

У всего есть цена

Когда пришло время выбирать профессию, парень решил стать маркетологом, посчитав, что это обеспечит ему безбедную жизнь. Отучившись, он устроился на работу в крупный журнал и довольно быстро сделал себе имя. На пробивного парня обратил внимание сотрудник преуспевающего агентства, предложив Диего заняться рекламой сети баров и ресторанов. Заманчивое предложение, но парень заподозрил, что заведения принадлежали картелям и служили для отмывания денег. Он колебался, но, как говорится, подкупить можно каждого – главное знать цену. Гонорар в $1300 за выходные сделал своё дело, при том что минимальная зарплата в Мексике составляла $5 в день.

Дела быстро пошли в гору. Диего наслаждался красивой жизнью, пристрастился к девушкам и вечеринкам. Парень не имел дел непосредственно с людьми из картеля, пока один из боссов не появился на пороге его офиса. Босс предложил маркетологу заняться организацией концертов исполнителей корридо. Это популярный в Мексике жанр народной баллады, изначально служивший гласом угнетённых масс. С укреплением власти картелей мафиозные лидеры начали приплачивать певцам, чтобы те воспевали их заслуги, и постепенно сформировался отдельный жанр «наркокорридо», романтизирующий бандитский образ жизни. Как и всё, к чему прикасаются картели, дело это стало довольно опасным: бывали случаи, когда группировки убивали певцов за то, что они пели «не о тех». «Мне сразу показалось, что доверять ему не стоит», – признался Диего, но отказаться он не мог.

Читать:  Берлинский кризис 1961 года

Вырваться, пока не поздно

Обычно концерты проходили на отдалённых фермах в присутствии вооружённой до зубов охраны, но собирали по 30 тысяч зрителей. «Я не чувствовал себя в безопасности – впервые я всерьез опасался за свою жизнь. Потому что никогда не известно, когда вдруг возникнут ли члены конкурирующего картеля и начнется перестрелка. Или вооруженная полиция заявится», – вспоминает Диего. В новой должности он стал всё чаще общаться с боссами группировок: ездить с ними на одной машине, отдыхать в барах и на виллах. Но радости новое общение не приносило. Парню приходилось взвешивать каждое своё слово, он начал всерьез опасаться за свою дальнейшую судьбу. Он знал, что, если хоть раз попросит работодателей об услуге, уже никогда не сможет выйти из дела. И начальники почуяли его слабость.

Спустя восемь месяцев Диего позвонил босс с вопросом, хочет ли тот ещё на них работать. Собрав всю смелость в кулак, парень признался, что нет. К своему удивлению, в ответ он услышал лишь пожелание удачи, но даже оно прозвучало угрожающе. Его личный компьютер и фотоаппарат остались в офисе, но парень так и не рискнул их забрать.

Через несколько месяцев Диего уехал из родного города, радуясь лишь тому, что легко отделался и что связь с картелем не затронула его близких.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии